Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Деньги

#Суд и тюрьма

Газ: как «надуть цену»

09.12.2009 | Астахова Анастасия (Opec.ru) , Гавшина Оксана, marker.ru , Докучаев Дмитрий | №44 от 07.12.09

Новая газовая война между "Газпромом" и Европой

139-30-01.jpg

Бери или плати. Между «Газпромом» и Европой назревает новая газовая война. Впервые ее главными действующими лицами выступают не соседи по СНГ, а европейские энергохолдинги. Первый залп уже произведен: 1 декабря «Газпром» отказал немецкой компании E.ON в пересмотре условий контракта на поставку российского газа. В причинах назревающего конфликта разбирался The New Times

Промышленный коллапс и вызванное им падение спроса на энергоносители больно ударили по крупнейшим европейским энергетическим холдингам. По предварительным данным, к концу года они могут лишиться порядка 30% прибыли. В надежде смягчить негативные последствия кризиса европейские энергетики обратились к своему давнему бизнес-партнеру «Газпрому». E.ON Ruhrgas просил российский концерн пересмотреть долгосрочные контракты с целью снизить объемы поставок. Дело в том, что минимальный объем законтрактованного немецкой стороной российского газа на 2009 год составляет 160 млрд кубометров. По прогнозам, реальный забор составит 150 млрд кубометров — больше просто не нужно. Но по условиям контракта и за неиспользованные 10 млрд E.ON придется заплатить. Точно так же недобирают минимальные объемы законтрактованного российского газа итальянская Eni, турецкая Botas и некоторые другие европейские партнеры «Газпрома». Однако невзирая на просьбы европейцев пойти на уступки российская газовая монополия не захотела: ведь суммарный размер неустоек, которые можно получить за невыбранный газ, оценивается в миллиарды долларов.

Неумеренный аппетит

Но причина идущего пока под ковром конфликта — отнюдь не только в падении спроса. Одна из главных — необузданные ценовые аппетиты «Газпрома», признается президент Европейского союза газовой промышленности (Eurogas) Доменико Диспенца. Ситуация доходит до абсурда: стоимость газа на спотовом рынке1 сегодня уже на 45% ниже цены, по которой продает свое топливо «Газпром». В течение ближайших трех лет этот разрыв увеличится еще на 25%, уверен член правления немецкой E.ON Ruhrgas Йохан Вайзе.
Изменения рыночной конъюнктуры «Газпром» игнорирует, ссылаясь на долгосрочные контракты, заключенные с европейскими партнерами на 25–30 лет. В результате экспорт российского газа в Европу уже сократился на 7%. В следующем году ситуация только усугубится. По прогнозам «Газпрома», экспортные цены для европейских потребителей в 2010 году могут вырасти еще на $20–30 за тысячу кубометров (сейчас они составляют порядка $280 за тысячу кубов). «За последние несколько месяцев увеличилась средняя стоимость корзины нефтепродуктов, на основе которой «Газпром» рассчитывает прогноз цены на газ для европейских потребителей», — поясняет аналитик ИК «Арбат Капитал» Виталий Громадин.
Дело в том, что стоимость топлива, поставляемого по долгосрочным контрактам, рассчитывается на основе цен на альтернативные источники энергии (мазут, газойль и т.д.). Стоимость «корзины нефтепродуктов» тесно увязана с ценами на нефть, в то время как на спотовый рынок расценки на черное золото оказывают меньшее влияние. На открытом рынке бал правят спрос и предложение. «Из-за сильного перенасыщения сегодняшний спотовый рынок газа — это рынок покупателя, а не продавца. Причина не только в падении спроса, но и во множестве новых проектов по производству сжиженного природного газа (СПГ), а также в появлении новых технологий, позволивших снизить себестоимость добычи газа из сланцев (shale gas). В таких условиях европейским клиентам «Газпрома» выгоднее покупать газ на спотовом рынке, где его стоимость значительно ниже поставок по долгосрочным контрактам», — говорит Громадин.
Чрезмерно высокие цены «Газпрома» — не только результат их привязки к «нефтяной корзине», считает Михаил Делягин, научный руководитель Института проблем глобализации. По его словам, за счет них монополист покрывает крайнюю неэффективность и громоздкость своей структуры и огромную долю непрофильных расходов. Слова эксперта подтверждаются цифрами: за 9 месяцев этого года доходы «Газпрома» снизились на 408 млрд рублей (до 3,3 трлн), а прибыль от продаж газа упала в 1,7 раза (432 млрд против 716 млрд). Очевидная дыра в бюджете делает переговорные позиции российского газового монополиста в противоборстве с его европейскими партнерами весьма уязвимыми.

