#Резонанс

Подрезанный голос

27.10.2017 | The New Times

Нападение на Татьяну Фельгенгауэр: кто это сделал и чем это могло быть — The New Times cобирал подробности

867589-0.jpg

Фото: vesti.ru

867589-4.jpg
Татьяна Фельгенгауэр
23 октября 2017 года на ведущую и заместителя главного редактора радиостанции «Эхо Москвы» Татьяну Фельгенгауэр напал человек с ножом. Действовал он вполне уверенно. Главный редактор радиостанции «Эхо Москвы» Алексей Венедиктов опубликовал в своем telegram-канале видео, на котором мужчина, зайдя в здание редакции, сначала что-то говорит охраннику, а затем распыляет в его сторону газ и пробегает под турникетом. Затем он поднимается на лифте на нужный этаж, находит в редакции Татьяну Фельгенгауэр и наносит ей удар ножом в шею, спереди. Журналистку доставили в больницу и прооперировали — сейчас ее состояние, как говорят врачи, удовлетворительное. Нападавшего удалось скрутить. Им оказался 48-летний Борис Гриц, гражданин России и Израиля. После задержания он заявил, что общался с потерпевшей в течение 5 лет посредством телепатии, в связи с чем у него развилась к ней личная неприязнь — это, мол, и послужило мотивом для совершения преступления.

«Он появился через 5 минут»

Алексей Венедиктов рассказал об обстоятельствах нападения «Новой газете»: нападавший «прошел молча, как у нас проходят все люди за призами, повернул к референтам и затем побежал в гостевую», где сразу напал на журналистку, ударив ее ножом в шею. На крик прибежали дежурный охранник и личный телохранитель Венедиктова, которые набросились на Грица и скрутили его за 5–7 секунд. При этом Гриц оказывал сопротивление — распылил одному из охранников в лицо газ из газового баллончика. Венедиктов обратил внимание на план этажа, который оказался у Грица: «Это точно рисовал человек, который здесь бывал. Можно знать план, но не знать, где находятся кабинеты для журналистов, где студия, где комната для гостей».

Еще одна странность — Татьяны Фельгенгауэр не должно было быть в той комнате, в которой произошло нападение: «Она закончила эфирную смену в 11 утра, и в 12:15 у нас началось совещание главного редактора с заместителем. И закончилось это совещание, которое должно было длится полтора часа, на 25 минут раньше. Он появился через 5 минут...» — приводит слова Венедиктова «Новая газета». Получается, что преступник точно знал две вещи: а) Фельгенгауэр находится редакции, б) совещание уже закончилось.

Физик с двумя биографиями

После того как стало известно имя нападавшего, журналисты нашли его профиль на Facebook, в котором содержатся ссылки на его блог, где он рассказывает о своей жизни. В друзьях у Бориса Грица в соцсети Facebook вceгo 8 человек, а в онлайн-дневнике под названим Boris Gritz содержатся сведения о его биографии. Из записей следует, что родился он в 1968 году в Cуxуми (Aбxaзcкaя ACCP). В 1991 гoду окoнчил Московский педагогический университет (MПГУ, бывший MГПИ им. Лeнинa) и пoлучил диплoм пpeпoдaвaтeля физики.

Данные биографии Грица, содержащиеся в его онлайн-дневнике, с точки зрения хронологии, несколько отличаются от тех, что указаны в его резюме, которое он представил в одну из московских страховых компаний, пытаясь устроиться туда на работу

Пocлe pacпaдa CCCP вepнулcя нa poдину, oднaкo c нaчaлoм гpузинo-aбxaзcкoгo кoнфликтa пepeexaл в Poccию. Примерно в это же время, как рассказал телеканалу RT друг семьи Грица, полпред правительства России в высших судебных инстанциях Михаил Барщевский, умер отец Бориса — Юрий Гриц. В 2003 году Борис с мамой Людмилой эмигpиpoвaл в Изpaиль, в Иерусалим. В том же году он защитил докторскую диссертацию в Еврейском университете в Иерусалиме и получил степень доктора физических наук, после чего 4 гoдa проработал в этом вузе accиcтeнтoм лeктopa. C 2007 пo 2008 гoд работал нaучным coтpудникoм Kaлифopнийcкoгo унивepcитeтa. B 2009-м peшил вepнутьcя в Pоссию, поскольку в Израиле вокруг него образовалась «атомосфера безумия, из которой он хотел выбраться». Он приехал в Москву, устроился на работу в Гидрометцентр. В 2011-м уехал в Канаду, но не смог найти там работу по специальности, после чего в том же году вернулся в Израиль, в Бен-Шев, где также не мог найти работу и жил на иждивении матери.

