Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Мнение

Король ждет «Триумфа»

12.10.2017 | Евгений Гур, политолог-арабист

Зачем саудовской монархии понадобилось новейшее российское оружие

По итогам триумфально обставленного (как «этапный» и «исторический») визита в Москву короля Саудовской Аравии Сальмана бен Абдель Азиза договоренности в самой чувствительной и в то же время перспективной для российско-арабских отношений сфере — в области поставок новейших дорогостоящих вооружений — так и остались на уровне меморандумов о намерениях. Хотя российские проправительственные СМИ, не дожидаясь встреч и подписания документов, раструбили о них, как свершившемся факте.

Пока есть только факт визита и интереса к сотрудничеству в сфере ВТС, что само по себе знаменует новый этап в отношениях России и Саудовской Аравии, которые в исторической ретроспективе были выдержаны, если выражаться мягко, в духе антагонизма, если не враждебности. Периоды относительного сближения и поиска взаимных интересов сменялись конфронтацией. Только за последние 20 лет эти отношения успели один за другим пройти несколько подобных циклов в связи с военными конфликтами в Югославии, Чечне и Сирии. Конфликтами, в которых русские и саудиты как правило оказывались на противоположных позициях.

Что же происходит сегодня? Сальман бен Абдель Азиз уже не в тех летах, чтобы лететь за тридевять земель ради визита вежливости. В Москву его привели вполне насущные интересы.

«СА и Россия — не враги», — пишет колумнист влиятельной саудовской газеты «Аш-Шарк аль-Асуат», рассматривая визит короля в Москву сквозь призму сирийского кризиса и вовлеченности в этот кризис шиитского Ирана. И это уже сигнал. Саудовская дипломатия озабочена ростом влияния Тегерана в регионе и намерена хотя бы отчасти нивелировать это влияние сближением с его основным союзником — Москвой.

Следующий по значимости пункт — стабилизация нефтяного рынка. Судя по тому, что цена на нефть к удовлетворению Москвы снова поползла вверх, Путин и саудовский монарх договорились, что Эр-Рияд сократит объемы нефтедобычи.

И, наконец, третий вопрос двусторонней повестки — пресловутое военно-техническое сотрудничество (ВТС), включая как поставки вооружений, так и производство некоторых их видов, фигурально выражаясь, на саудовской почве. Здесь не все так просто.

Наиболее реально осуществимые проекты, о которых договорились Москва и Эр-Рияд, ничтожны с точки зрения политической составляющей. Скажем, производство в аравийском королевстве по лицензии автомата Калашникова и патронов к нему. На этот счет в Москве подписан контракт. При этом соглашение не имеет политической добавленной стоимости и никак не затрагивает интересов других сторон.

Cо стороны Саудовской Аравии интерес к «Триумфу» отражает симметричный политический интерес — вовлечь Россию, опирающуюся сейчас в регионе на союзников-шиитов, в «суннитский круг»

Куда больший интерес представляет вопрос возможных поставок Эр-Рияду новейших российских зенитно-ракетных комплексов (ЗРК) С-400 «Триумф». Со стороны Москвы эта сделка тянет на попытку ангажировать Саудовское королевство к установлению более доверительных отношений, к сближению геополитических позиций. То есть на попытку распространить возможность политического маневра на сферу эксклюзивных интересов США и Запада в целом.

Правда, попутно возникает вопрос к нашему Минобороны и военным экспертам: а есть ли гарантии того, что если поставка «Триумфа» саудовцам случится-таки, то Эр-Рияд воздержится от его применения на сирийском или йеменском театре военных действий? Судя по тому, что до конкретных шагов не дошло, соответствующих гарантий пока не получено. А значит, сегодня речь идет о том способе установления доверительных отношений, в котором на данном этапе движение важнее достижения цели.

Cо стороны Саудовской Аравии интерес к «Триумфу» отражает симметричный политический интерес — вовлечь Россию, опирающуюся сейчас в регионе на союзников-шиитов, в «суннитский круг». Таким образом, Эр-Рияд надеется заполучить хоть какие-то рычаги влияния на российско-иранские отношения в период, когда, как заметила газета «Аш-Шарк аль-Аусат», угроза со стороны Ирана растет, а гарантии безопасности со стороны США начинают обставляться разными условиями. Саудиты, например, не уверены в беспроблемном прохождении через Конгресс США сделки о поставках Эр-Рияду американских противоракетных установок THAAD — договоренность на этот счет была достигнута в рамках целого пакета контрактов на сумму в $110 млрд в ходе визита президента Трампа в Саудовскую Аравию в мае этого года. Уведомление о готовящейся сделке Конгресс получил от Пентагона как раз в тот момент, когда король Сальман находился в Москве.

По большому счету до сих пор не понятно, чего хочет, какие конечные цели ставит перед собой Россия, каким принципам следует, все глубже увязая в регионе

Несмотря на улыбки и рукопожатия в Москве, рассчитывать на хотя бы тактическое взаимопонимание двух стран в сирийском или иранском вопросах не приходится. И не только в силу полярности исходных позиций сторон. Просто по большому счету до сих пор не понятно, чего хочет, какие конечные цели ставит перед собой Россия, каким принципам следует, все глубже увязая в регионе. Публичного обсуждения российской политики нет, как нет и беспристрастного экспертного анализа за рамками официозного дискурса.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.