Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Главное

#Политика

Версия вдовы. Эксклюзивное интервью Марины Литвиненко

04.06.2007 | Геворкян Наталия | № 17 от 4 июня 2007 года

Дело Андрея Лугового не сходит со страниц мировой прессы. Новым сенсационным поводом стала пресс-конференция обвиняемого Королевской прокуратурой Великобритании в убийстве Александра Литвиненко, на которой Луговой указал на английскую разведку МИ-6 как на истинного исполнителя преступления. Эта версия замечательна тем, что проверить ее нельзя: МИ-6, как хорошо известно, никогда и ни при каких обстоятельствах не комментирует ни свои действия, ни обвинения в свой адрес. Впрочем, вдова убитого — Марина Литвиненко, с которой The New Times встретился в Париже, не сомневается в том, кто убил ее мужа.

Вдова Александра Литвиненко
Марина Литвиненко —
Наталии Геворкян

Когда Вы в последний раз видели или слышали Андрея Лугового?
Последний раз я слышала голос Лугового на своем мобильном телефоне. Он оставил voice message. Я не могла отвечать на звонки, поэтому я услышала эту запись буквально на следующий день…

После смерти (Александра Литвиненко)?
Да, на следующий день. 24 ноября, в пятницу. Он сказал, что не понимает, что происходит и почему возникают обвинения в его адрес, что он обязательно во всем этом разберется и постарается позвонить мне опять.

Он не приезжал на похороны?
Он не приезжал на похороны. Он больше ни разу не звонил мне.

Андрей Луговой был близким другом?
Саша никогда не считал его близким другом. Нет, абсолютно.

Знали ли Вы что-нибудь о каком-то совместном бизнесе, который они затевали?
Да. Я думаю, что Саша, видимо, хотел воспользоваться возможностями Андрея, чтобы организовать бизнес в Англии. Потому что возникала необходимость в информации, получаемой из России. И он думал, что как раз Андрей со своим опытом ведения охранного бизнеса в этом смысле может ему помочь. А так как Саша хотел начать заниматься чем-то самостоятельным здесь, в Англии, он решил, что это будет достаточно удобно. Но это были сугубо деловые и служебные отношения. Когда возник вопрос о том, что Андрей Луговой хочет купить недвижимость в Лондоне, Саша даже взялся ему помочь. И спрашивал меня об этом, так как я больше занималась какими-то вопросами нахождения дома, где лучше, в каком районе, жить. И Саша спросил, могу ли я помочь Андрею найти место в Лондоне, где лучше можно было бы жить. И получилось так, что летом, когда меня не было дома — мы с сыном Анатолием отдыхали в это время в таком кемпе (лагере) в Англии, — Андрей приезжал со своей женой в Лондон, и в это время они были в нашем доме.

Они остановились в Вашем доме или просто заходили?
Они просто зашли. Потому что Саша был очень дружелюбный человек. Он всех хотел пригласить к себе в дом. Он считал, что его дом — это вот… замечательное место. Он хотел поделиться своей радостью, своим счастьем…

А Луговой действительно хотел купить в Лондоне квартиру?
Он хотел дом, интересовался недвижимостью. А у меня подруга работает в агентстве по недвижимости, поэтому Саша и сказал: «Марина, Луговой ищет недвижимость. Ты не могла бы помочь?» Саша потому и пригласил его домой, чтобы показать, какие бывают дома, чтобы было представление.


Александр Гольдфарб
(глава фонда «Гражданских свобод», который финансирует Б. Березовский):

В январе 2006-го мы сидели за одним столом на 60-летии Березовского — Саша с Мариной, Ахмет, Луговой, адвокат Бориса. Может быть, там и возобновились какие-то отношения. У Саши были контакты с парой серьезных английских фирм, занимающихся вопросами безопасности по всему миру. Саша их консультировал, что-то там зарабатывал. Луговой говорил, что заинтересован в этих контактах, чтобы вывести их на русский рынок. Там, кстати, нашли потом следы полония.

Они были знакомы с Луговым раньше или познакомились уже в Лондоне?
Нет, в Москве. Они пересекались с ним, когда тот был начальником охраны ОРТ. Они сталкивались, я бы так сказала. И это не сделало их друзьями.