Ставка на сжиженный газ

Нынешний конфликт наглядно демонстрирует тот факт, что Европа не собирается и дальше терпеть ценовой диктат «Газпрома» и по­этому все больше ориентируется на возможные альтернативы поставкам газа из России. По словам Дениса Демина, эксперта «Энергокапитала», ставка делается прежде всего на сжиженный природный газ, который идет не по трубам, а доставляется в Старый Свет танкерами.
Сегодня на мировом рынке сжиженный газ стоит в 2–2,5 раза дешевле, чем «газпромовский»: его выгодно покупать, даже несмотря на транспортные издержки. Не случайно, по оценкам Международного энергетического агентства, во Франции в общем объеме потребляемого газа уже 30% приходится на сжиженный газ, а в Испании — и вовсе 70%.
По предварительным оценкам, за этот год импорт сжиженного газа в Европу из Африки и Латинской Америки увеличился на 7–8%. По словам эксперта Международного энергетического агентства Иана Кроншоу, импорт сжиженного газа — воплощение мечты Старого Света о либерализации рынка голубого топлива, поскольку поставщиков множество: Алжир, Катар, Тринидад и Тобаго, Египет, Нигерия...
«Европа успешно ведет процесс диверсификации источников энергоносителей, наращивая поставки СПГ, особенно из Катара и Алжира», — утверждает эксперт совета по внешней политике Германии Александр Рар. — А из-за нежелания «Газпрома» идти на компромисс этот процесс может ускориться». О том, что это не пустая угроза, свидетельствуют данные Международного энергетического агентства. «Европа уже импортирует 50 млрд кубометров сжиженного газа, а в ближайшее время благодаря открытию новых терминалов она сможет увеличить эту цифру до 90 млрд», — говорит Иан Кроншоу.* * Спотовый рынок предполагает совершение сделок с немедленной поставкой товара по текущим ценам.

Двойные стандарты

Однако полностью отказаться от российского газа в пользу более выгодных предложений европейские компании не могут: во всех договорах «Газпрома» закреплен принцип «бери или плати» (take or pay), в соответствии с которым покупатель обязан оплатить законтрактованные объемы вне зависимости от того, сколько топлива было потреблено фактически. Это условие компании соблюдают беспрекословно: в случае нарушения покупателю грозит штраф, многократно превышающий стоимость невыбранного газа.
Как пояснил The New Times источник в «Газпроме», европейские партнеры предложили отказаться от принципа «бери или плати». «Снижение спроса на рынке, на наш взгляд, не является достаточным поводом для пересмотра соглашений. Не думаю, что здесь возможны какие-либо уступки. Для нас это базовый принцип, на котором строятся все долгосрочные договоры и вся экспортная политика «Газпрома», — сообщил собеседник. «Принцип «бери или плати» — вовсе не изобретение «Газпрома», — согласен с такой позицией Леонид Григорьев, президент Института энергетики и финансов. — Он введен в 80-х годах по обоюдному желанию сторон, чтобы гарантировать как поставку газа, с одной стороны, так и его оплату — с другой». Как поясняют эксперты, следование этому принципу в определенные отрезки времени может быть невыгодно продавцу, в другие (как сейчас) — покупателю, но в целом он страхует риски всех участников сделки. В то же время сам «Газпром» пользуется принципом «бери или плати» достаточно избирательно. Недавно он сделал исключение для Украины, согласившись на изменение условия газовых соглашений с «Нафтогазом»: к Киеву не будут применяться штрафные санкции за недобор газа в текущем году. Эти уступки обошлись российской монополии примерно в $5 млрд.
В отношении европейских компаний «Газпром» пока не склонен проявлять подобную щедрость. Сергей Чернавский, заведующий лабораторией экономических проблем энергетики ЦЭМИ РАН, считает такую позицию недальновидной: «Газпром» может повести себя жестко и настоять на получении денег в этом году. Но в будущем это заставит европейцев более тщательно подходить к выбору партнеров и прикладывать больше усилий к либерализации своего рынка». По словам эксперта, любые конфликты только ускорят и без того активный процесс диверсификации экспортных маршрутов в Европу. А значит, уже через несколько лет «Газпром» может начать фиксировать неуклонное снижение собственной доли на европейском газовом рынке, завоеванию которого компания посвятила без малого 40 лет.

139-31-01.jpg


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.