Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Деньги

#Суд и тюрьма

Пожарные меры

15.12.2009 | Алякринская Наталья | №45 от 14.12.09

Как борцы с огнем борются с бизнесом

140-30-01.jpg
В компании «Формика» основательно подготовились к повторной проверке

С пеной у крана. После трагедии в Перми, как и следовало ожидать, пожарные резко активизировались: в Москве закрывают «Уголок Дурова», ряд известных ночных клубов. Однако в спокойные времена активность пожарных имеет совсем иные формы, о которых хорошо знает отечественный малый бизнес. Своими знаниями предприниматели поделились с The New Times

Утром 18 ноября 2009 года московский предприниматель Илья Хандриков, как обычно, отправился к себе на предприятие в Сокольники. Вот уже 20 лет он руководит компанией «Формика», выпускающей спецодежду. Кризис основательно «прижал» его предприятие. За год обороты «Формики» упали в 2,5 раза, появились долги. В тот день Хандриков мучительно размышлял, как выбираться из ситуации. И тут в дверь его кабинета постучали. На пороге стоял инспектор пожарной службы Восточного административного округа столицы. Одетый с иголочки, молодой и красивый. «Ну что ж, — подумал Хандриков, — три года не приходили, пожалуй, пора». Он не слишком встревожился: инспектор Александр Алексеев вел себя подчеркнуто обходительно и сообщил, что должен провести плановую проверку, а также проконсультировать по поводу нового противопожарного регламента, который скоро вступает в силу. Хандриков даже обрадовался: «Выявят нарушения — исправим, заодно будем в курсе новых правил», — подумал он.

Испытание без огня

Инспектор пробыл на предприятии несколько часов, обошел все помещения и что-то подробно записывал. А потом оглушил предпринимателя вердиктом: «Выявлены многочисленные нарушения. Вынужден вас оштрафовать». После чего озаботился: «Как у вас с деньгами?» — «Кризис, долги», — пожаловался Илья. Тогда инспектор гуманно поинтересовался, хватит ли компании трех месяцев на исправление нарушений. «Конечно! — обрадовался бизнесмен. — За это время все приведем в порядок». Инспектор выписал штраф 1 тыс. рублей и многословное предписание, из которого следовало: в течение трех месяцев директор должен устранить нарушения. 
А через неделю предпринимателя неожиданно вызвали в суд. Впрочем, Илья шел туда спокойно: большую часть нарушений он уже успел устранить. Но то, что произошло в зале суда, до сих пор не укладывается у него в голове: «Приостановить деятельность ЗАО «Формика» на 30 суток… — ловил он обрывки фраз судьи, — …обеспечить исполнение наказания путем наложения пломб, опечатывания помещений и отключения электроэнергии». И это оказался еще «мягкий» вариант: пожарные просили суд закрыть компанию на три месяца, ссылаясь на то, что в кризис бизнесу трудно выкроить средства на противопожарные мероприятия.
«Месяц простоя в кризис — это несколько миллионов рублей убытков, срыв контрактов, невыплата зарплаты работникам, — перечисляет Хандриков. — Иными словами, банкротство компании». Будь Хандриков рядовым бизнесменом, в такой ситуации дело вряд ли дошло бы до суда: проблема, очевидно, решилась бы известным способом — через кошелек. Но будучи главой Всероссийского движения предпринимателей «За честный рынок», Илья решил защищаться легальными способами. Он успел подать кассационную жалобу, тем самым приостановив решение суда и оградив предприятие от закрытия.