Что так?
Луговой боялся, наверное, что Саша займет его место. Он, например, мог не впустить Сашу в офис Березовского. Он же охранял и офис… Когда мы уже были в Лондоне, Луговой несколько раз выходил на Сашу, но Саша не хотел…

Так как же в итоге начались эти контакты?
Мне кажется, у них появились общие интересы. Когда Саша узнал, что Луговой занимается бизнесом…

Почему он (Александр Литвиненко) не боялся общаться с Луговым? Ведь была эта история с Глушковым1, который якобы хотел бежать. Луговой сидел, потом вышел и продолжал работать и ездить, как ни в чем не бывао. Это не насторожило?
Не боялся, потому что он был в Лондоне. Он верил в свой профессионализм, верил, что почувствует, если что-то не то… Он считал, что Луговой заинтересован в бизнесе, и хотел извлечь из этого пользу и для себя. С другой стороны, может быть, эти отношения тоже были проявлением бдительности с его стороны, ведь Луговой был вхож в лондонский офис Березовского. Он все время опасался за Бориса и за Закаева. На других у него интуиция работала острее, чем на себя. Вот я вам расскажу один случай. Саша с Ахмедом должны были куда-то ехать. У Ахмеда тогда был шофером португалец. Какой-то такой… скользкий. Я смотрю из окна, а они все не едут. Ходят что-то вокруг машины… Оказывается, Саше что-то не понравилось. И он тянул с отъездом. Потом говорит шоферу: «Открой багажник». Тот говорит: «Зачем?» Ну, Саша его все же заставил открыть багажник. А там лежит женщина. Нет-нет, живая, но в багажнике… Шофер сказал, что это его подруга, что они были вместе и он хотел отвезти Ахмеда, а потом девушку. Но представляете, если бы их остановила полиция и попросила открыть багажник. А там человек. А в машине чеченец Закаев…

Когда он стал более или менее регулярно общаться с Луговым?
Примерно с весны.

А с Ковтуном?
Никогда и ничего о нем не слышала. Саша уже в конце мне сказал, что с Луговым был какой-то мужчина, который ему не понравился. Он сказал, что ему не понравилось, что этому человеку было все по фигу, кроме денег.

Как Вам кажется, почему Ковтуну не было предъявлено обвинение, ведь его имя все время упоминали вместе с Луговым?
Лично мое объяснение, и даже как я поняла из моих встреч со Скотленд-Ярдом… Первое: такого дела никогда не было в мире, вообще никогда, то есть опыта ведения таких дел (ядерный терроризм. — The New Times) нет, нет схемы, по которой ты можешь закончить дело и предъявить обвинение. И поэтому было такое продолжительное время с момента передачи дела в прокуратуру и до момента объявления прокуратурой результатов… Почему все начали очень нервничать, почему появились эти инсинуации, что Англия хочет замять дело, что никому не выгоден конфликт между Россией и Англией. Но, как я поняла, англичане это сделали так, чтобы доказательства были полными, и не только материалы следствия, но еще и научные доказательства…

О научных доказательствах. Вы считаете, что англичане все выяснили о полонии: страна, предприятие-производитель, состав?
Я уверена. И именно то, что они выдвинули обвинение Луговому, на мой взгляд, это подтверждает. Может быть, в отношении Ковтуна доказательства не были до такой степени твердыми, как в отношении Лугового, и следствие продолжается… Я могу сказать вам одно: у англичан очень твердое подтверждение вины, почему они и выдвинули обвинение Луговому вплоть до экстрадиции, они уверены в этом. Это заняло долгое время. И каждый раз, когда я сама спрашивала, почему так долго, почему прокуратура не выдает своего решения, они говорили: по крупицам собирается доказательная база.


Вдова Александра Литвиненко Марина не хочет никого обвинять в смерти мужа, но доверяет английской прокуратуре

Вы встречались с российским послом в Лондоне — об этом лишь вскользь упоминалось в прессе. Это была Ваша инициатива или посольства?
Разговор о встрече возник за неделю до заявления английской прокуратуры. Поступило приглашение от посла на встречу, так как он хотел ответить на мое открытое письмо Путину. Предварительно обсуждались даты: пятница предыдущей недели или понедельник накануне вторника, когда было объявление прокуратуры. Но, к сожалению, я не могла в эти дни. Я сказала, что я могу только во вторник.