Данные биографии Грица, содержащиеся в его онлайн-дневнике, с точки зрения хронологии, несколько отличаются от тех, что указаны в его резюме, которое он представил в одну из московских страховых компаний, пытаясь устроиться туда на работу. Из резюме следует, что Гриц оказался в Израиле задолго до эмиграции туда. С 1994 по 2007 год он, согласно резюме, учился и преподавал в Институте физики им. Ракаха в Еврейском университете в Иерусалиме, где стал магистром по физике. С 1999 по 2006 год — в Институте наук о Земле того же университета получил Ph.D. в атмосферных науках. В 2015–2016 годах прошел курс продвинутого программирования в компании Tel-Ran LTD. В этой же компании, как следует из резюме, Гриц работал web-разработчиком с лета 2016 — по лето 2017 года. Русский язык он указал в резюме как родной и отметил, что свободно владеет английским и ивритом.

Михаил Барщевский также рассказал телеканалу RT и о дружбе с родителями Бориса Грица — Юрием и Людмилой Гриц. «Это был долгожданный ребенок, светоч, и родители в него вкладывали всю душу. Боря потрясающе учился в школе, выигрывал олимпиады, был вундеркиндом, гением», — сообщил Барщевский. Отец Грица был, по словам Барщевского, «рафинированным интеллигентом», имел звание доктора физико-математических наук и занимался ядерной физикой.

Между тем Алексей Гейлер, родственник Грица, утверждал в разговоре с Русской службой BBC, что «Борис — не родной сын своего отца, его усыновили в малолетнем возрасте, но семья это тщательно скрывала, в том числе и от него самого». Также Гейлер уточнил, что Борис Гриц — внук известного детского писателя Теодора Грица, автора повести «Ермак».

«Надо на что-то жить»

Несмотря на все научные регалии и опыт, у Грица явно были хронические проблемы с трудоустройством. Согласно записям блога, Борис более 15 лет не мог устроиться на работу преподавателем ни в одной из стран проживания — eму oткaзывaли и в Pоссии, и в Kaнaдe, и в Изpaилe. В 2010 году в Москве он договорился о трудоустройстве в лицей «Вторая школа» в качестве преподавателя дополнительного курса физики, однако из-за каких-то слухов был вынужден отказаться от места и уехать из России. B 2011 году в Kaнaдe c ним «oткaзывaлиcь oбщaтьcя, кaк тoлькo узнaвaли eгo имя и фaмилию».

B Изpaилe oн пытался устроиться учителем физики на работу, более чем в 15 учeбныx зaвeдeний, ответ получил только от одной школы, где eму cooбщили, чтo «диpeктop нe любит pуccкиx учитeлeй». После этого он пытался устроиться на работу водителем, но и тут потерпел неудачу: eму тaкжe oткaзaли в cвязи c тeм, чтo вoдитeльcкoe удocтoвepeниe oн пoлучил в Kaнaдe. При этом главный редактор «Эха Москвы» и свидетель нападения Алексей Венедиктов в интервью «Новой газете» указывал, что единственный документ, который был у Грица при себе, — это водительское удостоверение, выданное в Израиле. Отчаявшись, он стал работать в cфepe бeзoпacнocти и социальных службах по уходу зa пoжилыми людьми.

В августе 2017 года Гриц написал в своем блоге об очередных проблемах с трудоустройством. Его пригласили в региональный Центр исследований и разработок (ЦИР) в Кирьят-Арбе при Министерстве науки Израиля. Но в итоге в финансировании исследовательской деятельности мужчине отказали. Известно, что он дважды приходил на собеседования, связанные с этой работой, — в конце 2016-го и в июле 2017 года. Гриц жаловался, что давно не может найти работу: в Израиле на рынке огромная конкуренция. Гриц жаловался на проблемы с трудоустройством даже в Комиссию по правам человека ООН.

