Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Юбилей

Шампанского, господа, Зимний взят!

11.11.2017 | Наталья Шкуренок

100-летие Октября чиновники и общественники Санкт-Петербурга отметили в Эрмитаже «революционной» экскурсией и банкетом
867587-11.jpg
Государственный Эрмитаж и радиостанция «Эхо Петербурга» компенсировали отсутствие широкомасштабных и общенародных празднеств в честь 100-летия Октябрьской революции своим, внутренним дворцовым праздником. Юбилейное торжество состоялось вечером 9 ноября.

Его гостям предложили пройти тем самым революционным маршрутом, которым ровно 100 лет назад по Зимнему дворцу прошел небольшой отряд во главе с Антоновым-Овсеенко, арестовавший Временное правительство. Маршрут начинался от подъезда, который в разное время назывался то подъезд Его Императорского Величества, то Павловский, то Театральный. А после 25 октября 2917 года его стали именовать Октябрьским.

Как известно историкам, войти в Зимний дворец в те неспокойные переходные дни было проще простого — двери во дворец практически не охранялись и не закрывались, заходи, кто хочешь, бери, что хочешь. Чем и воспользовался отряд Антонова-Овсеенко — он взял Временное правительство: 100 лет назад небольшая группа большевиков спокойно поднялась по роскошной мраморной лестнице, прошла по портретной галерее и оказалась в той самой гостиной, где, согласной революционной мифологии, сидели министры-капиталисты Временного правительства. Их арест и стал пресловутым «штурмом Зимнего», которого на самом деле не было, но миф о котором был буквально вбит в головы всех советских людей фильмом «Октябрь».

867587-12.jpg

Сто лет спустя Октябрьский подъезд оказался наглухо закрыт (по музею просто так не погуляешь), и гостей пропускали через главные ворота со стороны Дворцовой площади. Картина напоминала кадры из фильма Эйзенштейна — площадь в сумерках, резные чугунные ворота… Вот только винтовок гостям не раздавали и у подходивших к воротам спрашивали приглашения. А приглашены были постоянные гости «Эха Петербурга» — политики, общественные деятели, депутаты Закса, журналисты, члены правительства города и другие популярные личности.

Начали с шампанского, которое подавали прямо в гардеробе. Вероятно, по ассоциации с революционными матросами и легендарными винными дворцовыми подвалами.

А затем небольшими группами гостей отправляли в путешествие по вечернему Эрмитажу — сначала к мраморной лестнице Октябрьского подъезда, затем по бывшей портретной галерее, где сейчас по стенам развешаны шпалеры. Все свободное пространство под потолком по случаю 100-летия революции заполнено теперь кумачовыми транспарантами с лозунгами.

867587-0.jpg

«Это, наверное, самый популярный лозунг сто лет назад — «Вернем Ленина Вильгельму»! — сказала экскурсовод, показывая на полотнище над головой. — Шпиономания — очень актуальная в то время тема, сторонники большевиков обвиняли членов царской семьи в предательстве в пользу Германии, а все противники Ленина, Троцкого и компании утверждали, что Ленин — германский шпион».

867587-10.jpg

Овеянные кумачом гости попадали в историческую гостиную с теми самыми часами, по революционной мифологии остановившимися в момент ареста Временного правительства. Несколько дней назад часы завели, сейчас они идут, что, по словам Михаила Пиотровского, директора Эрмитажа, вызвало в адрес музея поток «писем гнева». «Нам писали возмущенные граждане, что мы пытаемся вмешиваться в ход истории, поскольку часы якобы сами остановились в тот судьбоносный момент, — рассказал Пиотровский. — Ничего подобного, конечно же, не было, но мифы и легенды очень живучи».

«Нам писали возмущенные граждане, что мы пытаемся вмешиваться в ход истории, поскольку часы якобы сами остановились в тот судьбоносный момент»

867587-9.jpg
Центральным пунктом этого революционного путешествия стал Николаевский зал и примыкающие к нему галереи и лестницы: здесь до весны следующего года открыта выставка, посвященная 100-летию событий 1917 года. Для своей экспозиции Эрмитаж выбрал девиз «История создавалась здесь». Выставка приехала в Эрмитаж из Голландии, где она создавалась первоначально. Но там это была экспозиция, посвященная Первой мировой войне и царской семье Романовых в последние годы Российской империи. Эту тему, как сказал Михаил Пиотровский, европейцы знают гораздо больше, а трагедию семьи последнего императора европейский зритель воспринимает куда лучше, чем революционную неразбериху, в которой и сама Россия до сих пор понимает далеко не все. Но чтобы выставка соответствовала 100-летнему юбилею Октября, к голландскому варианту в стенах Эрмитажа добавили революционный колорит. Поэтому бо́льшая часть этой роскошной по оформлению экспозиции (выполнено голландским дизайн-бюро Caspar Conijn) заполнена изображениями, предметами, документами и видеозаписями, посвященными 1917 году до последних чисел октября. И только меньшая часть — событиям 25 октября. Но гигантское фото Ленина гордо реет на одной из стен Николаевского зала, протягивая свою руководящую и указующую руку в строну фотографии Николая Второго, печально сидящего на каком-то пеньке.

867587-6.jpg

Понятно, что революционный вечер в Эрмитаже просто не мог обойтись без выступлений и речей. На этот раз их заменила публичная беседа в стиле интервью, которое Виталий Дымарский взял у Михаила Пиотровского в Эрмитажном театре, куда гости собрались после экскурсии. В зале возникло оживление сначала от появления Алексея Венедиктова, но настоящий фурор вызвал Александр Невзоров — началась бурная фотосессия, которую прервал только спустившийся в зал Михаил Пиотровский.

Разговор начали с шутки о харрасменте в сфере культуры, продолжили — о разорении коллекции Эрмитажа после революции и о том, что искусство принадлежит народу. «И с этим ничего не поделаешь», — заметил директор.

«И вообще, революция — это маленький эпизод в истории Зимнего дворца, а Ленин стал известен только благодаря «черному пиару»

867587-4.jpg
Михаил Пиотровский рассказал, что духа революции в Зимнем дворце никогда не было и что музей в течение многих лет выбивал из дворца все, связанное с революцией. «И вообще, революция — это маленький эпизод в истории Зимнего дворца, а Ленин стал известен только благодаря «черному пиару», — заявил директор Эрмитажа. А в завершение короткого разговора Михаил Борисович сделал неожиданное заявление, что, по его мнению, творческая интеллигенция победила советскую власть, потому что сумела заставить власть делать то, что надо, и сохранила русскую культуру.

На этой оптимистической ноте гости поднялись и пошли выпить финальный бокал шампанского. Празднование столетия революции завершилось.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.