Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Мнение

Россия без Путина

11.10.2017 | Иван Давыдов

Поучительное зрелище: государственные люди, кадровый резерв президента, — и вот, пожалуйста, скачут безропотно в бездну

176549-1.jpg

Фото: скриншот с видео rbc.ru

Сначала РБК опубликовал видео: в ходе организованного РАНХиГС тренинга на Агурских водопадах под Сочи потенциальные кандидаты в губернаторы прыгают в воду с семиметровой скалы. А затем «Левада-центр» — данные очередного опроса касательно президентских выборов. Первая публикация стала хитом — еще бы, это ведь удивительное и даже поучительное зрелище: государственные люди, кадровый резерв президента, — и вот, пожалуйста, скачут безропотно в бездну.

Остроумцы поминали спартанский обычай сбрасывать слабых и уродливых детей со скалы. Поминали и Тарпейскую скалу Древнего Рима — с нее швыряли вниз преступников, и тут есть повод для исторических параллелей, конечно, и для осмысления удивительного российского обряда инициации: финалом губернаторской карьеры не так уж редко становится уголовное дело, но в нашем случае наказание опережает преступление. Политолог Павел Святенков увидел в происходящем почти прямую цитату из «Приключений Гулливера»: «В Лилипутии издавна существовал такой обычай. Когда кто-либо из министров умирает или уходит в отставку, несколько кандидатов на его место просят разрешения императора развлечь его пляской на канате. В большом зале дворца высоко над полом натягивают канат, и на нем начинаются пляски и прыжки. Тот, кто выше прыгнет и при этом ни разу не упадет, занимает освободившееся министерское кресло. Время от времени император заставляет прыгать на канате всех своих советников, чтобы проверить, не утратили ли свою ловкость люди, помогающие ему править страной». В общем, простор для шуток имеется, есть, где порезвиться.

Очередной стандартный опрос «Левады» — «за кого бы вы проголосовали, если бы президентские выборы состоялись в ближайшее воскресенье», — напротив, никакого ажиотажа не вызвал. Оно и понятно, там же все ожидаемо: Путин непобедимый и недосягаемый (за него 52% опрошенных). У ближайших конкурентов, Владимира Жириновского и Геннадия Зюганова, — по 2%. У Алексея Навального процент, прочие — меньше, чем единица. Прочие, кстати, это Медведев, Явлинский и Шойгу.

Но там есть еще одна табличка, как раз нестандартная, — с вопросом о том, за кого голосовали бы россияне, если бы Путин на выборы не пошел. Тут чуть интереснее — в лидеры выбивается Медведев с восемью процентами, Шойгу и Жириновский (у них по шесть) обходят Зюганова (четыре), Навальный удваивает результат, и даже Явлинский уже не меньше единицы. У него — твердый кол.

И это позволяет две истории — про прыжки потенциальных губернаторов в холодную воду и про электоральные предпочтения россиян — объединить в одну.

Политики здесь не нужны, да и нет их. Как раз про это — результаты опроса «Левады» о выборах без Путина

Про то, что новые врио-технократы выглядят как братья-близнецы, тоже ведь много шутили. Но важнее не сходство очков и стрижек, важнее, что, если не брать в расчет пары исключений, все они — совершенно случайные люди для регионов, которыми теперь будут править. «Россия-24» крутит короткое интервью бывшего мэра Вологды Андрея Травникова, который стал временно исполняющим обязанности губернатора Новосибирской области. Бывший мэр, не замечая крамолы, честно говорит — в принципе, назначения ждал, но Новосибирская область — это и для него тоже неожиданно. Однако согласился сразу и «постарается оправдать доверие Владимира Владимировича».

Это и есть прыжок со скалы — умение скакать с семи метров в омут говорит ведь не о решительности или хорошей физической подготовке (ну, или и об этом тоже, но это дело десятое). Прежде всего, это демонстрация готовности исполнять любой приказ без лишних раздумий. Даже опасный. Даже нелепый. Умение скакать с семи метров никак не пригодится в деле управления регионом. Тут важно доказать, что за право оказаться в «кадровом резерве президента» ты готов вообще на все.

И, собственно, только это умение и оказывается востребованным. Взаимозаменяемых людей без лиц, основной характеристикой которых является гиперлояльность, можно двигать по карте России в любом порядке, не особенно заботясь о логике.

Политики здесь не нужны — словно бы говорят нам все эти головокружительные перестановки. Новые врио — люди не без управленческого опыта, прошедшие испытание водой, и с новой работой как-нибудь справятся. Они занимают должности политиков по определению, предполагающие необходимость проходить через выборы, договариваться с местными элитами, завоевывать симпатии электората… Но в условиях, когда выборы превращены в скучный ритуал (вспомним сентябрьский единый день голосования), это все никакого значения не имеет. Лишь бы со скалы сигали по первому слову начальника, остальное пустяк.

Политики здесь не нужны, да и нет их. Как раз про это — результаты опроса «Левады» о выборах без Путина. Никто из самых заметных в стране людей, занимающих важнейшие посты, не вылезающих из телевизора, не имеет и десяти процентов сторонников. Действующий в условиях невероятного прессинга Навальный, который в телевизоре персона нон грата, зато не вылезает из КПЗ, даже и сейчас может конкурировать с ними почти на равных. Особенно если прикинуть, сколько людей из числа опрошенных не решаются явным образом выразить свои симпатии и подстраиваются под нужный ответ. Это ведь сторонником Жириновского, к примеру, можно объявить себя без всякого риска, сторонником Навального, возможно, уже нет.

В предыдущем, сентябрьском опросе о президентских выборах социологи «Левада-центра» поставили эксперимент: включили в гонку несуществующего кандидата Андрея Семенова, которого якобы поддерживает Путин. Несуществующий Семенов порвал реальных конкурентов в клочья — готовность проголосовать за него выразили 18% респондентов. И не то, наверное, удивительно, что 15 из этих 18 впервые услышали о Семенове в ходе опроса, а то, что 3% заявили, будто Семенова знают.

Это — тоска по политике, искреннее желание увидеть новое лицо, усталость от узурпировавших право называться политиками имитаторов из системных партий.

Есть тоска по политике, искреннее желание увидеть новое лицо, усталость от узурпировавших право называться политиками имитаторов из системных партий

Выборы близятся, момент рубежный, есть повод подвести итоги. Итоги работы Путина над политической системой — и в видео РБК, и в опросе «Левады». Политик в стране один. Право заниматься политикой оставлено одному человеку. Население с этим смирилось, хоть и ощущает (слово «понимает» слишком здесь оптимистично) некоторую неправильность происходящего. Механизмы «производства политиков», если позволительно так выразиться, уничтожены. Те, кто пытается их восстановить, становятся жертвами репрессий (и это вовсе не алармистская риторика, это констатация факта). Путин — в политической пустоте, и, благодаря его же стараниям, эту пустоту просто некем заполнить. А знаменитый афоризм Вячеслава Володина — «Есть Путин — есть Россия, нет Путина — нет России» — приобретает, вопреки воле автора, довольно мрачную окраску. Он звучит уже не как выдающийся образчик придворного подхалимажа, а как мрачное пророчество о неизбежности скорого конца света в отдельно взятой стране.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.