Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Story

#Политика

Одно из распространенных экономических заблуждений гласит, что прибыли выгоднее убытков

21.05.2007 | Асмуссен Лина | № 15 от 21 мая 2007 года

Одно из распространенных экономических заблуждений гласит, что прибыли выгоднее убытков. Американский финансист Стивен Файнберг вот уже 15 лет с блеском доказывает обратное. В последние дни его коллекция убыточных предприятий пополнилась славным именем Chrysler.


Как известно, зал биржи в современном мире подчас выполняет функции театра военных действий. Тем не менее общественное мнение редко всерьез интересуется подробностями развития международных финансовых рынков, поскольку это все же слишком специальная материя. Но бывают моменты, когда гладкая поверхность биржевых сводок на короткое время приходит в движение, обнаруживая обилие подводных течений и драматических сюжетов. На днях концерн DaimlerChrysler собрался избавиться от своей второй, американской, составляющей — и спровоцировал тем самым именно такое волнение, которое вынесло на поверхность финансовых новостей одну цифру — 5,5 млрд евро и одно название — Cerberus Capital Management.

— Час Собаки —

Как только речь заходит о таких фирмах, как Cerberus, даже самая либеральная деловая пресса легко впадает в неодобрительный тон. Таким обычно говорят о нелюбимых родственниках, которых не принято приглашать на дни рождения и прочие семейные праздники. В англоязычной прессе Cerberus et al. любят называть стаей пираний, в немецко-язычной — саранчой. И во всем мире — стервятниками1 . Видимо, не желая нарушать зоологический ассоциативный ряд, основатель фирмы Cerberus Capital Management Стив Файнберг дал ей мифологическое имя трехголового адского пса. Сам Файнберг, как говорят, утверждает, что никаких мрачных или угрожающих ассоциаций у него не было, он просто хотел как-то образно зафиксировать для истории тот факт, что у фирмы было трое директоров (двое — сам Стив Файнберг и Уильям Рихтер, имя «третьей головы Цербера» почему-то никогда не упоминается).

«Главная голова Цербера»: Стив Файнберг

Родился 29 марта 1960 года в Спринг-Вэлли, Нью-Йорк. Учился в Принстоне по специальности политология до 1982 года. Офицер запаса. Начал биржевую карьеру в инвестиционной компании Drexel Burnham Lambert, которая по структуре чемто напоминала будущий Cerberus. Основал Cerberus в 1992 году. Несмотря на сверхдоходы, называет себя blue collar (то есть «синий воротничок» — рабочий). Живет в Нью-Йорке, на Манхэттене, неподалеку от собственного офиса. Имеет жену и трех дочерей. Увлечения: мотоциклы HarleyDavidson, охота, шахматы, лыжи. Политические пристрастия: имя супругов Файнберг регулярно появляется в списках жертвователей в пользу партии республиканцев — в прошлую предвыборную кампанию семья в общей сложности пожертвовала больше $100 тысяч. 

«Стервятники»


Хеджевые фонды, которые инвестируют в фирмы, оказавшиеся на пороге банкротства, скупая акции или выкупая кредиты. Возникли в США и Англии. Большая часть ныне действующих «фондов-стервятников» были созданы в конце 80-х — начале 90-х. В настоящее время это практически исключительно американские фирмы, самые известные среди них: Cerberus, Citadel, Oaktree, Lone Star, Apollo, Fortress. При реструктуризации предприятий опираются либо на собственные банки (как Cerberus), либо на специализированные инвестиционные банки (например, Houlihan Lokey Howard & Zukin или Close Brothers). В Германии таким банком является Deutsche Bank. Иногда такие инвестиционные фонды скупают долги не только конкретных фирм, но и целых стран. Самый известный случай — несколько «фондов-стервятников» скупили значительную часть государственных долговых обязательств Аргентины (в некоторых случаях — за 20% начальной цены) и предъявили их к оплате после начала финансового кризиса. Один из участвовавших фондов — Dart Container Corporation — заработал таким образом $700 млн. 

