Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Родное

#Политика

58-я статья УК — версия 3.0

28.05.2007 | Рыжков Владимир | № 16 от 28 мая 2007 года

58-я статья УК — версия 3.0. Лаврентий Берия любил повторять: «Враг народа не только тот, кто вредит, но и тот, кто сомневается в правильности линии партии». Новые поправки к российскому законодательству свидетельствуют: наследники товарища Берии живут и побеждают.

Владимир Рыжков
независимый депутат Госдумы

Не успел президент Путин в своем послании Федеральному собранию 26 апреля призвать депутатов и сенаторов «ускорить принятие поправок в законодательство, ужесточающих ответственность за экстремистские действия», как законодатели немедля ускорились — и поправки приняли! 16 мая состоялось первое чтение. Нет сомнений, что в ближайшее время закон будет принят и вступит в силу.

Формальных авторов четверо: бывший глава ФСБ Н. Ковалев («Единая Россия»), бывший член «Яблока», а ныне «единоросс» М. Емельянов, генерал Н. Безбородов («ЕР») и примкнувший к ним сын вождя ЛДПР (и лидер одноименной фракции) И. Лебедев. Правда, истинные авторы проекта не скрыты: как гласит пояснительная записка к законопроекту, он разработан «в соответствии с пунктом 8 перечня поручений президента Российской Федерации от 16 декабря 2006 года № Пр-2109 по вопросам противодействия экстремистской деятельности». Так нынче работает высший законодательный орган — по «поручениям» из Кремля!

Законопроект вносит изменения в целый ряд статей Уголовного, Уголовно-процессуального и Административного кодексов и резко ужесточает наказания за правонарушения «экстремистской направленности». Так, например, за участие в «массовых беспорядках», если последние будут сопряжены с «экстремистской деятельностью», будут теперь давать от 8 до 12 лет лишения свободы. За «хулиганство» по тем же мотивам — до 6 лет. Серьезно ужесточится наказание за «призывы к экстремистской деятельности либо ее публичное оправдание» — с 3 до 6 лет лишения свободы.

Само определение того, что есть «экстремистская деятельность», содержится в другом законе — «О противодействии экстремистской деятельности»1.

Наряду с абсолютно бесспорными определениями экстремизма, такими как «насильственное изменение основ конституционного строя», «создание незаконных вооруженных формирований», «терроризм», «разжигание национальной, религиозной и иной розни», «применение насилия в политических целях», закон содержит ряд крайне сомнительных формулировок. К примеру, к экстремистской деятельности отнесены «подрыв безопасности Российской Федерации», «публичная клевета» в отношении чиновника, если она доказана в суде, «осуществление массовых беспорядков» по экстремистским мотивам. Или, к примеру, «захват или присвоение властных полномочий». Именно в последнем обвинили и затем осудили молодых активистов запрещенной НБП — приравняв захват кабинета Зурабова и приемной администрации президента на Ильинке к «захвату власти и присвоению властных полномочий»! По этой логике к «захвату власти» можно приравнять, например, угон служебного лимузина, на котором катался большой начальник.

Закон опасен именно нечеткостью и размытостью понятий. Кто, к примеру, будет решать, что есть «подрыв безопасности РФ»? Или не является ли мирная акция протеста, незаконно запрещенная властями, «массовыми беспорядками»? Ведь именно так трактовали мирные акции протеста в апреле этого года правоохранительные органы — и суды пошли им навстречу!

Власти объявляют экстремистами всех, кто открыто выступает против их монополии на власть и на истину. Это возвращает нас во времена политического террора советских времен. При Сталине все противники вождя и даже сомневающиеся объявлялись «врагами народа», «контрреволюционерами». Как говаривал Лаврентий Берия: «Враг народа не только тот, кто вредит, но и тот, кто сомневается в правильности линии партии». Была и соответствующая статья УК — печально знаменитая 58-я, по которой миллионы были расстреляны, а десятки миллионов загремели в лагеря или были сосланы.

В брежневскую эпоху 58-ю заменили 70-я («антисоветская агитация и пропаганда»), 72-я («организованная деятельность, направленная на совершение особо опасных государственных преступлений, а равно участие в антисоветской организации») и 190-я часть 1 («распространение заведомо ложных измышлений, порочащих советский государственный и общественный строй»). В середине 70-х по этим статьям в лагерях СССР находились до 10 тысяч политзаключенных. Похоже, что теперь на смену «каэрам» и «антисоветчикам» могут прийти «экстремисты». Третья версия 58-й УК носит теперь номера 212, 213, 280 и ряд других — запомните их хорошенько.

__________

1 В последней редакции от 10 мая 2007 года.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.