Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#История

#Суд и тюрьма

«Сталин использовал убийство Кирова как оправдание массовых репрессий»

11.12.2009 | Альбац Евгения | №44 от 07.12.09



139-54-01.jpg

С.М. Киров среди ленинградских пионеров, 22 сентября 1933г.


75 лет назад, 1 декабря 1934 года, выстрелом в затылок был убит Сергей Киров — первый секретарь Ленинградского обкома ВКП(б). За этим последовала кровавая вакханалия, вошедшая в историю как эпоха Большого террора. Насилие стало способом управления огромной страной. Показательные процессы над недавними еще лидерами страны Зиновьевым, Каменевым, Бухариным, Рыковым, на которых была возложена вина за убийство Кирова, стали символом сталинского правосудия. Миллионы людей, в том числе почти все члены Общества политкаторжан, основатели большевистской партии прошли по расстрельным спискам или отправились по этапам ГУЛАГа. Однако было ли убийство Кирова заранее спланировано и заказано Сталиным, как заявлял в своей знаменитой речи на XX съезде КПСС Никита Хрущев, или же дьявольский гений «кремлевского горца» использовал выстрел в Ленинграде как повод к развязыванию Большого террора — это до сих остается предметом живого обсуждения среди историков. The New Times задал этот вопрос профессору Рочестерского университета (США) Метью Леное, чья книга «Убийство Кирова и советская история» выходит в издательстве Йельского университета

Итак, профессор: Сталин заказал убийство Кирова?
Нет. Я уверен в этом на 99 процентов.

Один процент вы оставляете на то, что вдруг обнаружатся какие-то новые документы в секретных хранилищах ФСБ или Кремля?
Я изучил документы, которые были представлены комиссии ЦК и КПК (Комитет партийного контроля. — The New Times) в апреле 56-го года, документы расследования 1934 года, показания людей, которых допрашивали в период Большого террора, наконец — Генриха Люшкова, сотрудника центрального аппарата НКВД, а потом его дальневосточного управления, который в июне 1938 года сумел убежать в Японию. Люшков был одним из основных следователей по делу об убийстве Кирова: он приехал в Ленинград на следующее утро после убийства — на том же самом поезде, что Сталин и Генрих Ягода (глава НКВД в то время), допрашивал ключевых свидетелей, включая и убийцу — Леонида Николаева. Он же играл важную роль в деле против Зиновьева и Каменева в 1935–1936 годах. Японская разведка очень дотошно допрашивала Люшкова, и он, в отличие от Александра Орлова,* * Александр Орлов (1895–1973), сотрудник Иностранного отдела ОГПУ. С июля 1938 г. — в эмиграции. Автор книги «Тайная история сталинских преступ­лений», 1953. дал очень аккуратные показания по многим фактам Большого террора. Спустя год, в 1939-м, один японский журнал опубликовал перевод его «Открытого письма» Сталину, в котором Люшков весьма подробно писал и об убийстве Кирова, и о расследовании этого дела, и эти его описания подтверждаются теми архивными документами, которые были открыты десятилетия спустя. Так вот, Люшков, который не испытывал никаких иллюзий по поводу Сталина, написал, что Николаев — человек с очевидными расстройствами психики и убийство он совершил по собственной инициативе. А Сталин уже использовал это как повод, чтобы расправиться со своими противниками и оппонентами.

