Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Column

#Политика

Мое одиночество

21.05.2007 | Ясина Ирина | № 15 от 21 мая 2007 года

На чай с Кондолизой Райс, госсекретарем США, в Москве были приглашены пять «представителей гражданского общества»: четверо мужчин1 и одна женщина — Ирина Ясина, бывший руководитель программ «Открытой России», а ныне руководитель Клуба региональной журналистики.

Мое одиночество


Удивительно чувствовать себя пессимистом и нытиком, когда окружающие лучатся оптимизмом. Так и произошло со мной на встрече с госпожой Кондолизой Райс. У всех дела идут хорошо, а мне все не так — Ходорковского никак не переведут в Москву, исполняя решение собственного Басманного суда. С делом Мананы Асламазян ситуация все хуже. В стране быстрыми темпами формируется образ внешнего и внутреннего врагов, призванных сплотить нацию, все никак не рожающую более мирной национальной идеи.

Не сильно приятно было оказаться в образе бабы-яги, которая всегда против. Получается, что все, кроме меня, — патриоты, рассказывающие высокой гостье про успехи в бизнесе, образовании, издании неподконтрольных Кремлю газет, а также будущее триумфальное преодоление оппозицией заветного 7-процентного барьера на выборах в Госдуму.

А я — нет. Совсем не патриот. Вижу проблемы и неделикатно об этом не помалкиваю.

Год назад перед встречей с ВВП в Санкт-Петербурге президенту Бушу тоже предложили нетрадиционное меню. Известных в мире правозащитников на встрече не было. Большинство приглашенных составляли совсем молодые гражданские активисты из регионов — осваивающие, правда, по преимуществу американские гранты.

В этот раз, похоже, стояла задача продемонстрировать Кремлю — а список формировало посольство США в Москве, — что российские оппозиционные настроения американцев не интересуют. Внешняя политика — вот в чем Путин не дождется уступок. Все так и произошло.

А что же мы — та самая «пятая колонна», как нас поименовал литературно образованный Владислав Сурков? Мы что же, действительно, не любим свое Отечество и подрываем его порядки, выпрашивая денежки за океаном. Нет, не так. Еще как любим. Только не зажмурившись от страха, а открыв глаза и помня заветы объявленного сумасшедшим Петра Чаадаева: не могу любить Родину с зажатым ртом и закрытыми глазами.

С удовольствием бы собирали пожертвования на борьбу за права человека и поддержку свободной прессы у наших отечественных неравнодушных богатых. Но — не у этих! И, представьте, не потому, что они все поголовно равнодушные, хотя таковых большинство. Но потому, что они все поголовно напуганные. Дать деньги реальным организациям реального гражданского общества — это все равно что послать приглашение в налоговую инспекцию: приходите, ребята, трясите, разносите в щепки бизнес. Дураков нет. Мейнстрим не тот. По-русски говоря, не плюй против ветра.

Сергей Доренко назвал моих компаньонов по встрече с Кондолизой Райс ручными пуделями. Я бы так не сказала. Они, конечно, достойны сравнения с более храбрыми и самостоятельными зверьками. Обязательно с очень хорошим нюхом.

А основное впечатление от чаепития в Девятинском переулке было такое: мы живем в разных странах. Причем не только с Кондолизой Райс — собственно, это было в «дано», но вот что поразительно, с мужчинами — участниками встречи прежде всего.

Как же славно иметь при себе розовые очки и — не слишком заботиться о репутации. Вместо нее — нюх.

____________________________
1 Константин Ремчуков, в прошлом советник алюминиевого короля Олега Дерипаски, а ныне владелец и главред «Независимой газеты», Леонид Гозман, зампред СПС, Андрей Кортунов, конфетный король и президент фонда «Новая Евразия», Игорь Юргенс, вице-президент «Ренессанс Капитал» и один из руководителей профсоюза олигархов РСПП.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.