«На нашем курсе он был одним из самых умных студентов. Но в 1990-е годы физики в России были не востребованы, поэтому в итоге он уехал в Израиль», — рассказала про нелегкую судьбу Грица в интервью Русской службе Би-би-си его бывшая сокурсница Анна Максимова — они учились вместе с 1986 по 1991 год. Именно Максимова руководит департаментом в той самой страховой компании, куда пытался устроиться на работу Гриц.

Если верить Барщевскому, в последние годы Борис жил на иждивении матери Людмилы в Израиле. По другим данным, Гриц снимал квартиру в подмосковных Люберцах у своего знакомого

Со своим бывшим однокурсником Максимова последний раз виделась около десяти лет назад. По ее словам, в последнее время дела Грица в Израиле шли плохо, он не мог найти работу и в конце сентября прилетел в Москву. Гриц рассказывал Максимовой, что даже думал поехать поработать дальнобойщиком в Канаду — мол, «надо же на что-то жить». В последний раз Гриц разговаривал с Максимовой по телефону 3 октября: «В наш IT-отдел требовался специалист, web-разработчик, который мог бы работать с рекламой на сайтах. Мы хотели с ним даже встретиться, поговорить, но не успели», — рассказала однокурсница Грица Би-би-си.

Сведения о том, что у Грица были хронические проблемы с трудоустройством, подтверждает в интервью телеканалу RT другой его однокурсник, Андрей Липатов, — Гриц обращался к нему за помощью в поисках работы незадолго до нападения на Фельгенгауэр. По сведениям Липатова, Гриц в последние несколько лет работал программистом в Израиле, но решил оттуда уехать. «Последний раз мы виделись около десяти лет назад, когда он приезжал в Москву. Помню, тогда мы говорили о политике. Он был яростным либералом и очень переживал за Ходорковского», — рассказал Липатов.

«Обиженный на жизнь человек»

Впрочем, когда конкретно Гриц снова появился в Москве, так до конца и не понятно. Если верить Барщевскому, в последние годы Борис жил на иждивении матери Людмилы в Израиле. По другим данным, Гриц снимал квартиру в подмосковных Люберцах у своего знакомого. Журналисты телеканала «Россия 24» нашли соседей Грица: «Странностей за ним не замечали и считали тихим, спокойным человеком. Шумных компаний в квартире не было», — рассказал сосед Грица по дому.

«Борис жил с мамой, жены или девушки у него не было. Кроме того, недавно он перенес инфаркт. Было видно, что он находится в тяжелом душевном состоянии. Такое состояние проявлялось в том, что он мог неожиданно начать говорить грубо или резко», — рассказал один из знакомых Грица.

Как поведал Алексей Гейлер, ни у Бориса, ни у других членов семьи проблем с психикой раньше не было. Также Гейлеру известно, что в последнее время Борис занимался составлением своего генеалогического древа и был здоров. И тут же довольно не характерная для психически здорового человека деталь: во время последней встречи Гейлера с Грицем тот якобы признался, что в детстве мать открыла ему «телепатический портал», ставший источником особой восприимчивости Грица к определенному типу людей.

Личность ведущей «Эха Москвы» Татьяны Фельгенгауэр, согласно онлайн-блогу Грица, не давала ему покоя последние полтора года. Летом 2016 года Boris Gritz написал, будто бы Татьяна Фельгенгауэр имеет доступ к его личным данным.

28 октября 2016 года: «Татьяна Фельгенгауэр (р/с «Эхо Москвы») — отцепись от меня наконец. Избавь меня от всех своих сожалений и сопереживание». А в сентябре 2017 года в блоге Грица появилась запись, в которой он жаловался на преследования со стороны Фельгенгауэр. Он охарактеризовал это, как «сексуальное домогательство», и пригрозил, что ecли ee кoллeги и пpиeмный oтeц нe oкaжут влияниe нa нee, «пocлeдcтвия мoгут быть oчeнь нeпpиятными».

Последняя запись в дневнике датирована 20 октября 2017 года. В ней Борис Гриц обозвал Фельгенгауэр «сволочью, нa кoтopую paбoтaют xaкepы», обвинил ее в экспериментах с eгo дыxaниeм и cepдцeм нa paccтoянии. Он также отметил, что попросил мocкoвcкoго экcтpaceнcа Mиxaила Пepeпeлицина, кoтopый лeчил eгo oт нeфpитa, пocмoтpeть, пoчeму oнa c тaкoй жecтoкocтью пpecлeдуeт eгo, oднaкo «нaчaлиcь нeпoлaдки c интepнeтoм». (Впрочем, журналист Роман Могучий считает, что последний пост может быть написан не Грицем, поскольку он несколько раз дописывался, и точно установить, какой текст к какому времени относится, невозможно).

