Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Главное

#Политика

Владимир Путин сделал Джорджу Бушу предложение, от которого невозможно отказаться

15.06.2007 | Воронов Владимир | № 18 от 15 июня 2007 года

Владимир Путин сделал Джорджу Бушу предложение, от которого невозможно отказаться: совместно использовать в целях ПРО один из самых ключевых объектов российской системы предупреждения о ракетном нападении — Габалинскую РЛС в Азербайджане.
Столь щедрый дар, полагают в Кремле, вынудит американцев отказаться от размещения элементов ПРО в Европе — Чехии и Польше.


На Вашингтон эта новость особого впечатления не произвела: Белый дом был готов к этому предложению, поскольку первичную информацию о возможности «сдачи» Габалинской станции уже имел от Ильхама Алиева. Москва ведет переговоры с Баку на предмет «совместного» с американцами использования РЛС в Габале по крайней мере с весны этого года. Де-факто предложение американцам эксплуатировать станцию на паях прозвучало еще 15 мая 2007 года из уст посла России в Азербайджане Василия Истратова: дипломат недвусмысленно сообщил на пресс-конференции, что Россия может рассмотреть вопрос совместного с США использования Габалинской РЛС. Разумеется, у Баку возражений против этой идеи нет, иначе предложение вообще не прозвучало бы: формально-юридически Габалинская станция является собственностью Азербайджана, Россия лишь арендует ее.

— Наш ответ Чемберлену —

Идея Владимира Путина о совместной эксплуатации Габалинской РЛС кажется Джорджу Бушу интересной. Но от планов развертывания ПРО в Европе отказаться не заставит

Значение радиолокационного комплекса в местечке Габала трудно переоценить, причем не только собственно для военных: вообще станция поставляет колоссальный массив информации о ближневосточном и центральноазиатском регионах. Официально этот стратегический объект именуется радиолокационная станция «Дарьял», дислоцируется в поселке Габала (350 км западнее Баку), недалеко от Гянджи. Данные о численности персонала расходятся (даже по официальным источникам) и колеблются в пределах от 1400 до 2000 человек. РЛС подчинена Космическим войскам РФ и предназначена, цитирую данные сайта Минобороны, для «обнаружения баллистических ракет на траекториях полета», «сопровождения и измерения координат обнаруженных целей и помехоносителей», а также «вычисления параметров движения сопровождаемых целей» и определения их типа. Дальность действия РЛС — до 6 —7 тысяч км.

История «объекта 754» — под таким кодом велось проектирование и строительство станции — целиком вплетена в геополитическую интригу 1970 —1980-х годов. Решение о возведении станции раннего предупреждения было принято Политбюро ЦК КПСС еще в 1972 году в качестве, как ныне любят говорить, «асимметричного ответа» американцам. Москву тогда встревожили планы США развернуть базу атомных подводных лодок на острове Диего-Гарсиа в Индийском океане: если полярное — основное — направление возможного удара находилось под наблюдением, то южное подбрюшье Советского Союза тогда было открыто для нанесения ракетного удара с американских субмарин. Однако времени между принятием решения и его реализацией прошло очень много: попросту не было ресурсов — и финансовых, и материально-технических. К тому же еще нужно было спроектировать саму станцию, испытать и наладить выпуск оборудования. В общем, реальное строительство началось в 1976 году, велось оно под пеленой крайней секретности (официальная легенда — станция ионосферной связи), зато темпы были просто фантастическими. В 1983 году стали запускать первые блоки РЛС, в 1984 году часть заступила на опытное дежурство, а с февраля 1985 года — на боевое. И хотя реально станцию потом еще долго достраивали и доводили до ума, устраняя недоделки, большая группа разработчиков и строителей удостоилась Государственной премии СССР. Пусть и поздно, но Советский Союз прикрыл свое южное подбрюшье.

Практически все военные эксперты считают, что проект «Дарьял» себя оправдал, держа под наблюдением почти всю ракетную активность в регионе. К примеру, военные утверждают, что во время ирано-иракской войны Габалинская станция засекла 139 пусков иракских «Скадов» по иранским городам и более 150 пусков уже иранских ракет. И о каждой такой ракетной атаке незамедлительно оповещалось высшее руководство СССР. По сути дела, «Дарьял» — единственный у нас комплекс раннего обнаружения, имеющий опыт работы по реальным боевым пускам.

— Как делили Габалину —

После распада СССР вокруг Габалинской РЛС баталия развернулась нешуточная. Когда Гейдар Алиев закрепил власть своего клана, Баку стал рассматривать проблему российских военных объектов как эффективный инструмент давления — в разрезе попыток решить целый комплекс вопросов, от банально-шкурных до Карабаха и каспийской проблемы. При этом переговоры о судьбе Габалинской РЛС стали орудием шантажа сразу нескольких стран — не только России, но еще США, Турции и Ирана. В переводе на бытовой язык Баку как бы выставил себя на торги: кто больше даст. В принципе, никакого иного выбора и быть не могло, само геополитическое положение Азербайджана определяет ничтожность маневра на военном поле: либо альянс с НАТО (с преобладающим влиянием Турции), либо поглощение Ираном. Россия, прогрессирующая слабость которой всем тогда была очевидна, в этой игре лишь временный партнер и один из предметов все того же торга.

