Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Картина мира

#Суд и тюрьма

Рысак споткнулся

10.12.2009 | Дмитриев Алексей, Вашингтон , Али Абид | №44 от 07.12.09

Причины и последствия дефолта государственного холдинга «Дубай Уорлд»

139-37-01.jpg

Рысак споткнулся. Новость о фактическом дефолте государствен­ного холдинга в Дубае вызвала нешуточный переполох в мире. Как дошло до жизни такой маленькое эльдорадо Персидского залива и не рано ли его списывать со счетов — интересовался The New Times

От жары 42° при полном безветрии и 90-процентной влажности кажется, что плавится воздух, но строительство самого высокого небоскреба планеты не останавливается. С наступлением ночи на площадке светло, как днем, от прожекторов. Тысячи пакистанцев и индийцев, отработав свои 12 часов, заменяются свежими рабочими, и снова машут стрелами краны и ревут бульдозеры на этой сорвавшейся с цепи ударной стройке капитализма, имя которой — Дубай.

«Бен Ладен» извиняется

На фотографиях 40-летней давности в городском музее Дубая — пустыня и сакли бедуинов. Еще в 1991 году вдоль утыканной причудливыми небоскребами Шейх Заид Роуд стояли редкие здания. Сегодняшний Дубай — это двенадцатирядные магистрали, это 320-мет­ровый первый в мире семизвездочный отель «Бурдж аль-Араб», где все, что блестит, и есть настоящее золото, это 6 млн иностранных туристов в год (столько принимает Нью-Йорк) при собственном населении 1,4 млн и практически полном отсутствии достопримечательностей — ну, если не считать за таковые попадающиеся возле строительных площадок щиты «Приносим извинения за неудобства. Строительная группа «Бен Ладен». В Дубай едут смотреть не на старину, а на новизну. Да и зачем дубайцам собственные развалины, когда они могут отстроить себе самые известные чужие. «Представьте себе Эйфелеву башню, Тадж-Махал, Александрийский маяк и висячие сады Семирамиды — только грандиознее, чем они есть или были на самом деле, и собранные в одном месте», — говорится в рекламной брошюре «Соколиного города чудес». Этот «город» лишь часть еще более фантастического проекта под названием «Дубайлэнд» площадью 278 кв. км. Как чистокровный арабский рысак, Дубай рвется ввысь и вширь без оглядки на архитектурные стили. Башня «Бурдж Дубай» стоит больше $4 млрд, ее высота — 818 метров. Выше не бывает. «Башня Свободы», которую планируется возвести на месте разрушенных «близнецов» в нью-йоркском Манхэттене — на 150 м ниже. Все квартиры в «Бурдж Дубае» были раскуп­лены за два званых вечера, когда был готов только первый этаж.
Рысаку мало места на суше, стройка выплескивается в голубой Персидский залив: там мастерит искусственные архипелаги компания «Накиль». Из космоса они выглядят как пальмы. Две «пальмы» увеличили на 120 км скромную (72 км) береговую линию эмирата, потому что без пляжей и пляжных отелей Дубай не выйдет на планируемый уровень — 15 млн посетителей в год к 2010-му, когда начнут оскудевать нефтяные запасы эмирата. Правда, пока не оскудевает тщеславие тех, кто уже сделал первый взнос, дабы застолбить свой остров в амбициозном проекте со скромным названием «Мир». Представьте: на участке залива площадью 67 кв. км насыпаны 300 островов, сгруппированных по регионам мира и примерно повторяющих очертания континентов. 6% островов будут частными. Все должно было быть уже вот-вот построено, и поп-звезда Род Стюарт вроде бы уже купил «Британию» за $33 млн. Но в конце прошлого месяца государственный холдинг «Дубай Уорлд», куда входит «Накиль», попросил кредиторов об отсрочке выплат по кредитам $59 млрд. И тем поверг в уныние мировые финансовые рынки.

Богатство из воздуха?

Великое шоу под названием «Богатство из воздуха» почти 6 лет назад открывали лично эмир Дубая шейх Мухаммед бен Рашид Аль Мактум и коронованный принц Абу-Даби шейх Халифа бен Заид Аль Нахайян. Первый олицетворяет местную власть, второй — высшую власть Объединенных Арабских Эмиратов (ОАЭ), где стремительно развивающийся Дубай играет роль второй скрипки. Помыслы были вполне благородные. Дубай хотел подать пример соседям: слезайте с нефтяной иглы, ведь нефть — она не только течет, но и, бывает, сильно падает в цене. Слезая с иглы, Дубай начал скупать компании по всему миру, в надежде компенсировать падающий доход от экспорта нефти доходами на альтернативном рынке. Шейх Аль Мактум активно ратовал за дубайские инвестиции за рубежом и иностранные — в Дубае. Но инвестиции — вещь коварная. Все это продолжалось ровно до тех пор, пока мир не вошел в 2008 году в пике глубокой рецессии. Активы перестали стоить тех денег, которые были заплачены за них во времена экономического бума. Уже год назад сотни иностранных менеджеров, приглашенные строить «рай на земле», стали бросать прямо на аэропортовской стоянке неоплаченные по кредитам «бумеры» и «мерсы» и улетать восвояси. Ведь зарплаты у коренных граждан ОАЭ, куда эмират Дубай входит наряду с шестью другими, такие высокие, что выгоднее нанять американца или австралийца, привезти его сюда со всей семьей, оплатить ему квартиру, шофера-бангладешца, школу для детей, няньку-филиппинку и билеты на поездку домой дважды в год. В 2007 году среди служащих в негосударственном секторе Дубая только 1% были гражданами Эмиратов, имеющими доступ к бесплатной медицине и образованию (на него, кстати, ОАЭ тратит 35% своего федерального бюджета!), безвозмездную ссуду до 70 тыс. дирхамов на свадьбу и приданое, а иногда и бесплатное жилье.
Недвижимость перестала расти в цене, свежевыкрашенные небоскребы пустовали, нераскупленные острова «Мира» не приносили «Накилю» нужной ликвидности. В конце ноября всем стала ясна шаткость финансового положения Дубая. Завидный имидж «арабского экономического чуда» потускнел. Эмират оказался заложником квазиэкономической стратегии, в основе которой — так называемые «дешевые деньги». Теперь кредиторам «арабского чуда» остается разве что молиться о получении хотя бы части вложенных средств и с неохотой соглашаться на просьбу дать эмирату отсрочку по долгам.

