Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Родное

#Суд и тюрьма

Дело на $100 млрд

09.12.2009 | Крылов Дмитрий | №44 от 07.12.09

Гаагский суд готовится рассмотреть иск акционеров ЮКОСа к России

Дело о 100 миллиардах. В январе 2010 года третейский арбитражный суд в Гааге начнет рассмотрение по существу иска зарубежных акционеров ЮКОСа к России. Иностранные инвесторы требуют компенсации за незаконную экспроприацию активов нефтяной компании Ходорковского в размере $100 млрд. Возможный исход событий — изучил The New Times


30 ноября третейский арбитражный суд в Гааге постановил: Россия нарушила требования о защите инвестиций в энергетический сектор и применяла дискриминацию и пристрастное судопроизводство по отношению к компании ЮКОС. Требования о защите инвестиций зафиксированы в статье 13 договора к Энергетической хартии, которую Россия подписала в 1994 году, а отозвала свою подпись 18 октября 2009 года.

Хартия в действии

Такой вердикт Гаагского арбитражного суда базируется на том, что Россия, подписав Энергетическую хартию* * Она ратифицирована 60 государствами мира. и прилагавшийся к ней договор, тем самым взяла на себя обязательства исполнять положения этих документов, несмотря на то, что Государственная дума так и не ратифицировала хартию. Одно из положений хартии и прилагающегося к ней договора — защищать иностранные инвестиции, вложенные в природные ресурсы страны (нефть, газ) от экспроприации. А если государство экспроприирует собственность, а с ней и инвестиции, то частный собственник имеет право подать иск о компенсации в международный арбитраж. Причем государство не может сослаться на суверенный иммунитет и не предстать перед судом.
Очевидно, отзывая свою подпись 18 октября, российские власти рассчитывали, что Гаагский арбитраж примет это во внимание и откажет зарубежным акционерам ЮКОСа в иске, который, к слову, готовился более четырех лет. Однако «согласно Венской конвенции ООН, регулирующей исполнение странами международных договоров, государство, поставившее свою подпись под договором, обязано соблюдать его нормы в стадии ратифицирования, то есть в стадии временного исполнения международного договора, вплоть до выхода из него», — сказал в интервью The New Times известный адвокат Михаил Барщевский, представляющий правительство РФ в высших судебных инстанциях.
А ликвидация ЮКОСа и продажа его активов случилась в 2004–2007 годах, то есть до отзыва подписи. Как утверждают собеседники The New Times, близкие к иностранным акционерам ЮКОСа, именно из-за грозивших российскому правительству исков 30 июля 2009 года премьер-министр Владимир Путин отозвал подпись из договора к Энергетической хартии. «К сожалению, Энергетическая хартия, которая была в свое время подписана и которая до сих пор не ратифицирована российской стороной, как мы и говорили ранее, своей роли не сыграла, — заявил тогда Путин на встрече с премьер-министром Болгарии Станишевым. — Сегодня мы можем точно и однозначно сказать, что не видим никакого смысла даже в сохранении нашей подписи под этим документом».
«Мы очень довольны решением третейского арбитражного суда в Гааге, который постановил, что Россия была связана положениями договора с Энергетической хартией вплоть до 19 октября 2009 года», — сказал в интервью The New Times Эммануэль Гайар, глава департамента арбитражной практики адвокатской компании «Шерман и Стерлинг», представляющей интересы зарубежных акционеров ЮКОСа (в частности, компании Group Menatep Ltd). «Это решение важно не только для акционеров некогда существовавшей нефтяной компании, но и для всех инвесторов в энергетическую отрасль России, которые произвели инвестиции до 19 октября 2009 года», — добавил он.

А судьи кто?

Следующая стадия арбитражного разбирательства, намеченная на январь, — рассмотрение иска по существу. По словам Гайара, истцы будут предъявлять в третейском арбитражном суде документы и показания свидетелей о том, что собственность ЮКОСа была экспроприирована и при этом инвесторы не получили компенсации, как должны были. Сумма иска Group Menatep Ltd к Российской Федерации составляет $100 млрд.
Третейский арбитражный суд в Гааге работает по правилам комиссии ООН по международной торговле (ЮНСИТРАЛ). Он специально создан для рассмотрения жалоб, поступивших от зарубежных акционеров после разгрома ЮКОСа и передачи его основных активов (главным образом «Юганскнефтегаза») государственной «Роснефти». В своих действиях судьи арбитража, заседающего в Голландии, ориентируются на международное право и положения Энергетической хартии.
«Процесс будет продолжаться минимум два года», — говорит Эммануэль Гайар. Источники The New Times, близкие к акционерам ЮКОСа, полагают, что это оптимистичный прогноз. По их словам, Россия может сознательно затягивать процесс, используя процессуальные зацепки, поэтому дело может растянуться еще лет на пять.

