Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Культура

#Политика

Минимализм и правда жизни, гротеск и саспенс

04.06.2007 | Хлюстова Наталия | № 17 от 4 июня 2007 года

The New Times рассказывает о фильмах, которые были награждены на самом престижном кинофоруме мира — фестивале в Каннах. Многие из них закуплены нашими прокатчиками. Зритель сможет вскоре увидеть фильмы-призеры на российских экранах.


1. «Траурный лес», режиссер Наоми Кавасе. Гран-при.
Канны не могли себе позволить обойти наградами азиатское кино — поэтому дали второй по значимости приз своей давней любимице. Японка Наоми Кавасе — одна из немногих в Азии режиссеров-женщин, способных всерьез конкурировать с сильным полом: практически все ее предыдущие фильмы в том или ином виде попадали на главный фестиваль мира. «Траурный лес» вдобавок напоминает «Легенду о Нарайяме», шедевр великого земляка Кавасе, ныне покойного Сехея Имамуры, — за этот фильм он получил первую из двух своих «Золотых пальмовых ветвей». Итак, вновь зрителю представлен срез двух поколений: полубезумный старик из приюта и молодая застенчивая сиделка. Он похоронил тридцать три года назад жену, а она совсем недавно — сына-школьника. И вот вместе они попадают в магическое пространство, которое даст каждому из них возможность примирения с утратой: вечнозеленый лес Могари, траурный лес. Серьезная и местами напыщенная притча восхитила жюри, и результатом стал Гран-при.

2. «4 месяца, 3 недели и 2 дня», режиссер Кристиан Мунгиу. «Золотая пальмовая ветвь».
Поразительный фильм, которому удалось держаться во всех фестивальных рейтингах с первого дня фестиваля и до самого конца — причем на первом месте. Теперь Кристиана Мунгиу по праву назовут лидером новой волны румынского кино, захлестнувшей Канны еще два года назад. С тех пор Кристи Пуиу успел получить приз «Особый взгляд» за «Смерть господина Лазареску», Корнелиу Порумбою — «Золотую камеру» за «12:08 к востоку от Бухареста», а покойный Кристиан Немеску — еще один «Особый взгляд» за «Калифорнийские мечты». Минимализм и правда жизни, гротеск и саспенс, социальная проблематика и общечеловеческие вопросы — все это сошлось в единое явление — фильм, который не может оставить зрителя равнодушным. Хотя тут никого не убивают, не преследуют, не мучают. Речь всего-то о подпольных абортах на закате эпохи Чаушеску и двух студентках, попавших в переплет. Французская пресса утверждает, что Мунгиу гений. Возможно, диагноз поставлен точно.

3. «Изгнание», режиссер Андрей Звягинцев. «Малая золотая пальмовая ветвь» лучшему актеру — Константину Лавроненко.
Вторую картину Звягинцева, на которую каннские отборщики начали прицеливаться еще в момент победы «Возвращения» в Венеции, поставили на один из первых дней фестиваля. Обычно это мрачный знак: недаром все эксперты делали ставку не на «Изгнание», а на «Александру» Александра Сокурова. Эксперты просчитались. Не только Звягинцев с Лавроненко, но и показанный еще до «Изгнания», в самом начале, румынский фильм оказались в числе призеров. Объяснение найти нетрудно: жюри под председательством Стивена Фрирза старалось раздать награды молодежи, а не мэтрам. Есть основания предполагать, что почетнейшая «Малая пальма» для Константина Лавроненко была на самом деле формой поощрения фильма как такового. Все-таки в данном случае речь идет не об актерском бенефисе, а о цельной режиссерской работе, в которую Лавроненко вписывается как один из равноправных элементов. Тем не менее приятно осознавать, что строгие судьи оценили не только визуальный ряд «Изгнания», но и умение Звягинцева работать с актерами.

4. «Параноид-парк», режиссер Гас Ван Сэнт. Приз 60-го фестиваля.
Единственное исключение из правила, единственный ветеран и былой призер среди молодых и начинающих кинематографистов, между которыми в основном разошлись каннские награды. Гас Ван Сэнт стал фаворитом Канн с того момента, как радикально поменял стиль (кстати, под влиянием спиритуального коллеги из Венгрии Белы Тарра, чья новая картина тоже участвовала в конкурсе этого года) и представил в 2003-м на суд жюри «Слона», впоследствии награжденного сразу «Золотой пальмовой ветвью» и призом за режиссуру. «Параноид-парк» — американский модернизированный вариант сюжета, знакомого нам всем со средней школы по роману Достоевского. Тинейджер совершил убийство (правда, не по злому умыслу, а случайно) и решил не признаваться в содеянном. Рефлексия школьника, всю жизнь которого до сих пор составляли прогулки на скейтборде, передана в фильме точно и бесстрастно. Дополнительную эстетическую ценность новой картине Ван Сэнта придает виртуозная операторская работа Кристофера Дойла.