Ни дать ни взять

По мнению предпринимателей, опрошенных The New Times, именно пожарная служба изо всех проверяющих инстанций является наиболее всесильной.* * По данным ОПОРы России, чаще всего с проверками на малые предприятия приходят пожарные и налоговики. Дело в том, что выявленные огнеборцами серьезные нарушения имеют право устранять только лицензированные организации. Им дано право определять, к примеру, категории пожароопасности помещения или измерять сопротивление в электросети. «Подобные коммерческие структуры, как правило, аффилированы с окружными пожарными инспекциями, — объясняет Илья Хандриков. — Очень часто их возглавляют близкие высокопоставленных пожарных, например, их жены: это подтверждает опыт предпринимателей, обращавшихся за консультацией в оргкомитет нашего движения. Таким образом, инспекторам не нужно брать прямые взятки: для того чтобы их семьи заработали, им достаточно просто увеличить объемы претензий».
Зная об этом, Илья привлек (за приемлемую плату) специализированную структуру из соседнего округа: она быстро помогла устранить все недочеты. «За неделю, — глава «Формики» демонстрирует корреспондентам The New Times свои достижения, — мы освободили проходы, испытали пожарные краны, замерили сопротивление, определили категории пожароопасности, покрыли стены негорючим лаком». Обо всем этом Хандриков поспешил уведомить управление пожарного надзора Восточного округа и попросил провести повторную проверку, ведь без нее над предприятием будет висеть угроза закрытия. «Любые повторные проверки должен санкционировать суд», — ответили бизнесмену, сославшись на Федеральный закон № 294.* * Закон «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля» подписан президентом РФ 26 декабря 2008 года. Согласно ему, плановая проверка малого предприятия может проводиться лишь один раз в три года. «Непонятно, чем недоволен предприниматель: ведь нарушения имели место, иначе он не стал бы ничего исправлять, — заявил The New Times один из руководителей 1-го райотдела пожарной инспекции МЧС по Восточному административному округу Москвы. — Другой вопрос, как скоро мы сможем проверить его повторно. В соответствии с 294-м законом, у нас нет оснований для проведения повторной проверки. Пусть бизнесмен пишет ходатайство в Преображенский суд, и мы гарантируем, что придем с повторной проверкой через 3–4 дня».
Правомерность этого подтвердил The New Times и Андрей Шубин, руководитель Центра правовой экспертизы и проблем предпринимательства ОПОРы России: повторная внеплановая проверка, согласно закону, может проводиться только по истечении срока, данного судом для устранения нарушений. Если же предприниматель хочет досрочно прекратить наказание, он должен обратиться в суд с просьбой проверить самого себя. Таким образом, закон, призванный защитить малый бизнес от административного произвола, сыграл с бизнесом злую шутку.

Противогаз в законе

«Изначально проект 294-го закона предусматривал прямую ответственность бюджета и чиновника перед предпринимателем за нарушение его прав, — заявил The New Times один из авторов законопроекта, депутат Госдумы Иван Грачев. — Но этот пункт, который я предлагал, в окончательный вариант закона, подготовленный правительством, не вошел. В результате чиновник, закрывая предприятие или арестовывая его счета, не несет за это никакой ответственности, даже если суд выяснит, что чиновник был неправ. К тому же по-прежнему существует право на внеплановые проверки».
140-30-02.jpg
Предприниматель Илья Хандриков
сегодня работает в условиях,
приближенных к боевым
Когда внеплановая проверка выгодна чиновнику, пожарные и другие проверяющие инстанции без промедления ее инициируют, не стесняясь в средствах. По словам Алексея Третьякова, председателя Санкт-Петербургской ассоциации малого бизнеса в сфере потребительского рынка, сегодня питерская прокуратура отменяет до трети внеочередных проверок, поскольку они оказываются откровенно инспирированными: «К примеру, районная пожарная инспекция просит провести проверку предприятия по заявлению некоего гражданина. Прокуратура начинает его искать, но выясняется, что человека с такими именем и фамилией не существует». С самим Алексеем Третьяковым произошел анекдотичный случай: пожарные попытались оштрафовать его на 40 тыс. рублей за то, что продавцы его фирмы, торгующей в розницу продуктами питания, работали... не имея при себе противогазов. Третьяков предал историю с противогазами огласке, дойдя до президента Торгово-промышленной палаты РФ Евгения Примакова. Однако у большинства предпринимателей такой возможности нет. «К сожалению, выживаемость малого бизнеса зависит не от того, насколько он экономически эффективен и соблюдает законодательство, — констатирует Третьяков. — Главный вопрос: подружился ли ты с местным чиновником». Он не исключает, что хозяева сгоревшего клуба в Перми были как раз из числа «подружившихся». У пожарных на сей счет свое мнение: «Предприниматели вешают на нас всех собак. Но мы, между прочим, указываем на реальные недостатки. А если их не исправляют, получается так, как в Перми», — защищает коллег собеседник The New Times из пожарной инспекции Восточного округа Москвы.
Яна Яковлева, председатель некоммерческого партнерства «Бизнес-солидарность» полагает, что виноваты обе стороны: «Закон о пожарной безопасности для предпринимателей неисполним — он нечеткий и непрозрачный. Кроме того, пожарные службы постоянно выпускают новые нормативные акты, и ты никогда не знаешь, какую претензию тебе предъявят в следующий раз. А предприниматель, проектируя помещение под бизнес, знает, что все равно оно не будет соответствовать пожарным требованиям. Естественно, когда приходят с проверкой, он уже готов дать взятку».
Яковлева полагает: чтобы не вводить в искушение обе стороны конфликта, необходимо сделать противопожарные законы предельно конкретными. А пока, как показывает опыт Ильи Хандрикова и Алексея Третьякова, на каждого строптивого предпринимателя в России найдется свой пожарный и свой противогаз.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.