С середины 1990-х годов Анкара неоднократно и недвусмысленно дает понять Баку, что российским военным из республики пора выметаться. В феврале 2002 года тогдашний спикер турецкого парламента Омар Изги во время встречи со своим азербайджанским коллегой открыто выразил вполне официальную позицию своей страны относительно Габалинской станции: «Это во вред Турции. С помощью этой РЛС Россия — мощная военная держава будет в курсе всего происходящего в регионе, в частности Турции, имеющей сильную армию». Азербайджанский же спикер заявил, что сам он за размещение турецких военных баз в республике, а Габалинская РЛС пока находится у русских лишь «из экономических соображений».

В принципе, вопрос о РЛС окончательно решен еще в январе 2002 году: по договору РЛС является безусловной собственностью Азербайджана, а Россия лишь арендует ее до 2012 года. Первоначально договорились, что Москва платит Баку примерно $5 млн в год, затем сумма аренды возросла до $7 млн. Согласно договору без согласия Баку Москва не имеет права заключать какие-либо соглашения с третьей стороной относительно использования РЛС.

Примерно с середины 2005 года станция стала объектом массированной (и явно организованной официальными властями) атаки со стороны азербайджанских СМИ. Местные газеты вдруг затрубили, что РЛС является причиной того, что 95% (!) детей Габалинского района имеют физические и умственные отклонения. Цель прессинга была очевидна: в начале 2006-го Баку поднял вопрос об увеличении арендной платы с $7 млн до $14,4 млн. То, что это была незатейливая и чисто политическая игра, показывают и другие события: еще в конце сентября 2005 года посол США в Азербайджане заявил, что американцы скоро приступят к строительству двух своих РЛС в республике — в Астаре (на границе с Ираном) и вблизи Хызы (на границе с Россией).

«На тебе, боже,
— что нам негоже» —

Для военных решение Владимира Путина неожиданностью быть не могло: еще несколько месяцев назад собеседники The New Times в Минобороны говорили, что судьба Габалинской РЛС решена окончательно и содержание ее признано бесперспективным, поскольку в нынешних условиях объект потерял свое реальное военное значение. Эксперты объясняли это так: «Сама по себе, одна и отдельно взятая, Габалинская станция абсолютно бесcмысленна. Да, она засекает ракетные пуски в регионе, однако все это уже не имет прикладного значения: Габалина имела ценность лишь до тех пор, пока была частью системы раннего ракетного обнаружения. Но после краха всей этой системы, после уничтожения аналогичных станций в Скрунде (Латвия) и Казахстане проку от Габалины мало: она не может закрыть колоссальную брешь».

Кроме того, по словам собеседников The New Times, не стоит абсолютизировать и возможности РЛС: несмотря на все слова о техническом совершенстве, это проект конца 1960-х годов, реализованный на базе технических достижений от силы 1970-х годов. Станция морально устарела еще на момент ее ввода в строй, и модернизировать ее сейчас — все равно что вкладывать деньги в болото. «Эти стационарные бастионы на границе, монстры 70-х годов прошлого века, никакой безопасности они нам уже не прибавят, лучше вкладывать средства в развитие мобильных систем» — эта достаточно распространенная точка зрения в среде офицеров Космических войск. Насколько известно, Москва уже давно не выражала горячего желания продлить аренду базы после 2012 года. Другое дело, «в какие руки ее вовремя сбагрить и почем», как достаточно откровенно обмолвился один из офицеров. Проще говоря, самые реалистичные и прагматичные товарищи с Арбатской площади считают, что лучше уж в Габалине обоснуются американцы, чем турки или иранцы. К слову, сдача Габалины означает еще и то, что Кремль решил сделать уступку Вашингтону еще и в иранском вопросе. Сдав, по сути дела, то, что уже утеряно и будет подобрано без особых усилий. Военно-стратегического значения сдача этой позиции уже почти не имеет — американских планов развертывания ПРО в Европе не остановит. Зато эта чисто политическая и пиаровская акция может дать некоторое время на переговорный процесс. Поскольку это лишь часть комплексных мер Кремля по обеспечению относительной внешней стабильности на период передачи власти. Не более того.

...

Президент ответил на вопрос по географии

Госсекретарь США Кондолиза Райс:

«Места для защиты от ракет с бухты-барахты не выбираются, — заявила Райс в интервью агентству Associated Press. — Перехват ракет — это вопрос геометрии и географии». Райс также сказала, что предложение Владимира Путина использовать радар в Азербайджане было несколько неожиданным, однако к нему надо присмотреться, даже при том что «переговоры с Польшей и Чешской Республикой по ПРО будут продолжаться».

Генеральный секретарь НАТО Яп де Хуп Шефер:

«Считается, что станция в Гадали расположена слишком близко к странам, от которых исходит угроза (ракетного удара. — The New Times). Однако еще слишком рано делать заключения. В любом случае всегда полезно, когда два президента ведут конструктивный диалог по данному вопросу», — сказал он.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.