5. «Скафандр и бабочка», режиссер Джулиан Шнабель. Приз за режиссуру.
Один из режиссеров, «позаимствованных» Каннами с других фестивалей, бывший ньюйоркский живописец Джулиан Шнабель прославился фильмом «Пока не наступит ночь» с Хавьером Бардемом. В его следующей франкоязычной картине должен был сниматься Джонни Депп, но того затянул водоворот «Пиратов Карибского моря», и Шнабелю пришлось удовольствоваться скромным парижанином Матье Амальриком. Может, оно и к лучшему. Амальрик удивительно органичен в роли главного редактора журнала Elle, который после обширного инсульта оказался полностью (кроме века левого глаза) парализованным — но остался при этом в здравом уме и трезвой памяти. Диктуя букву за буквой своей сиделке, он написал целую книгу, которая стала во Франции бестселлером — и по которой поставлен «Скафандр и бабочка». Политкорректной умилительности в этом жестком, хотя и поэтичном фильме нет ни на грош, зато есть изобретательность, юмор и волшебная камера оператора Януша Каминского, в былые времена работавшего с самим Стивеном Спилбергом.

6. «Тайное солнце» Ли Чан Дона. «Малая золотая пальмовая ветвь» лучшей актрисе — Чон До Ен.
Режиссер Ли Чан Дон известен не только тем, что снял несколько лет назад нашумевший фильм «Оазис» — о любви мелкого хулигана к девушке с церебральным параличом, но и тем, что после сенсационного успеха этой картины на Венецианском фестивале был назначен министром культуры Южной Кореи. Покинув этот почетный пост, он тут же взялся за следующую картину, и ее отобрали уже в Канны. Что любопытно, результат почти аналогичный: за роль в «Оазисе» приз получила актриса Мун Со Ри, за роль в «Тайном солнце» — Чон До Ен. Ли Чан Дон знает, как надавить на нужные рычаги в зрительской душе, он мастер спекуляции. Его новая героиня теряет мужа, а затем и похищенного неизвестными сына. Сперва пытается обратиться за спасением к религии, затем начинает замечать чудаковатого соседа, явно в нее влюбленного… Кстати, награждение Чон До Ен можно рассматривать и в еще одном контексте. По профессии ее персонаж — преподаватель фортепиано, а любые фильмы на эту тему («Пианино», «Пианистка», «Пианист») в Каннах непременно награждают.

7. «На краю неба», режиссер Фатих Акин. Приз за сценарий.
После того как фильм «Головой о стену» заслуженно получил «Золотого медведя» на Берлинском фестивале, режиссер турецкого происхождения Фатих Акин (до того снимавший в основном непритязательные комедии) был негласно признан главной надеждой немецкого кино. Разумеется, Канны не могли не воспользоваться чужой находкой, и следующие фильмы Акина — сперва документальный, а теперь и игровой — оказались в их программе. «На краю неба» продолжает трилогию, начатую «Головой о стену»: режиссер дал ей название «Любовь, смерть и дьявол». Эта часть, соответственно, о смерти. Сюжет — под стать телесериалу. Университетский профессор из Германии пытается отыскать в Турции дочь проститутки, убитой в порыве страсти его отцом-пенсионером (ныне отбывающим срок в тюрьме). Меж тем та самая дочь, студентка-революционерка, бежит из Турции в Германию, где встречает другую студентку, в которую влюбляется. Единственное препятствие — консервативная мамаша-немка (ее играет Ханна Шигулла). Запутанно и концептуально. Поэтому наградили за сценарий. Больше не за что, фильм вполне рядовой.

8. «Персеполис» Марджаны Сатрапи и Венсана Паронно. Приз жюри.
Марджана Сатрапи родилась в Тегеране, в семье интеллигентов-либералов, ее дядя сидел в тюрьмах при нескольких режимах, а затем был расстрелян. Пережив в детстве исламскую революцию и войну с Ираком, Марджана была отправлена родителями на учебу в Вену. Затем вернулась в Иран, вышла замуж, развелась и эмигрировала вновь — уже в Париж и уже окончательно. Там она справедливо решила, что ее история составила бы увлекательную книгу… и эту книгу написала. Вернее, нарисовала. Автобиографические комиксы Сатрапи стали во Франции бестселлером, и тогда она решила попробовать силы в анимационном кино в соавторстве с начинающим аниматором Венсаном Паронно. Голоса героинь в ее мультфильмесогласились озвучить Катрин Денев, Даниель Дарье и Кьяра Мастроянни. В результате «Персеполис» имел в Каннах бешеный успех — иные эксперты даже прочили ему «Золотую пальмовую ветвь». И правда, стиль чернобелой наивной анимации, вдохновленной эстетикой немецкого экспрессионизма 1920-х годов, выглядит довольно оригинально.

9. «Тихий свет» Карлоса Рейгадаса. Приз жюри.
Мексиканский режиссер 1971 года рождения — молодая звезда авторского кино, открытая Каннским фестивалем. На него здесь делают ставку уже не впервые: предыдущие два фильма Карлоса Рейгадаса, «Японию» и «Битву на небесах», тоже показывали в Каннах. Новый фильм был признан всеми поклонниками Рейгадаса лучшим в его недлинной, но яркой карьере. Действие этой меланхоличной и очень неторопливой истории происходит в закрытой общине мексиканских сектантов-меннонитов. Сюжет — банальный любовный треугольник: женатый мужчина, отец семерых детей, влюбляется в мороженщицу из соседнего населенного пункта. История любви приводит к драме и неожиданному финалу, впрочем, явно позаимствованному из гениального фильма Карла Теодора Дрейера «Слово». Самое лучшее в этом фильме — пятиминутные сцены рассвета (в начале картины) и заката (в конце), снятые медленно движущейся камерой без единой монтажной склейки.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.