Но Роберт Конквест не слишком доверял этим показаниям Люшкова, тем более что тот находился в Токио под домашним арестом и очевидным контролем японской разведки, другой исследователь — Эми Найт тоже считает, что за убийством Кирова стоял именно Сталин. Правда, Адам Улам (знаменитый гарвардский историк и автор десятка книг, в том числе «Сталин: человек и его эпоха») скорее придерживался версии, которую представляете вы. Так почему вы так склонны верить показаниям одного из «волков» Сталина?
Потому что по целому ряду других вопросов — о числе репрессированных, о том, что происходило в дальневосточном управлении НКВД, о подготовке показательных процессов Люшков приводит данные, которые абсолютно точны и подтверждаются архивными документами, которые КГБ открыл в 1956 году. И не очень понятно, зачем ему было врать по поводу убийства Кирова, тем более что он хотел перебраться в США. Наконец, его версия подтверждается интервью другого следователя по этому делу — Леонида Райхмана (он писал книги под псевдонимом Попов), которое тот дал в 1989 году, в перестройку, питерскому историку Алле Кирилиной, которая чрезвычайно много сделала для раскрытия этой тайны.

Тогда на чем основывался Хрущев?
Он тоже не сумел получить достаточных доказательств, хотя очень хотел. Дело в том, что Хрущеву было важно показать, что за весь кошмар репрессий отвечает Сталин и только Сталин, а партия, сама система власти в СССР оказалась заложником диктатора. Тогда и позже упорно создавался этот миф, призванный защитить существо советского строя, его принципы — Хрущев не мог себе позволить, чтобы у населения сложилось иное представление о природе строя.

Тогда почему Николаев стрелял в Кирова, что им двигало, тем более что он понимал, что будет расстрелян?
Дело в том, что у Николаева как-то все плохо складывалось: с начала 20-х и по 1934 год он поменял 13 мест работы, и каждое новое было хуже предыдущего — например, он руководил «красным уголком» на фабрике; он был странным человеком, с разбалансированной психикой, подверженный, как мы бы сегодня сказали, депрессиям. В апреле 1934 года Николаев был уволен из Института истории партии, его также исключили из партии, он подал апелляцию, его восстановили, но на работу обратно так и не взяли. Его жена была чиновником среднего уровня в Минтяжпроме, и денег им не хватало. Но главное, что Николаев был из рабочего класса и считал, что все, что с ним происходило, было крайне несправедливо по отношению к представителю пролетариата. Он писал письма Кирову, Сталину, в ЦК и Политбюро — и это опять же ничего не дало. В 1956 году КГБ обнародовал большие выдержки из его дневника, а также то, что он назвал своим «политическим завещанием», которые показывают, что он совершенно потерял связь с реальностью. Наконец, Николаев пришел к выводу — он об этом пишет, что советская власть предала идеалы Октябрьской революции, а значит, и его идеалы. Он пытался встретиться с Кировым — однажды он даже был задержан охраной Кирова. Его допросили и отпустили домой. Вскоре после этого он начал писать свой дневник, в котором описывал план подготовки убийства Кирова. Он пишет о Рябове и других революционерах-террористах и представляет себя как борца за дело революции. Правда, надо признать, что его записки не слишком последовательны и отдают маниями. Несколько раз он вполне близко подходил к Кирову — например, на Московском вокзале. В утро убийства он был в Смольном — пытался получить пропуск на партийное собрание, не получил, ему сказали: «приходите в четыре часа», он пришел, ему дали пропуск, в кармане у него был наган, Николаев выходит из туалета — и тут мимо проходил Киров. Николаев достал наган и выстрелил.

А откуда у Николаева было оружие?
У многих членов партии в то время было оружие, тем более что Николаев участвовал в коллективизации в Западной Сибири. В середине 20-х и потом в 1931 году его наган был зарегистрирован. Что касается патронов, то он купил их в магазине НКВД, поскольку только НКВД имел право в СССР в то время продавать оружие.

Ходили разговоры, что Киров соблазнил или пытался соблазнить жену Николаева?
Мы знаем, что у Кирова была одна любовница: его жена была тяжело больна и у них не было интимных отношений, говорили и о его увлечениях балеринами Мариинского театра, но жена Николаева не была среди его пассий.