О чем думал шейх

Впору задаться вопросом: на какой «бум» рассчитывал шейх Аль Мактум, самовольно устанавливающий законы в Дубае, назанимав на мировом рынке $80 млрд — таков ныне суммарный долг эмирата. На инвестиционный? Строительный? И сколько в дополнение к этим 80 млрд одолжили правительству Дубая местные банки? Уже известно: власти столичного эмирата Абу-Даби сочли, что активы Дубая, одного из «субъектов федерации», не стоят той бумаги, на которой они оформлены, заверены подписью и проштампованы. И вместо $20 млрд запрошенной экстренной помощи Абу-Даби проплатил Дубаю только $15 млрд.
Теперь Дубай дрейфует в море долгов и ждет спасительной соломинки из Абу-Даби. Но она не приплывет, пока не прояснится вся финансовая политика шейха Аль Мактума. Модель, основанная на массированной скупке заморского бизнеса, не оправдала себя.
Наверное, Дубаю придется обложить подоходным налогом тех, кто работает в купленных им иностранных компаниях. Будут и другие непопулярные меры. Ясно, что это серьезно подпортит имидж маленькой страны Залива, известной неслыханной щедростью, вплоть до готовности оплачивать обучение своих граждан за рубежом. Но что поделаешь?
Около 70% населения эмирата — приезжие, в основном иностранные рабочие из Азии. Скорее всего, большинство из них теперь уедет, и Дубаю придется расстаться с хронической зависимостью от иммигрантской рабочей силы. Дубай очень хотел подражать «азиатским тиграм» — Сингапуру и Гонконгу. Но не учел, что в Сингапуре — 4 млн коренного населения. К тому же, в случае чего, Сингапур, дабы его индустрия работала бесперебойно и безошибочно, как швейцарские часы, всегда сможет «добрать» дешевую рабочую силу рядом — в Малайзии. Дубай такого ресурса лишен начисто.
Дубай, возможно, теперь подумает и об отказе от общей для всех семи эмиратов ОАЭ денежной единицы — дирхама и вводе собственной национальной валюты. Впрочем, Абу-Даби наверняка будет настаивать на соблюдении Дубаем единой валютной политики. И наверняка сможет-таки настоять на своем. Вопрос лишь в цене, которую Абу-Даби заплатит за спасение Дубая.

Торопиться не надо

И все же не стоит списывать Дубай со счетов. Здесь по-прежнему нет корпоративных и подоходных налогов и можно открыть стопроцентно иностранную компанию с полной репатриацией доходов. Ислам, осуждающий ростовщичество, не помешает дубайским банкам и впредь ссуживать деньги. Мусульманские ортодоксы будут приезжать в Дубай предаваться удовольствиям, о которых и не помышляли дома. И хотя больше самого Запада исламские фундаменталисты ненавидят «гарбзадеги» — «озападнивание», сам феномен Дубая служит для них доказательством того, что в XXI веке процветание наступает не в Америке или Европе, а вопреки всем козням на Арабском Востоке. Но и Запад, честно говоря, должен быть рад-радешенек, что миллионы молодых арабов смотрят с надеждой на возможности, которые им открывает Дубай, вместо членства в какой-нибудь «Аль-Каиде». А значит, и в интересах Запада — постараться помочь эмирату выбраться из трудного положения.

139-38-01.jpg


Объединенные Арабские Эмираты (ОАЭ) — федеративное государство, состоящее из семи монархий. Включает в себя эмираты Абу-Даби, Аджман, Дубай, Рас-эль-Хайма, Умм-эль-Кайвайн, Эль-Фуджейра и Шарджа. Столица ОАЭ — Абу-Даби, крупнейший и наиболее динамично развивающийся город — Дубай с населением более 1,5 млн человек.

Во главе государства стоит президент ОАЭ
— шейх Халифа бен Заид Аль Нахайян, эмир крупнейшего эмирата — Абу-Даби. Клан Аль Нахайян правит эмиратом Абу-Даби уже более 250 лет. Правительство (Совет министров) ОАЭ возглавляет эмир Дубая, второго по величине эмирата, шейх Мухаммед бен Рашид Аль Мактум.

Основная статья национального дохода ОАЭ, члена ОПЕК с 1967 года — экспорт нефти.


Абид Али — бизнес-редактор телеканала «Аль-Джазира» (Катар). Сотрудничество на условиях CreativeCommons
139-39-01.jpg

×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.