#Оборонка/анализ

Неинтересные «Сушки»

30.10.2017 | Александр Гольц, военный обозреватель The New Times

Почему Индия отворачивается от продукции российской оборонки

0_76987-2.jpg

Успешная торговля оружием давно и прочно заняла место в системе мифов Российского государства. Штатные пропагандисты регулярно рассказывают, как зарубежные покупатели записываются на годы вперед, чтобы закупиться непревзойденными отечественными самолетами и танками, ракетами и зенитными системами. И, ясное дело, желание приобрести что-нибудь «российское» особенно возрастает в результате побед нашего оружия в Сирии. При этом гордость успехами в сфере торговли оружием базируется исключительно на двух цифрах, кои раз в год сообщает госкорпорация «Рособоронэкспорт».

Цифра первая — общий объем продаж: в последние годы он составляет $13–15 млрд. А вторая — это некий «пакет» заказов, куда вписывают как реальные заказы, так и всевозможные соглашения о намерениях, — в сумме выходит около $50 млрд.

Мало того, любая информация о неудачах в этой сфере рассматривается, как враждебная пропаганда, а также попытка недобросовестной конкуренции.

Чем недовольны индусы

Именно в таком ключе в России отреагировали на статью, появившуюся на американском специализированном портале DefenceNews. В ней со ссылкой на неназванные источники сообщалось: руководство индийских ВВС настойчиво рекомендовало правительству отказаться от продолжения совместного с Россией проекта по разработке истребителя 5-го поколения.

В частности, военные авиаторы указывают на недостатки двигателя, в котором при ремонте нельзя заменить конкретный узел, не отправив весь мотор в Россию. Указывают также на недостаточную мощность, которая ниже обещанной. Кроме того, под вопрос поставлены российские стелс-технологии, то есть качество материалов, делающих самолет малозаметным для вражеских радаров.

«Рособоронэкспорт» немедленно выступил с суровым заявлением: дескать, «в настоящее время действует российско-индийское межправительственное соглашение, и есть обязательства, в соответствии с которыми совместный проект по созданию самолета реализуется сторонами по согласованным этапам и срокам».

ИНДИЙСКАЯ ПРЕССА МНОГО ПИСАЛА О ГЛАВНОЙ ПРЕТЕНЗИИ ДЕЛИ К ПРОЕКТУ РАЗРАБОТКИ СОВМЕСТНОГО С РОССИЕЙ ИСТРЕБИТЕЛЯ: МОСКВА-ДЕ НЕ ТОРОПИТСЯ ПЕРЕДАВАТЬ СВОИ ПРОИЗВОДСТВЕННЫЕ СЕКРЕТЫ

Проблема, однако, в том, что первый этап реализации 10-миллиардного контракта объявлен успешно завершенным еще несколько лет назад. А все последующее время официальный Дели раздумывает: продолжать его или нет.

Кстати, в том же подвешенном состоянии находятся другие миллиардные проекты: на производство 48 вертолетов Ми-17В-5 на сумму около $1,3 млрд, на поставку ВМС Индии четырех фрегатов проекта 11356, от четырех до шести дивизионов зенитных ракетных систем С-400 и десятилетнего лизинга второй атомной субмарины проекта 971 «Щука-Б».

Чересчур уникальный ВПК

Дело здесь не только и не столько в злокозненности конкурентов, хотя США и Франция успешно теснят Россию на индийском рынке: Вашингтон полностью захватил нишу продаж беспилотников, а Париж выиграл у России тендер на продажу сотни легких истребителей.

Представляется, что в Индии российские экспортеры вооружений столкнулись с двумя проблемами. Первая — это генеральная линия нынешнего индийского руководства. Главный лозунг — «Производи в Индии»: страна приобретает за рубежом лишь технологии, а изготовление военной техники ведется дома. Индийская пресса много писала о главной претензии Дели к проекту разработки совместного с Россией истребителя: Москва-де не торопится передавать свои производственные секреты.

В индийском тендере на легкий истребитель Россия была представлена МиГ- 35, который вообще не производился и не поставлялся в российские Вооруженные силы. Ведь с МиГ-29, который сейчас у нас стоит на вооружении, выходить на тендер было просто неприлично — ему уже 35 лет

Отечественная военная промышленность любит щегольнуть собственными «уникальными технологиями». Однако их уникальность — в том, что они основаны на мастерстве и особых качествах инженеров и рабочих. Речь идет о высокотехнологичном, но «индивидуальном», а не поточном производстве. Каждое изделие долго «доводится до ума». Именно поэтому для любого ремонта двигатели надо тащить на завод-производитель. Унифицировать такое производство, сделать его массовым не получается. Неслучайно китайцам, гениям в копировании, не удается наладить изготовление наших авиационных двигателей.

Другое дело — американские технологии, которые, как утверждают, легко переносятся на любую, в том числе и индийскую почву. Так, США предлагают построить под ключ в этой стране завод по производству истребителей.

Заделы СССР исчерпаны

Вторая, еще более серьезная, проблема — исчерпание советских проектов и «заделов», позволявших отечественному ОПК производить конкурентоспособную военную технику в течение двух десятилетий после исчезновения СССР.

В основе всех модификаций истребителей Су-30, Су-35, как ни крути, — Су-27, который взлетел почти 40 лет назад. Неслучайно в индийском тендере на легкий истребитель Россия была представлена МиГ-35, который вообще не производился и не поставлялся в российские Вооруженные силы. Ведь с МиГ-29, который сейчас у нас стоит на вооружении, выходить на тендер было просто неприлично — ему 35 лет.

Стоит ли удивляться тому, что индийцы остановили выбор на французском истребителе «Рафаль». Происходящее трудно объяснить нечестной конкуренцией. Просто при сужении рынка вооружений правила уже диктует покупатель. И если раньше Москва брала дешевизной продукции, то теперь потенциальные покупатели готовы заплатить больше, но только за вооружения, в которых использованы самые последние достижения революции в военном деле.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.