Вы, как и многие другие, ссылаетесь на дневники Николаева — точнее, на ту часть, которая была обнародована КГБ. Вы исключаете возможность, что НКВД просто уничтожил иные свидетельства, которые доказывали, что Николаев отнюдь не был убийцей-одиночкой?
Все возможно. Как вы знаете, во время показательных процессов 1938 года всплыла версия, что это Генрих Ягода, к 38-му году уже расстрелянный, дал указание Запорожцу,* * Иван Запорожец (1885–1937), замначальника Ленинградс­кого управления НКВД. а тот в свою очередь Николаеву — убить Кирова. Эта версия — очевидная фальсификация, тому масса свидетельств: например, Запорожца не было в Ленинграде в месяцы, предшествующие убийству. В своей книге я подробно останавливаюсь на другой версии — что Сталин, или Каганович, или Молотов, которые видели в Кирове своего соперника, используя нижний уровень сотрудников НКВД, дали понять, что желают устранения Кирова.
Но совершенно непонятно, чем им мешал Киров? В отличие от известных мифов, Киров отнюдь не был серьезным оппонентом Сталина, не был и альтернативой вождю. Он, напротив, неуклонно следовал линии ЦК и товарища Сталина, он был куда лояльнее, чем многие другие, а легенда о том, что на XVII съезде против вождя партии было подано сотни голосов — тоже миф, созданный во времена Хрущева, для того чтобы показать, что партия в целом не несет ответственности за террор, что она в 1934-м пыталась остановить Сталина. Повторяю, это — миф. Кстати, Сталин сам продвигал Кирова, он его создал, назначил на такой важный пост, как первый секретарь обкома Ленинграда. Так какой смысл ему было убивать Кирова? Другой вопрос, что позже он скорее всего бы его расстрелял, как многих других.

Чтобы обвинить в том Зиновьева и Каменева и развязать кровавую бойню, нет?
Именно так Сталин и использовал это убийство — как оправдание массовых репрессий, в этом он был гений. Последствия убийства Кирова были для СССР значительно более важными, чем само убийство. Но — и это еще один мой аргумент против версии о заказе убийства Кирова — действия Николаева создавали очень опасный прецедент: если кто-то мог решиться убить одного из лидеров партии, то у него могли бы найтись последователи. Во-вторых, Николаев был из рабочих, и это тоже был неприятный для власти факт: пролетарий, то есть не кулак, не другой враждебный элемент, а именно человек из рабочего класса поднял руку на товарища по партии. И поэтому, кстати, они скрывали, что Николаев был из рабочих. НКВД придумал некий «ленинградский террористический центр» и сделал Николаева центром этой организации. В декабре 1934 года были арестованы Зиновьев и Каменев, которых объявили «морально ответственными за убийство», а также в том, что они готовили заговор с целью устранения Сталина. А в августе 1936-го и тот и другой уже «признались» в убийстве Кирова, и это стало основанием для первого из серии показательных процессов. Потом были арестованы Бухарин и Рыков, целый ряд других людей (у НКВД нашлись доказательства и их соучастия), и за этим последовал второй показательный процесс уже в марте 1938 года.

В своей книге вы подробно исследуете сталинскую эпоху. Как вы считаете, действительно без сталинской индустриализации, основанной на рабстве ГУЛАГа и массовых расстрелах, СССР не смог бы набрать ту мощь, благодаря которой Советский Союз выиграл войну с Германией?
Нет, я придерживаюсь как раз обратной точки зрения: многие исследования показывают, что репрессии, в том числе в Красной армии, во многом стали причиной того, что первые полтора года войны обернулись катастрофой. Те же исследования свидетельствуют, что если бы была продолжена политика НЭПа, то СССР был бы значительно лучше подготовлен к войне и при этом не были бы убиты миллионы людей.

139-55-01.jpg

Профессор Метью Леное

139-55-02.jpg
Обложка дела об убийстве Кирова (из музея С.М. Кирова в СПб)
139-56-01.jpg
Леонид Васильевич Николаев с женой Мильдой Драуле, дата неизвестна

×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.