Россия под арестом

Есть ли у иностранных инвесторов шанс не только выиграть дело, но и взыскать с России компенсацию, которая тянет чуть ли не на 10% отечественного ВВП? «Россия ратифицировала Нью-Йоркскую конвенцию о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений. Точно так же ратифицировали это соглашение еще 143 государства, поэтому мы можем требовать компенсировать ущерб нашим клиентам за счет собственности Российской Федерации, находящейся на территории этих стран», — комментирует представитель истцов Гайар.
«Механизм исполнения третейского арбитражного суда досконально прописан и очень прост. России проигрыш дела грозит арестом любых активов с госучастием: нефти, газа, самолетов «Аэрофлота», банковских счетов, — перечисляет адвокат Владимир Гладышев, управляющий партнер компании «Гладышев и партнеры». — Если «Роснефть» экспортирует нефть, добытую на активах ЮКОСА, причем неважно, какие посредники при том используются, то ее можно будет арестовать по решению суда и продать с аукциона».
По словам эксперта, где бы ни находились государственные активы, например, «Газпрома», «Роснефти» или производителя титана «Вашингтон-Ависмы», их можно будет арестовывать. «Даже если в уставе госкомпаний написано, что они не отвечают по долгам государства, а государство — по их долгам, активы могут быть арестованы, и за счет их продажи предоставлена компенсация акционерам ЮКОСа», — утверждает Гладышев.
«Истцам нужно будет доказать, что имущество ЮКОСа было отобрано, а не ушло за налоговые долги, — сомневается в успехе акционеров Михаил Барщевский. — Им нужно убедить третейский арбитражный суд, что налоговых претензий к нефтяной компании не было и такая практика по отношению к ЮКОСу была выборочной. У меня нет уверенности, что государство действовало исключительно против этой компании. Мы просто не слышали об аналогичных делах против других компаний».

Прецеденты есть

Несмотря на кажущуюся уникальность нынешнего дела, оказывается, что в истории России уже были случаи, когда государство вынуждено было являться в арбитражный суд, где истцом выступало частное лицо. Одна такая тяжба длится до сих пор. Немецкий бизнесмен Франц Зедельмайер вчинил иск Российской Федерации на сумму около $2,5 млн. Отремонтировав особняк на Каменном острове в Петербурге площадью 20 тыс. м2, он не получил компенсацию за то, что здание помимо его воли отошло в собственность администрации президента: как говорят, особнячок приглянулся тогдашнему управляющему делами Кремля Павлу Павловичу Бородину. Немец выиграл арбитраж в 1998 году и начал судебное преследование российского государства. По иску Зедельмайера немецкие суды четыре раза — в 2006 (дважды), 2008 и 2009 годах — налагали арест на движимое и недвижимое имущество российского государства (земля, здания и даже экспонаты выставки), находившееся на территории ФРГ. И хотя до сих пор немецкий инвестор не получил полного возмещения, он доставляет постоянную головную боль российской стороне. «Случай Зедельмайера проложил дорогу судебным делам с участием России в качестве ответчика, — комментирует Гладышев. — До этого считалось, что частные лица объектами международного права не являются и не могут вызвать государство в суд. Чем больше таких дел, тем понятнее, как с государством судиться».

«Традиционно иммунитет государства является его абсолютно неприкосновенной характеристикой и обычно невозможно осуществлять какие-либо взыскания с государства, — говорит профессор МГИМО Сергей Лебедев. — Но в настоящий момент происходит отступление от этого принципа. Если государство действует в своем властном статусе, то этот принцип сохраняется. Если же оно осуществляет действия коммерческого характера, то тогда оно не может претендовать на иммунитет. Этот вопрос должен быть урегулирован в рамках конвенции ООН об иммунитете государства, но Россия не является участником этой конвенции».
А бывший первый зампред Центробанка Сергей Алексашенко в связи с решением Гаагского арбитража вспомнил дело швейцарской компании Noga, которая судилась с 1997-го по 2006 год.* * Предметом иска, поданного главой Nogа Нессимом Гаоном к РФ, было расторжение российской стороной в одностороннем порядке договора о поставке продуктов питания в обмен на нефть. Размер ущерба по иску был оценен в $63 млн. «Если третейский арбитражный суд в Гааге вынесет постановление о том, что российская сторона должна будет возместить ущерб, то государству придется исполнять это решение. Хотя сумма иска иностранных инвесторов $100 млрд мне кажется завышенной. Но дело компании Noga показывает, что государству рано или поздно пришлось расплатиться по своим долгам. Пусть даже оно выкупило тогда эти долги через вторые руки (американским предпринимателем Алексом Коганом. — The New Times), но государство все-таки исполнило решение суда», — говорит Алексашенко.
Если углубиться в историю, то выясняется, что к ответу можно было призвать даже советское государство. Экспроприировав в 1918 году золотые прииски, принадлежавшие английской компании Lena Goldfields, большевики получили повестку в третейский арбитражный суд спустя 12 лет. В 1935 году СССР был готов выплатить небольшую сумму зарубежному инвестору (около £50 тыс. почти из 3 млн, согласно иску), но потом Сталин передумал, отозвал из арбитража представителя СССР и на всякий случай его расстрелял. Потом началась Вторая мировая война, и английское правительство решило не усложнять отношений с союзником. «Но в те годы не существовало Нью-Йоркской конвенции, которая делает повторение истории с Lena Goldfields весьма затруднительной», — уточняет адвокат Гладышев. Он также напомнил, что в различных международных арбитражах сейчас рассматриваются иски к двум латиноамериканским государствам — Перу и Аргентине, которые в свое время объявили суверенный дефолт; поданы иски и против Венесуэлы, где Уго Чавес национализировал нефтянку. «Западные инвесторы хорошо выучили уроки, полученные ими в Африке, и теперь страхуют свои инвестиции: например, множество двусторонних соглашений заключено с Китаем, и Китай эти договоры неукоснительно соблюдает. Именно потому туда и идут деньги», — говорит эксперт.

×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.