Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Родное

#Политика

Михаил Касьянов вновь заявил, что собирается баллотироваться в президенты России

04.06.2007 | Барабанов Илья | № 17 от 4 июня 2007 года

2 июня на съезде Народно-демократического союза Михаил Касьянов вновь заявил, что собирается баллотироваться в президенты России. Лидер национал-большевиков Эдуард Лимонов — один из тех, кто полагает: Касьянов — лучший кандидат от оппозиции.

Эдуард Лимонов —
Илье Барабанову

Я с самого начала поддерживал Михаила Касьянова. Не по причинам какой-то идейной близости. Вовсе нет. Причины абсолютно прагматичны: я абсолютно уверен, что у него больше шансов, чем у кого бы то ни было. На прошлых президентских выборах за Владимира Путина голосовали 48 с копейками миллионов избирателей. Мое впечатление — эти избиратели конформистски голосуют за определенное статус-кво, за то, что есть, за то, чтобы не было хуже. Это наиболее консервативная часть избирателей, и именно этих избирателей можно отобрать у господина Путина либо у его преемника, выдвигая бывшего премьера Касьянова.

И все-таки это довольно странно, когда лидер столь левой организации заявляет о своей поддержке лидера демократического НДС. Касьянов для Вас — это политический проект, творческий?
Это политический проект. Это проект победы — надо выиграть выборы. Мы должны победить именно сейчас, именно в этот период: с декабря 2007-го по март 2008-го. Надо добиться, чтобы был единый кандидат и единственный. Какими угодно способами — высмеивая всех остальных кандидатов, уговаривая, наезжая, как угодно. Но надо сделать так, чтобы один кандидат от оппозиции смог набрать в первом туре хотя бы второе количество голосов после ставленника Кремля. Во втором туре у кандидата от оппозиции будут огромные возможности, можно будет консолидировать самых пессимистических избирателей. У наших людей очень развит социальный пессимизм. Начинаем мыслить от динозавров и вперед еще на поколения: «Ничего не получится, зачем вообще что-либо делать». Но во втором туре даже эти люди все равно пойдут и будут голосовать, когда появится надежда на победу, свет в конце тоннеля.

Вы говорите о едином кандидате, настаивая, что им должен быть Касьянов. Как Вы тогда можете прокомментировать инициативу выдвижения Геращенко? И всех остальных. Давайте прямо по персоналиям.
Я не вижу ничего страшного в этих выдвижениях. Люди хотят немедленного единодушия и единогласия и забывают о том, что есть интересы — партийные, личные, и через все это кандидаты в президенты должны будут переступить. Кто-то должен отказаться от заявленной попытки регистрации как кандидата, кто-то, напротив, своим авторитетом взять и поддержать. «Вот я отказываюсь быть кандидатом, — говорит этот человек, — и я готов поддержать такого-то». Геращенко, я считаю, порядочный человек, безусловно. Для многих избирателей он олицетворяет СССР, но его известность преувеличена теми, кто его выдвигает.

Владимир Буковский?
Выиграть нереально с Буковским — его забыли. Буковский очень порядочный человек, именно во всем — честь, достоинство и так далее, как и Геращенко. Моральных возражений нет. Если Буковского смогут зарегистрировать, он должен будет отказаться от этой идеи в пользу какого-то другого кандидата.

А другие потенциальные кандидаты? Гарри Каспаров, Владимир Рыжков, Сергей Гуляев?
На последнем политическом совещании «Другой России» еще раз было четко заявлено, что ни я, ни Каспаров не имеем намерения быть кандидатами в президенты. Рыжков, я думаю, не годится, поскольку он представляет только либералов. Если б он был единым кандидатом от демократических сил, то мог бы в результате набрать 7— 8%. С Сергеем Гуляевым совсем другая история. Он отличный человек, хорошо себя показавший как боец на «Маршах несогласных», но у него нет общенациональной известности. Сам он себя не называл, его стали называть как кандидата в президенты, и тогда он сказал: «Я не исключаю», вот и все. Но я думаю, что у него очень мало шансов.

Вы уверяете, что шансы есть только у Касьянова. После начала «Маршей несогласных» его рейтинг действительно вырос до 6%. Но вот сейчас он заявил, что не собирается больше участвовать в маршах.
Есть разные взгляды на то, как часто надо проводить марши. Вот я и Каспаров считаем, что где-то раз в месяц-полтора все-таки это необходимо. Касьянов считает по-иному, и поэтому, скорее всего, его не будет на маршах 9 и 11 июня в Санкт-Петербурге и Москве. Но это ничего не значит, кроме того, что у него другой взгляд именно на эту проблему. Целостности коалиции, как любят писать кремлевские СМИ, это нисколько не угрожает.

