Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Культура

#Политика

«Мы показываем детям зарубежную анимацию - и не лучшую. И растим иностранцев в собственной стране»

15.06.2007 | Дусаев Олег | № 18 от 15 июня 2007 года

Дети, особенно маленькие, читать не умеют, в театр тоже ходят крайне редко. Первое искусство, с которым они сталкиваются, — это мультфильм. Вот мультфильм формирует их вкус. Этого не понимают наши чиновники, даже на очень высоком уровне... Мы показываем детям в основном зарубежную анимацию — и не лучшую. И растим иностранцев в нашей собственной стране — поколение за поколением.

Режиссер-мультипликатор
Александр Татарский — Олегу Дусаеву 

Александр Михайлович, кому, по Вашему мнению, сейчас нужна российская анимация?
Она нужна прежде всего зрителю, и детям, если говорить конкретно. Вообще анимация — не детское искусство. Но мультфильмы нужны детям прежде всего.

А еще кому?
Больше никому. Кошкам, собакам вряд ли… Я изучаю этот вопрос — люди очень любят мультипликацию, смотрят ее в огромных количествах. Сейчас появился новый канал «2х2», я не обсуждаю качество того, что они показывают, но знаю, что дети его смотрят с утра до вечера. Потребность огромная, вопрос только в том, что показываем.

И что показываем?
Чаще всего — говно. Оно всегда дешево стоит, и его можно много накупить. Мы показываем покупные фильмы, чаще всего не самые лучшие. Я не хочу сейчас анализировать. Вообще терпеть не могу досужие рассуждения, когда люди, ничего не понимающие в этом, начинают рассуждать, что наша мультипликация добрая и хорошая, а их — плохая и злая. Это бред собачий. У них есть мультипликация первоклассная, а есть плохая, так же как и у нас. Сколько и что делают в России, я тоже сейчас не готов анализировать, но совершенно очевидно, что плохие фильмы стоят намного дешевле. В России фильмов производят очень мало. Вы много на экране наших фильмов видите? Нет, конечно. Мы показываем детям в основном зарубежное — и не лучшее. На мой взгляд — я это сказал даже недавно на встрече с Медведевым, — мы сами занимаемся просто идеологической диверсией. Членовредительством занимаемся. Мы растим иностранцев в нашей собственной стране — поколение за поколением. Фокус в том, что, если ребенок воспитывается у волков («Маугли» читали?), он вырастает волчонком. Возьмите ребенка любой национальности — русского, эстонца, кого хотите, отдайте его в японскую семью. Кем он вырастет, несмотря на внешность? Японцем он будет! Гены тут вещь второстепенная. Если мы воспитываем детей чужими фильмами — и неважно, хорошие они или плохие, они чужие, — значит, мы растим иностранцев. Мы, таким образом, проигрываем медленную, затяжную войну. Если мы вырастим поколение иностранцев, мне не совсем понятны все остальные федеральные программы. Для кого будут эти нанотехнологии и прочие вещи? Для кого?! Иностранцам нужны свои нанотехнологии, наши не нужны. Дети, особенно маленькие, читать не умеют, в театр тоже ходят крайне редко, первое искусство, с которым они сталкиваются, это мультфильм. Вот мультфильм формирует их вкус. Этого не понимают наши чиновники, даже на очень высоком уровне. Вкус, эстетика лежат в основе всего. Дизайн — основа мироздания. Искусство — это частный случай дизайна. Все планеты и звезды расположены в определенном дизайне. Поэтому это так устроено и действует. Вкус — важная вещь, основа всего. Любой авиационный инженер вам скажет — некрасивый самолет не летает. Безвкусный человек вырастает тупым чиновником, кондовым руководителем. Мы детям показываем много чужих и некачественных фильмов. Чего мы потом хотим? Чему мы удивляемся?

Государство сейчас в достаточной степени финансирует отечественную анимацию?
Я вам цифрами отвечу. Во-первых, государству нужно сказать спасибо. Подавляющее большинство стран вообще не финансирует свою мультипликацию. Анимация везде — это самодостаточный вид искусства, который сам содержит себя. Я никогда не слышал, чтобы в Америке государство давало деньги на мультипликацию. Здесь — дают, только очень мало. Все деньги, которые государство дает за год на мультипликацию (на всю — студенческую, учебную, «Гору самоцветов», «Смешарики» и ИТАР–ТАСС так далее), — это менее одной трети от бюджета одного «Шрека». Одного! А их в мире производятся сотни! И даже эти деньги, на мой взгляд, расходуются не всегда разумно.

Почему же наша анимация не окупает себя сама, как делают ее западные «коллеги»?
Не научили. Мы в какой стране живем? Отвечайте быстро!

В Советском Союзе.
Правильно, мы живем в рудиментах этой страны. Для того чтобы мультипликация сама себя содержала, нужно создать индустрию мультипликации. Ее никогда не было в советское время и нет сейчас. То, что сейчас происходит, напоминает мне одну притчу: если человеку дать рыбку — он будет сыт один день, если две — будет сыт два дня, если научить ловить рыбу — он будет сыт всегда. Так вот, наше государство выступает как армия спасения под мостами на Сене, где клошары бездомные. Пока государство дает деньги мультипликации, она эту рыбку съедает. Если, не дай Бог, подешевеет нефть или что-то случится с бюджетом — все кончится. Вот сейчас бы, пока государство поддерживает, создать индустрию, научиться ходить самим — ни фига! Ползают и съедают государственные деньги. Наша мультипликация — как младенец, который сосет грудь. Нет груди — а он сам кушать не умеет.

