Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Мнение

Пять проблем для двоих

08.11.2017 | Анатоль Ливен*

Сирия, Иран, КНДР, Украина и вопросы разоружения: с чем Путин поедет на встречу с Трампом

Набор ключевых тем, которые президенты России и США могут затронуть во время анонсированной встречи на саммите АТЭС во Вьетнаме на этой неделе, очевиден — это Сирия, Иран, КНДР, Украина и вопросы разоружения. В чем состоит российский подход и насколько тут вообще просматриваются возможности достижения компромисса с США — во многом стало понятно из недавней речи Путина перед экспертами клуба «Валдай» в Сочи, где довелось побывать и мне.

Разоружение и гонка вооружений. В кулуарах форума путинскую речь прозвали «Мюнхен-2» — не только за то, что она была наполнена жесткой критикой в адрес США. В ней содержалось и предостережение. Путин дал понять, что если США будут нарушать или не выполнять ключевые соглашения по разоружению (имея в виду предполагаемый выход США из Договора по ракетам средней и меньшей дальности — РСМД), то Россия не просто ответит «мгновенно и зеркально», как он выразился, но и разместит свои вооружения на более широких территориях**.

Ядерная сделка с Ираном. В этом вопросе, судя по тому, что говорил Путин, Россия избрала тактику «посидим и посмотрим». Вспомним: когда США и Иран договаривались по сворачиванию иранской ядерной программы, Москва эту программу продолжала поддерживать. А сейчас Россия ждет не столько того, какое решение по ядерной сделке с Ираном, которую хочет расторгнуть Трамп, примет Конгресс США, — она ждет, какую позицию займет Европа, которая сейчас не видит оснований что-то менять в договоренностях с Тегераном. Есть ощущение, что Россия не хочет выступать с инициативами по этому вопросу, брать на себя какую-то роль, опасаясь дрейфа ЕС в сторону США.

Ситуация на Востоке Украины. На «Валдае» в этом вопросе Путину напомнили позицию Запада: в том, что касается выполнения Минских соглашений, мяч находится на российской стороне. Путин парировал: нет, мяч находится на стороне Запада, потому что, согласно Минским договоренностям, Украина должна вести переговоры об автономии для Донбасса наряду с проведением реформы своей Конституции. А поскольку этого не происходит, демилитаризации Донбасса ожидать не приходится. Путин исходит из того, что украинское правительство слишком слабо, чтобы реально выполнить условия Минских соглашений. Именно поэтому Россия и поддержала предложение о введении в зону конфликта миротворцев ООН.

Сирия. Группировка ИГИЛ*** потерпела в последнее время ряд крупных военных поражений — как от России и ее союзников, так и от коалиции во главе с США. Вроде бы сейчас самое время обсудить какую-то новую мирную инициативу по Сирии, но это практически невозможно, покуда Америка угрожает атаковать или применить силу в отношении Ирана. При этом никакого давления на Россию по Сирии и режиму Асада не оказывается. Чего в итоге хочет Трамп, чего хотят американские военные — стратегия США в сирийском вопросе пока непонятна.

КНДР и ее ядерная программа. В этом вопросе общий интерес в том, чтобы кто-то — Россия, Китай, Евросоюз, ООН — выступил в роли посредника на переговорах по заключению реального мирного договора между Северной Кореей и США. Такого договора сейчас не существует. Причем этот вопрос в США не поднимался ни при демократах, ни при республиканцах. Я спрашивал в Сочи представителей России, считают ли они теоретически возможным заключение такого договора. Их ответ сводился к тому, что до того, как в Белый дом пришел Трамп, такая теоретическая возможность существовала, но теперь отпала даже она. А ведь заключение такого договора, который, по сути, давал бы северокорейскому режиму какие-то гарантии дальнейшего существования, могло бы произойти в обмен на отказ Северной Кореи от программы развития ядерного оружия. Если США не будут работать над этим, то другие страны и подавно не смогут повлиять на Пхеньян, весь доступный им набор инструментов сводится к экономическому давлению на КНДР.

Готовность Путина и Трампа встретиться на полях саммита АТЭС во Вьетнаме — хороший сигнал. Лишних встреч лидеров РФ и США вообще не бывает. Но станет ли результатом второй по счету встречи Путин–Трамп позитивное взаимодействие хотя бы по одному из выше перечисленных проблемных узлов — большой вопрос.

* Анатоль Ливен, британский политолог, профессор школы дипломатической службы Джорджтаунского университета в Катаре.

** Договор по РСМД, запретивший разработку, производство и развертывание ракет дальностью от 500 до 5500 км, был подписан лидерами СССР и США в 1987 году. Москва и Вашингтон уже несколько лет обвиняют друг друга в нарушении этого договора. Так, США утверждают, что Россия разрабатывает и даже развертывает крылатую ракету наземного базирования 9М729 для комплекса «Искандер» — аналог ракет «Калибр» для флота.

*** «Исламское государство», ИГИЛ, ИГ — организация, запрещенная в России как террористическая.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.