Но вспомните: лето 2006 года, конференция «Другой России», Ваше примирение и рукопожатие с Касьяновым. Такая иллюзия союза. Прошел год, и вот уже Касьянов не участвует в маршах, ясности с единым кандидатом нет, их несколько, «Трудовая Россия» ушла, «республиканцы» Владимира Рыжкова уничтожены судебным путем.
Это абсолютно ничего не доказывает. Три основные силы коалиции — НДС Касьянова, ОГФ Каспарова и мои соратники. Я сейчас не имею права называть их партией. Собственно, так мы и остались. Я, например, знал о ничтожности сил Анпилова и еще с самого начала не советовал брать его в коалицию, зная его характер, крайне неустойчивый. Потом, понимаете, российская политика находится сейчас в стадии жесточайших изменений. Годы уже прошли с 2003-го, когда демократы, провалившись на выборах в Думу, стали думать о том, как видоизмениться, создать новую партию, объединиться, но этому мешали чрезвычайные амбиции различных лидеров. Оказалось, что у них огромное количество командиров, генералов и очень мало войск. Но изменения как раз произошли — появились новые демократические объединения, такие как ОГФ и НДС. И сейчас идет непрерывный переток людей из старых оппозиционных партий, не оправдавших надежд. Помните, как когда Горбачева стали покидать все и бежать к Ельцину? Вот сейчас происходит нечто подобное. Я не удивлюсь, если еще через несколько месяцев — полгода мы будем наблюдать фактическую гибель «Яблока» и СПС.

Год назад речь шла о процедуре праймериз, по итогам которых единый кандидат и будет выдвинут. Сейчас о праймериз уже не говорят, а кто-то предлагает идти всем кандидатам, чтобы избежать риска, при котором одного кандидата не зарегистрируют.
Внутри «Другой России» разные люди выступают с разными концепциями. Прецедентов праймериз в нашей стране нет, и мы не знаем, как это делается, как это реализовать. Я вообще предлагал, чтобы политсовещание решило, кто будет кандидатом. Это проще, потому что в политсовещании сидят лидеры своих организаций. Они представляют разные пласты общественного мнения. А все другие способы, по-моему, более длительные и более занудливые. Затягивать процесс нельзя. Ясно, что у нас не будет всех тех возможностей, которые будут даны кандидатам от Кремля. Необходимо начинать работать по конкретной фигуре раньше, чем власти начнут. Но я надеюсь, что мы в разумный период времени уложимся.

«Другая Россия» не предполагает участвовать в парламентских выборах. Эта позиция не изменилась?
На мой взгляд, это очень плохо. Бессильная такая позиция. Народ нам не простит, если мы просто будем сидеть в креслах и объявлять бойкот. Естественно, у нас ни одна организация в глазах власти, в глазах ЦИК не имеет регистрации. Я предлагаю на следующей конференции, которая в начале июля состоится, составить списки кандидатов в депутаты от «Другой России», не смущаясь отсутствием регистрации. Просто вопреки любому законодательству. Тут важно одержать моральную победу. Нас, видимо, конечно, не допустят до выборов, но люди будут знать, что эти выборы нелегитимны, потому что смотрите, какая большая часть политического спектра, «Другая Россия», не имела возможности участвовать. Этим надо, как знаменем, как красной тряпкой, размахивать, чтобы разъярить власть. А просто стоять и бойкотировать выборы... Я помню, бойкоты никогда не удавались, и выглядели те организации, которые протестовали, крайне глупо.

Представим, что оппозиционному кандидату удалось победить. Что дальше?
Будут отменены все принятые в последнее время репрессивные законы. Я бы, например, немедленно распустил Центральную избирательную комиссию, сделал бы ее никак не зависящей от государства, как сейчас. Она должна состоять из адвокатов, правозащитников, абсолютно нейтральных людей. Далее — конечно, надо отменить регистрацию политических партий. В ней нет никакой необходимости, достаточно оставить один барьер. Вот есть барьер для участия в выборах — собрать сто тысяч подписей — этого достаточно. Маленькая организация не наберет. Надо восстановить выборы губернаторов. Установить контроль над нашими варварскими абсолютно, злобными полицейскими силами. Это все — требования простого здравого смысла. Основное — это восстановить климат свободы в стране.

Какую роль в этом восстановлении будет играть НБП?
Конечно, мы заинтересованы, например, в долевом участии в правительстве согласно тому труду, который мы приложили. Мы хотим выйти на этот подиум, называемый выборами, и говорить: «Мы предлагаем то-то и то-то». Налог на роскошь, да? Часть людей не разделяет мои стремления, но я считаю, что нужно установить ограничения на крупный капитал. Безусловно, нужно ограничить произвол богатых. Если б я шел на выборы со своей партией, я бы это все и предлагал. Но мы, я предполагаю, все-таки будем создавать коалиционное правительство, не разорвав единства, и каждый будет представлять интересы своих сторонников. Это нормальная творческая ситуация.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.