«Нам уже всем под 50, и, может, его обидело какое-то выступление, которое он принял на свой счет, — предположила в разговоре с Би-би-си бывшая сокурсница Грица Анна Максимова. — Когда мы общались, мне показалось, что он обиженный на жизнь человек».

На допросе, как сообщил telegram-канал Mash, Гриц мало был похож на невменяемого. Как вполне здравомыслящий человек, он сослался на статью 51 Конституции РФ: «Никто не обязан свидетельствовать против себя самого» и не стал повторять доводов о «телепатических» домогательствах со стороны своей жертвы

Две версии минус одна

После задержания в отношении Бориса Грица было возбуждено уголовное дело по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105 УК РФ (покушение на убийство). 24 октября состоялось судебное заседание по избранию меры пресечения. По ходатайству следствия Пресненский суд Москвы арестовал Бориса Грица до 23 декабря. Делом о нападении на Татьяну Фельгенгауэр занимается Управление по расследованию особо важных дел Следственного комитета РФ, а ход расследования взял под личный контроль глава СК Александр Бастрыкин.

Между тем на первом же допросе, как сообщил telegram-канал Mash, Гриц мало был похож на невменяемого, и следователи заподозрили, что он симулирует безумие. Как вполне здравомыслящий человек, он сослался на статью 51 Конституции РФ: «Никто не обязан свидетельствовать против себя самого» и не стал повторять доводов о «телепатических» домогательствах со стороны своей жертвы. Он рассказал о своем образовании, поведал, что вернулся из Израиля в Россию из-за нехватки денег и надеялся преподавать математику.

Во время допроса с Грицем провели беседу эксперты МВД, которые предварительно признали его вменяемым: «Гриц отдавал отчет в своих действиях и сознательно шел на убийство», цитирует их Mash. Сомнения в невменяемости Грица высказал на своей странице в Facebook и художник-карикатурист Андрей Бильжо, врач-психиатр по профессии.

Кстати, по итогам допроса на сайте СК было опубликовано сообщение, в котором указано, что для того чтобы попасть в редакцию «Эха Москвы», Гриц изготовил некий чертеж-схему, который в действительности не имеет никакого отношения к реальному расположению помещений в здании. Между тем ранее Алексей Венедиктов, наоборот, отметил, что план был очень подробный, такой, какой мог составить только человек, ранее бывавший в редакции.

25 октября адвокат Сергей Бадамшин — он будет защищать в суде интересы Фельгенгауэр, которую уже признали потерпевшей стороной, — сообщил «Интерфаксу», что следователи придерживаются двух основных версий в расследовании нападения: «...Первая — это результат психической неуравновешенности, а вторая — спланированная акция с использованием человека, подготовленного для убийства».

Однако 26 октября официальный представитель СК Светлана Петренко сообщила ТАСС,  что СК рассматривает только одну версию нападения на Татьяну Фельгенгауэр — психическую нестабильность нападавшего. По словам Петренко, поведение Грица во время допроса и задержания «явно свидетельствует как минимум о его неуравновешенности и психической нестабильности». Сейчас его психическое состояние устанавливают эксперты.

«Никакими реальными данными в пользу любых других версий на данный момент следствие не располагает, поэтому заявления адвокатов о какой-либо скрытой подоплеке преступления или участия в нем других лиц абсолютно несостоятельны», — сказала Петренко. Однако Сергей Бадамшин считает такой вывод преждевременным. «Говорить о том, что существует только одна версия и только — о психическом нездоровье обвиняемого, — непрофессионально и преждевременно, (психиатрическая) экспертиза еще не проведена», — сказал Бадамшин NT.

При этом Бадамшин заметил, что «следствие ведет достаточно профессиональный человек, и вряд ли он себе позволит легкую прогулку в одном направлении, нужно отработать все версии произошедшего». «Видимо, у госпожи Петренко либо по ее собственному усмотрению, либо по какому-то указанию свыше родилась идея, что следствие пора сворачивать», — предположил Бадамшин. Скепсис вызывает у него и «поведение» главы СК Александра Бастрыкина: «Если он взял дело под личный контроль — это не значит, что надо бить следователя по рукам».


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.