Впрочем, что Файнберг говорил и чего не говорил, все равно мало кому достоверно известно, потому что он относится к числу тех финансовых магнатов, для которых конфиденциальность уже давно перестала быть просто деловой стратегией и превратилась в самостоятельную ценность. Что и понятно — в противном случае ему не удалось бы достичь того, что, основанный в 1992 году, к сегодняшнему дню Cerberus превратился в одного из самых влиятельных и прибыльных «глобальных инвесторов» США.

Cerberus — инвестиционный фонд особого рода. Особенность его инвестиций заключается в том, что все фирмы, входящие в портфолио фонда, изначально, как бы это сказать, нездоровые.

Язык мировой экономики вообще-то иногда подозрительно напоминает язык медицины, можно подумать, что деньги и товары находятся в постоянном болезненном процессе. В английском и немецком языках эта взаимосвязь гораздо более наглядна, чем в русском. Там на газетных страницах, посвященных финансам, речь постоянно идет о том, что курсы «лихорадит», валюта «выздоравливает» или «чахнет», биржа периодически испытывает «приступы слабости» или, наоборот, «возвращает себе стабильную форму». Так вот Cerberus интересуется только теми фирмами, у которых что-то не в порядке со здоровьем. А так как в наше время даже очень успешные и на первый взгляд преуспевающие фирмы могут находиться в пяти шагах от банкротства, то поле деятельности у Cerberus богатейшее. Неправильная структура инвестиций, неэффективные кредиты, плохая рекламная стратегия — все это регулярно поставляет фонду очередные объекты. Аналитики фирмы вступают в переговоры с менеджментом «больного» и пытаются выторговать самые выгодные условия в обмен на инвестиции. Часто речь идет не об акциях, а о так называемых «гнилых» кредитах. Кредитах, которые вызывают у банка неприятные ощущения — так как вернуть их будет, очевидно, сложно. Тогда-то и наступает час Cerberus. Он выкупает акции или кредиты у банка или любого другого заимодавца и, пользуясь полученным влиянием, начинает активно вмешиваться в деятельность фирмы-должника.

— Минус на минус дает плюс —

Таким образом, изначально портфель фонда состоит, образно говоря, из сплошных проблем. Понятно, что большой любви такая фирма вызвать не может. Одно то, что Cerberus проявляет интерес к той или иной марке, может служить предвестником грядущих неприятностей. Потому что — и в этом особенность фирмы Стива Файнберга — Cerberus довел свой бизнес до большого совершенства, в частности, беря на работу высококлассных финансовых аналитиков и специалистов из разных областей экономики. Которые зачастую разбираются в конъюнктуре и положении дел в конкретной фирме даже лучше, чем ее собственное руководство. Среди сотни с лишним менеджеров фонда есть и бывший министр финансов США Джон Сноу, и бывший вице-президент страны Дэн Куэйл. Разумеется, ценят их не только за профессиональную компетентность, но и за представительские таланты. Кто-то должен противостоять имиджу пираний и саранчи. (В Германии одним из консультантов Cerberus является бывший министр обороны, социал-демократ Рудольф Шарпинг.)

Там, где традиционные инвесторы-стервятники просто ждали, когда на рынке всплывет очередной кандидат в банкроты, Cerberus действует гораздо более агрессивно, буквально выслеживая в балансовых отчетах и курсовых графиках признаки возможного кризиса и выясняя, где что плохо лежит. Вот оказалось, что в данный момент плохо лежит Chrysler. Cerberus покупка обойдется примерно в 5,5 млрд евро2. Chrysler — на первых порах сокращает 13 тысяч рабочих мест. Потому что превращение минуса в плюс происходит, разумеется, в первую очередь за счет числа рабочих мест и упрощения структур.

Кстати, а почему такой «перестройкой» не занимается само руководство фирм или управляющие кредитующих банков? В отличие от «стервятников», они боятся потерять лицо, заработать славу бессовестных охотников за прибылью, безродных космополитов, которым наплевать на отечественные рабочие места и так далее, и тому подобное. Кроме того, грамотная реструктуризация любого нерентабельного предприятия требует массы свободных средств, довольно большого опыта и глубоких познаний в каждой специфической отрасли. Гораздо проще продать «нехороший» кредит (или «нехорошие» акции) за полцены, а то и за одну пятую. И спать спокойно. Вернее, инвестировать дальше — в то, что сегодня кажется менее рискованным. Завтра будет видно.