Сами-то Вы научились или нет?
Студии «Пилот» в следующем году 20 лет, мы первая в стране частная независимая студия. Боюсь, что научились… Но опять же, если мы будем все время сами себя вытаскивать, то будем вынуждены брать только зарубежные заказы. Там платят деньги, здесь нет. «Гора самоцветов» — это бюджетные деньги. Нам тотально не хватает средств. Каждый год только уменьшают, вместо того чтобы увеличивать. Объяснения у меня этому нет.

Кстати, о «Горе самоцветов». Некоторые вас, в частности за этот проект, упрекают в излишнем патриотизме.
И что? Я не понимаю претензий.

Даже медведь у Вас на заставке.
Я не большой поклонник «Единой России» и никогда не был замечен в целовании власти в выступающие части тела. Да, у партии на заднике изображен этот зверь. Какой-то уродливо нарисованный медведь… Зад от белого, перед — от бурого. Так что, мне теперь медведя нельзя рисовать? Для меня это замечательный персонаж. Кто-то говорит: «А что, нельзя было собаку, ворону, корову?» Они что — хотят, чтобы им ворона о России рассказывала? Или корова? Поставьте себя на позицию режиссера. Нужно придумать, что это не человек, а зверь, который олицетворяет всю Россию. Кто это — волчара? Заяц? Суслик? Выхухоль? Вхухоль? Кто?! Это кажется, что много животных, а оказывается, что медведь самый универсальный. Вы меня еще спросите: Александр Михайлович, почему вы не использовали кабана? Пусть кабан олицетворяет Россию! Хорошо это будет?


Кадр из м/ф «Гора самоцветов»

Встреча первого вице-премьера РФ Дмитрия Медведева с деятелями культуры. Июнь 2007 года

То есть Татарский занимается творчеством и под власть не прогибается?
Не прогибаюсь я под власть! Я всегда снимал хамские, хулиганские фильмы на телевидении, где это запрещалось. Не снимал фильмы с пионерской тематикой. В чем прогибто? Мне жалко тех, кто так обо мне думает. Это ущербные люди. Я всю жизнь ненавидел коммунизм и счастлив, что дожил хотя бы до этих времен… При всей нелюбви к нашему тоталитарному режиму я всегда любил место, где живу. Есть понятие «Родина», есть понятие «где родился, там и пригодился». Даже коммунисты не смогли этого отменить. Я за границей всегда себя чувствую неловко. Мне очень нравится, например, в Германии — чистой, ухоженной, грамотной стране. Но на десятый день мне хочется сюда. Я не чувствую себя сопричастным. Не мой папа строил эту Германию. И, в отличие от многих моих коллег, я не уехал, хотя предложений было, поверьте, много. Сталкиваясь с нашими детьми, я понял, что они вообще не понимают, где живут. Они не граждане России. Парень родился в Воронеже и думает, что живет в Воронеже. Если он гражданин Воронежа, тогда понятно, почему он бьет негра, который играет в его же футбольной команде. Негр же чужой! А вот когда ребенок понимает, что он живет в огромной империи… Это по-прежнему империя, многонациональная, где живут люди разного цвета кожи, разной внешности, цвета волос, едят разную еду, имена отличаются, религии — и все это одна страна. Совершенно другое мироощущение! Тогда вырастают граждане, у которых есть другие заботы, кроме как взять арматуру и жахнуть ей таджикскую девочку. Я хочу детям рассказать про эту страну! Дети смотрят взахлеб эти заставки пластилиновые и с удивлением узнают то, что им ни родители, ни учителя не рассказывали. А те, кто не хочет знать, могут поехать в Люксембург, там все понятно и все можно осмотреть за два дня.

На фестивале в Аннеси в этом году огромное количество русских фильмов.
Мы везем туда тридцать фильмов «Гора самоцветов», но это внеконкурсный показ. Дело не в этом. Мультипликация условно делится на коммерческую и авторскую. Так вот, фестиваль в Аннеси — это фестиваль авторской мультипликации. Это много маленьких фильмов. Россия тоже в этом сильна — в маленьких фестивальных фильмах. Мы их показываем друг другу, награждаем призами, и все… И французские авторские фильмы никто не видит, и наши никто не видит, и голландские, и американские — это другой мир. В этом мирке мы все друг друга знаем. Наша страна — заметный игрок на поле авторской мультипликации. Но эти фильмы по ряду причин до широкой публики никогда не доходят.

Объясните, почему?
Это маленькие эстетские фильмы, рассчитанные на подготовленную аудиторию, они не образуют серии, из них невозможно сделать одну программу. Можно на Горбушке купить авторскую мультипликацию. Но по телевизору идет совсем другая продукция, форматы другие. А это патроны нестандартных калибров, и в армии они для массового использования не годятся. Нас знают в Аннеси. Но в мире нас не знает никто! Норштейна называют мультипликатором номер один. Я с этим согласен. Но кто его так назвал? 150 журналистов, которые пишут о мультипликации. Понимаете, в каком узком пространстве мы существуем? Спросите в любой стране, хоть в Болгарии, кто такой Норштейн. Нас не знают!

По Вашему мнению, отечественная анимация сейчас возрождается или нет?
Очень экстенсивно, отвечу я осторожно. Экстенсивное возрождение. Оно идет крайне медленно и непродуктивно. Состояние стабильно тяжелое. Нужно научиться ловить рыбу, а пока ее только едят.

 


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.