Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Мнение

Элла в стране чудес

17.10.2017 | Иван Давыдов

Глава ЦИК, объясняя отказ Навальному в избирательном праве, сделала заявку на новый политический язык

Глава ЦИК РФ Элла Памфилова показала всем прочим участникам политического процесса в России, что такое настоящая принципиальность, настоящая несгибаемость и даже что такое настоящий героизм. И еще — что такое настоящая доброта и настоящая снисходительность, однако об этом позже. Начнем все-таки с героизма.

Памфилова в очередной раз заявила, что Алексей Навальный не будет допущен до участия в президентских выборах. «У них были шансы, если бы Навальный хотел идти на выборы, предпринять ряд шагов и сказать: «Все, мы сделали все возможно, а получилось или не получилось». А они по какому пути идут? Ложно интерпретируют законы, с другой стороны говорят: «Кто такая Памфилова? Кто такой ЦИК? Вот мы сейчас выведем ребят, которым головы заморочили, надавим на власть, нас вообще сразу испугаются. Это я испугаюсь? Человек, который прошел все горячие точки, не раз смотрел смерти в глаза? Я никогда, ни под чьим давлением, не позволю нарушить закон, плох он или хорош». Но этой, слегка запутанной речью не ограничилась и добавила: «Никакое давление, ни уличное, ни административное, меня не свернет с этого пути, или я положу заявление на стол».

Это услышав, наверное, сам Путин Владимир Владимирович вздрогнул, решил административное давление на ЦИК не оказывать, смириться с тем, что против Навального на выборах сразиться не удастся, и вздрогнул от восхищения, поняв в очередной раз, какие люди вместе с ним бьются каждый день за народное счастье. Может быть, даже всплакнул.

Но, если иронию отключить, тут ведь интересна не сама новость. Новости никакой нет. В то, что Навального до выборов не допустят, понимают, рискну предположить, и в штабе Навального. (Небольшая ремарка: это ведь еще один яркий момент, конечно, позволяющий кое-что понять в устройстве современной российской политической жизни: до выборов президента страны полгода, а последовательную компанию ведет только один кандидат. Кандидат, которого не будет на этих выборах. А тем, кого до участия в голосовании допустят, кто будет подтанцовкой для кандидата номер один, исполняющего неотразимое соло, видимо, нет дела до выборов, что, впрочем, не очень-то и удивляет). Новости нет, но есть заявка на новый политический язык, намек на словарь, в котором каждое слово имеет значение, прямо противоположное привычному. Как будто воскрес Льюис Кэррол и пишет для нас «Эллу в стране чудес», книгу о приключениях храброй девочки, путешествующей по миру извращенных смыслов.

Давайте по порядку. Начнем с «ребят, которым головы задурили». Понятный отсыл к уже отработанному пропагандой штампу — за Навальным идут не видевшие жизни, обманутые школьники, пушечное (хотя точнее сказать в нашем случае — дубиночное, пушки по счастью пока молчат) мясо его уличных битв. И это — даже не вдаваясь в унылый спор о том, только ли школьники ходят на митинги и школьники ли составляют там большинство, — уже пример такого, знаете ли, добродушного лукавства. Потому что, если уж говорить о делах, которые касаются ЦИК (а разгон мирных митингов пока почему-то не в компетенции Памфиловой), главная проблема для власти — не школьники, реальные или выдуманные, а свыше 600 тыс. человек, которые заявили о готовности поставить подписи за выдвижение кандидата Навального. Необязательно потому, что они кандидата Навального поддерживают безусловно, а просто потому, что понимают — выборы от профанации выборов как раз и отличаются возможностью в них участвовать для представителей реальной оппозиции.

«А что сейчас за возраст? Вся жизнь впереди. Поэтому пусть исходит из этого. И флаг ему в руки!» — говорит Памфилова о Навальном. Глумиться над оппонентом, который сидит под арестом, бить лежачего — это, конечно, в традициях современной российской пропаганды

Это люди, у которых как минимум есть паспорт, совершеннолетние люди с понятным набором прав, среди которых — пусть не прописанное в Конституции, но такое важное право видеть среди участников выборов не только неизбежного кандидата и клоунов, которых власть назначила изображать конкуренцию. Я в этом списке, и я, увы, давно себя ребенком не ощущаю. Не удивлюсь, если многие из вас, уважаемые читатели, — тоже в этом списке.

Есть в выступлении Памфиловой и традиционное упоминание Конституционного суда: «Когда ребятам в соцсетях его горе-юристы пытаются вбивать ложную информацию, что есть Конституция, согласно Конституции он имеет право, — это ложь, поскольку Конституционный суд России несколько лет назад давал разъяснения о том, что нет никакого противоречия между законом и Конституцией». Судьи Конституционного суда не хуже, чем их коллеги из любого районного суда понимают, — закон что дышло, и действуют соответственно, это понятно. Но ведь приговор по делу «Кировлеса» ЕСПЧ давным-давно объявил «результатом произвольного применения законов» и даже присудил Навальному компенсацию. Российская Федерация это решение де-факто признала, поскольку компенсацию выплатила. А то, что приговор при этом не отменен, касается только специфики российской судебной системы и является совсем уж плохим аргументом в разговоре о принципиальности и несгибаемости. Приговор по делу «Ив Роше», кстати, хоть он и не влияет на право Навального участвовать в выборах, поскольку там речь не о тяжких преступлениях, также на днях признан ЕСПЧ несправедливым.

Ну и уж совсем неловко слушать рассуждения Памфиловой о собственной смелости. Что такое административное давление, которому она противостоит? Возможно, речь о полицейском терроре, конечно, который государство развернуло против сторонников оппозиционера, возможно, глава ЦИК намекает, что ей больно на этот произвол смотреть, но принципы дороже, и она не будет возвращать кампанию Навального в легальное поле. Она продолжит героически противостоять человеку, который выходит из ИВС только для того, чтобы через пару недель снова туда отправиться, и не убоится угроз его.

Интересно, положена ли нынче за такую храбрость какая-нибудь медаль.

Ах, да, мы ведь еще должны поговорить про доброту, так вот она: «Он сможет, пройдет этот срок десятилетний — где-то в 2028 году, плюс пять месяцев, может вполне баллотироваться. А что сейчас за возраст? Вся жизнь впереди. Поэтому пусть исходит из этого. И флаг ему в руки!» — говорит Памфилова о Навальном. Что тут добавишь? Глумиться над оппонентом, который сидит под арестом, бить лежачего — это, конечно, в традициях современной российской пропаганды. Но очень уж против традиций русской культуры.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.