Не зная, что во вторник будет объявление прокуратуры?
Абсолютно! И все это совпало. И на встречу с послом я ехала, уже зная о решении прокуратуры. Это буквально все происходило по минутам. Встреча с послом была в 11.30, а в 10.45, ну, или примерно за полчаса до встречи, было заявление прокурора об объявлении Лугового виновным и всех требований по выдаче… И когда мы приехали к послу, то, естественно, наша встреча началась с того, что он ответил на мое открытое письмо, вполне все официально…

Послу дали указание из Москвы встретиться и ответить на Ваше письмо, адресованное Путину?
Да, и это был мой выбор — прийти на встречу или нет. Если быть до конца откровенной, я не была уверена, что я хочу на встречу в российское посольство. Знаете, у меня есть для этого основания, не доверять… И когда я сказала, что я не хочу встречаться на территории российского посольства, мне сказали: «Извините, но российский посол никуда не может идти встречаться, потому что это официальная встреча». Это была встреча в резиденции посла, это не было посольство. Произошел такой казус: как только мы пришли на встречу, нам предложили чай или кофе. Вы знаете, к сожалению, это вызвало очень…

Плохая шутка?
Я не знала, как это расценивать — шутка или что… Либо люди как-то уже забыли, что случилось. На встрече был мой адвокат, англичанка по национальности, и с ней была переводчица, и мы все дружно отказались. Потом когда это было повторно предложено, мы уже насторожились. Ну, я понимаю, что не было, может быть, никаких акций против нас, но чай мы не пили…

И что же говорил посол?
Что в ответ на мое обращение к президенту России он хочет сказать, что они заинтересованы в расследовании этого дела, потому что Саша является российским гражданином; что они помогли английским следователям быстро получить визы и полететь в Россию, совершить следственные действия на территории России; что Россией были посланы наиболее опытные следователи в Англию и что они обязательно доведут это дело до конца. В ответ я сказала, что, так как английские следователи практически завершили свою работу и прокуратура уже выдвинула обвинение, я хотела бы знать, какова реакция. Естественно, послу было очень трудно отвечать, потому что помимо его реакции у него должны быть инструкции. Инструкций у него еще не было. Если быть до конца откровенной, мне было очень жалко этого человека. Потому что, с одной стороны, я видела его искреннее отношение. Действительно, когда он высказывал мне соболезнования, это было искренне, я ничего не могу сказать. Но я думаю, что это был тот человек, который меньше всего хотел быть в этот момент на этом месте, чтобы отвечать на мой вопрос. Естественно, он никак мне не ответил, собирается ли российское правительство реагировать на экстрадицию, собирается ли выдавать Лугового. У него не было инструкций. И я думаю, он был очень рад, когда поступил звонок — его пригласили экстренно в Foreign Office, и он нашу встречу завершил.

Что бы Вы хотели: чтобы Лугового привезли в Лондон и там судили или чтобы судили не важно где?
Вы понимаете, в чем дело. Всегда очень трудно обвинять кого-то в смерти или добиваться наказания. Это всегда очень трудно, потому что… я понимаю, особенно как женщина, что у него есть жена, у него есть дети, и что они в данный момент испытывают, это трудно себе представить. Но при этом то, что он сделал, как считает английская прокуратура, повлекло не только смерть моего мужа... Но что произошло в Англии! (Десятки граждан Великобритании оказались заражены полонием-210. — The New Times) И не наказать человека, который это сделал, — это просто, я считаю, плюнуть в лицо всем англичанам. И в данном случае это не только дело моего мужа. Суд должен состояться. Да, англичане не сумели сохранить, к сожалению, моего мужа, британского подданного, но я считаю, что остальные британские подданные должны чувствовать, что они защищены и что их правительство заинтересовано в этом.

P.S. The New Times обратился к Марине Литвиненко еще раз после пресс-конференции, на которой Андрей Луговой обвинил в смерти ее мужа британские спецслужбы и Бориса Березовского. Она отказалась это комментировать и сказала только: «У него была возможность приехать в Лондон и доказать свою невиновность. Он выбрал другой путь. Теперь пусть с ним разбираются британские авторитетные органы».

Видеоверсия интервью с Мариной Литвиненко

__________

1 Николай Глушков, бывший замдиректора «Аэрофлота», был осужден по ст. 171 ч. 2 и ст. 174.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.