Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Культура

#Политика

Почему российские аниматоры занялись национальной темой

15.06.2007 | Терещенко Мария | № 18 от 15 июня 2007 года

11 июня открывается международный фестиваль анимационных фильмов в городе Аннеси — самый старинный, престижный и влиятельный анимационный смотр в мире. Он существует уже почти 50 лет, и, хотя за эти годы многие смотры пытались отобрать у Аннеси пальму первенства, фестиваль по-прежнему остается законодателем мод и самым уважаемым судьей в мировой анимации. Тем приятнее, что в этом году отборщики наконец стали благосклонны к России, которая последние десятилетия была очень скудно представлена на фестивале. В этом же году наша анимация на коне, и разнообразные конкурсные и внеконкурсные показы представят европейскому зрителю десяток новых фильмов российского производства — начиная с «Моей любви» Александра Петрова и заканчивая полнометражным «Князем Владимиром». Такой масштабный выход в свет дает прекрасный повод в очередной раз поговорить об отечественной анимации, о ее национальных особенностях, которые особенно отчетливо заметны на международном фоне.


О новой российской анимации говорят либо хорошо, либо никак. Оно и понятно — еще недавно мультипликация находилась в полном загоне: большие студии распались вместе с большой страной, образовавшиеся на их месте маленькие едва сводили концы с концами, а сами аниматоры спасались как могли. Одни уезжали за границу — временно или навсегда. Другие отчаянно пытались сохранить и возродить что-то здесь.

Кадры из фильмов российских аниматоров, которые представят на фестивале в Аннеси

«Девочка Дура». Реж. Зоя Киреева

«Сказки старого пианино». Реж.: Оксана Черкасова, Ирина Марголина, Владимир Петкевич

«Уборная история — любовная история». Реж. Константин Бронзит

«Сказка Сары». Реж. Светлана Филипова

«Мать и музыка». Реж. Юлия Аронова

Не секрет, что толчком для анимационного ренессанса стало государственное финансирование. И хотя денег государство дает не так уж много (как любит говорить Александр Татарский, годовой бюджет нашей анимации равен четверти бюджета «Шрэка»), худобедно их хватает на жизнь. Все бы хорошо, только смущают оговорки, которые время от времени приходится слышать в среде непосвященных. Все чаще журналисты или просто зрители, сталкиваясь с нашей анимацией, в своих восхищенных репликах по недопониманию заменяют слово «госфинансирование» на «госзаказ». К сожалению, оговорку эту легко понять — достаточно побывать на внутреннем российском анимационном смотре, проходящем в городе Суздале.

Главным событием нынешнего фестиваля был новый получасовой фильм Александра Петрова «Моя любовь» — экранизация романа Ивана Шмелева. Рядом с ним мощной артиллерией выступали фильмы студий «Пилот» и «Анимос». Первая, под руководством Александра Татарского, выпускает небезызвестный уже сериал «Гора самоцветов» — мультфильмы по сказкам народов России, каждый из которых начинается пластилиновой заставкой с возгласом «Мы живем в России!» и рассказом о малой народности. «Анимос» же, чаще всего в куклах, исполняет «Русскую классику детям». В прошлом году они изготовили получасовую «Капитанскую дочку», в этом поставили «Снегурочку» по Островскому и «Новогодние фантазии кота Мурлыки» по известной дореволюционной детской книжке Н.П. Вагнера.

Студии поменьше и независимые режиссеры тоже стараются не отставать. Экранизации Пушкина, народные сказки и песни, на худой конец, добрые ностальгические воспоминания о счастливом советском детстве — такого рода мотивы пронизывают большую часть производимых в стране анимационных фильмов.

Иногда зрителю предлагается постмодернистская игра, как в остроумной перепевке «Царевны лягушки» — «Жил министр обороны» (реж. Борис Коршунов). Иногда — новое осмысление старого, как в «Колобке» Владлена Барбэ, где заглавный герой, уйдя ото всех, страдает от одиночества. Порой известная история осмысливается в новом жанре, и «Крошечка-Хаврошечка» в руках Екатерины Михайловой превращается в триллер, а другие авторы видят в классике почву для экспериментов, как Дмитрий Наумов в фильме «Пиковая дама». Любопытно, что такой патриотизм стал присущ аниматорам только в самые последние годы. Еще лет десять назад едва ли пятая часть фильмов смаковала национальную тему. А на фестивале этого года их чуть больше половины.

То ли еще будет. Чего стоят одни только новые анимационные ролики студии «Пилот». Эти отпочковавшиеся от «Горы самоцветов» пластилиновые заставки с медведем в качестве главного действующего лица так восхваляют нашу прекрасную страну, что начинает хотеться в ней жить. И, похоже, сделаны ролики от чистого сердца. Поскольку их замысел (так же, как и проект «Гора самоцветов») зародился не в коридорах Федерального агентства по культуре и кинематографии, а в недрах студии «Пилот». И даже медведь в этих роликах появился вовсе не по велению свыше, а по желанию самих создателей.

Да и вообще никакого госзаказа до недавних пор не было. Если новая система госфинансирования хоть как-то отвечает этому термину, то старая и вовсе не подпадала под него. Государство выбирало из предложенных проектов те, которые ему хотелось оплатить, но идеи, темы, сюжеты всегда предлагали сами студии.

Одним словом, следует признать, что аниматоры совершенно искренне интересуются национальной темой. И будь устроен международный смотр на самый патриотический мультфильм, русские стали бы в нем самыми главными претендентами на победу. Потому что помимо отечественной анимации такой отчетливый национальный колорит можно увидеть только в мультфильмах восточных и стран третьего мира, тогда как английские, французские, немецкие или канадские фильмы с трудом различимы в международном конкурсе.

Разумеется, любовь к родине неподвластна критике. И если говорить, что наша анимация обладает ярким национальным акцентом, то эту реплику одни произнесут со смущением, а другие с гордостью. Ведь русская тема, понятное дело, прекрасна и неисчерпаема. Замечательно смотрятся на анимационных экранах ладненькие избушки и узорчатые национальные костюмы. Густые леса, богатые разным зверьем, а также грибами и ягодами, радуют зрительский взор. Былинные и иконописные образы вызывают гордость за древность нашего народа, а заставки «Горы самоцветов» напоминают о том, как многообразны таланты русского человека.

Но так ли национальная гордость адекватна в нашем случае? Ведь когда нам показывают какой-нибудь американский фильм о России, где по городу ходят медведи, мы смеемся. А когда эти медведи населяют в невероятном множестве мультфильмы, этим уже готовы восхищаться как национальной традицией. При этом достаточно просто выйти на улицу, чтобы понять, насколько далека эта национальная традиция от народа, которому ее приписывают. В отличие от стран третьего мира, где действительно местный колорит ощутим повсюду, у нас человека в лаптях не встретишь даже в глухой деревне. А сами русские режиссеры — и по стилю одежды, и по поведению — выделяются на фоне европейской фестивальной публики значительно меньше, чем их фильмы на фоне европейских программ.

В этом смысле широкое представительство на главном анимационном фестивале мира очень продуктивно для российской анимации, которая получит возможность взглянуть на себя глазами европейского зрителя и прессы, рассматривающих фильмы не в контексте упадка-возрождения постсоветской мультипликации, а, так сказать, по гамбургскому счету. И, пожалуй, такая возможность радует даже больше, чем то, что строгие судьи фестиваля Аннеси так высоко в этом году оценили нашу анимацию.

 


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.