Cerberus собирает тех самых специалистов, которых напускает на каждого вновь приобретенного кандидата в банкроты. Кстати, именно поэтому среди менеджеров, работающих на Cerberus, много людей уже немолодых. Несмотря на то что самому отцу-основателю Стиву Файнбергу недавно исполнилось лишь 47 лет, он не стремится окружить себя молодыми, динамичными и честолюбивыми коллегами. Потому что в том деле, которым он занят, опыт часто важнее боевого задора.

Еще одна особенность Cerberus в том, что фонд не стремится как можно скорее избавиться от своих новых приобретений, распродавая их по частям. Хотя именно так и поступают традиционные «стервятники». Cerberus же действительно работает с купленными фирмами долгосрочно и сохраняет многие из них в своем портфеле. Таким образом, за 15 лет своего существования Cerberus получил контроль над 50 фирмами со всего мира, в которых работают 250 тысяч человек. Совокупный годовой оборот «портфельных» фирм Cerberus — $60 млрд. Это, между прочим, больше, чем у Coca-Cola или McDonald’s. Одной из самых прибыльных отраслей традиционно остается недвижимость. В одной только Германии Cerberus за последние годы купил около 100 тысяч квартир, которые оказались неприбыльными после воссоединения Запада и Востока. Кроме этого, в пакете фонда сегодня есть и банки, и армейская логистика, и автомобильная промышленность, и сеть супермаркетов, и авиация, и автомобильный прокат, и бумажная промышленность, и радиостанции, и телевизионные каналы, и спортивная одежда, и даже производство оружия. Все это марки, которые когда-то были самостоятельными, а теперь подчиняются в большей или меньшей степени Cerberus. Между прочим, годовая прибыль от акций фонда составляет обычно от 15 до 22%. Разумеется, при такой рентабельности у фонда нет недостатка во вкладчиках, как частных, так и корпоративных. Например, некоторые американские пенсионные кассы оборачивают и приумножают свои деньги именно через Cerberus. Гонорары и заработки сотрудников фонда также напрямую зависят от прибыли. Личный годовой доход Стива Файнберга, к примеру, в прошлом году достиг $50 млн. (Впрочем, он уже в 1999 году, через семь лет после создания Cerberus, заработал свои первые $250 млн и вошел в число самых богатых американцев моложе сорока лет.)

— Бесшумные инвесторы —

Финансовые рынки вообще дело тонкое и хрупкое. А рынок банкротств — особенно. Цена акций при определенных условиях зависит от слухов больше, чем от реального положения дел. Одно неосторожное слово или не вовремя озвученное намерение может сорвать даже очень крупную сделку или ухудшить ее стартовые условия. Сам факт, что Cerberus интересуется той или иной фирмой, может вызвать повышенный ажиотаж среди конкурентов и повысить цену. Поэтому в Cerberus, как уже говорилось выше, не просто ценят конфиденциальность, но уже давно превратили ее в своего рода культ. Так, например, известие о том, что Cerberus стал новым главным акционером Chrysler, попало в прессу лишь после полного окончания всех переговоров, хотя шли они давно и в них принимало участие немало народу со всех сторон. Скромность сотрудников фирмы граничит с анонимностью. До недавних пор у Cerberus даже не было страницы в интернете. Сейчас страница появилась, но сказать, что она изобилует информацией, было бы большим преувеличением. Адрес головного офиса, разумеется, известен, но известно и то, что сам Файнберг сидит в кабинете без таблички на двери. Кроме того, за всю свою жизнь он, кажется, не дал ни одного интервью. Один из его бывших соучеников по колледжу, правда, сказал как-то, что Файнберг просто не любит медийного внимания и не относится к числу тех мультимиллионеров, которые счастливы тогда, когда их богатство заметно не только ближайшим соседям, но видно даже с Марса. Файнберг предпочитает ездить на обычном автомобиле и пить чешское пиво, а не французское шампанское. Говорят, что он совершенно типичный трудоголик и, приглашая коллег на деловой ужин, после его окончания отправляется обратно в офис. Где его ожидает карта мира, на которой точками обозначены места присутствия фирм, находящихся под управлением Cerberus.

____________________________
1 «Фонды-стервятники», vulture funds.
2 Оговоренная цена пакета 80,1% акций.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.