Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Анализ

Как рассказывать анекдоты в сумасшедшем доме

08.10.2017 | Александр Гольц, военный обозреватель

Так называемая представительная власть полностью отказалась от любых попыток контролировать силовиков через госбюджет

875696.jpg

Фото: ren.tv

Эксперты бьют тревогу: проект государственного бюджета на следующий год будет еще более секретным, чем предшествовавшие. Тайные расходы бюджета увеличатся до максимума за 12 лет, сообщают СМИ. Специалисты обращают внимание на ряд странных закрытых статей: так, появились секретные межбюджетные трансферы, закрыта часть расходов на образование и здравоохранение. Кроме того, закрытые расходы по национальной безопасности возрастут на 154 млрд руб.

Впрочем, на мой взгляд, это отнюдь не самая серьезная проблема, которая связана с секретностью российского бюджета.

Цифры и суть

Зададимся простым вопросом, а зачем, собственно говоря, нам знать, как расходуются государственные средства, выделенные на оборону и безопасность? Затем, наверное, чтобы понимать, как расходуются наши налоги, каковы направления военной политики, насколько надежно будут защищать нас полиция и прочие правоохранители? Так вот, можно с уверенностью констатировать, что даже так называемые «открытые» статьи бюджета не дают на сей счет ровно никакой информации. Фактически нам ежегодно открывают несколько бессмысленных цифр, которые невозможно ни проверить, ни оценить. Ну что толку от того, что нам в том же проекте бюджета сообщили, что на Вооруженные силы в следующем году потратят 2 трлн 138 млрд руб., а на «органы безопасности» (даже без детализации по ведомствам) 300 млрд? Не обладающие «допуском» могут лишь констатировать, увеличиваются или уменьшаются общие расходы по той или иной статье по сравнению с прошлыми годами. Но вот узнать из этих цифр, как именно будут расходоваться гигантские средства (более трети бюджета направляется на оборону и безопасность), практически невозможно.

Фактически нам ежегодно открывают несколько бессмысленных цифр, которые невозможно ни проверить, ни оценить

Будет Россия готовить войска к операциям по проекции силы на другие континенты, подобные сирийской, или сконцентрируется на подготовке Вооруженных сил к локальным конфликтам на своих границах? Вложит все деньги в стратегические вооружения или будет строить новые танковые армии из перспективных «Армат» и «Терминаторов»? Открытая часть военного бюджета не дает ответа на эти вопросы.

Точно также из бюджета мы никогда не узнаем о направлениях развития Национальной гвардии или российской полиции. Говорят, что имеющим допуск членам комитета Госдумы по обороне, равно как их коллегам из комитета по безопасности, соответствующие ведомства предоставляют дополнительную информацию относительно государственных расходов на армию и спецслужбы. Однако не известно ни об единой попытке хоть как-нибудь изменить планируемый военный бюджет.

Стало быть, даже самым доверенным депутатам отведена роль бессловесных свидетелей. Так называемая представительная власть полностью отказалась от любых попыток контролировать силовиков через госбюджет.

СДЕЛАВ ТАЙНОЙ ВСЮ АКТИВНОСТЬ В ОБЛАСТИ ОБОРОНЫ И БЕЗОПАСНОСТИ, КРЕМЛЬ ПАРАДОКСАЛЬНЫМ ОБРАЗОМ СТАЛ УТРАЧИВАТЬ КОНТРОЛЬ НАД ТЕМ, КАК РАСХОДУЮТСЯ ФИНАНСЫ

У нас любят вспоминать, что американские военные расходы более чем в 10 раз превосходят отечественные. Только при этом не упоминают, что Пентагон засекречивает не более 8–9% ассигнований на оборону. Все остальные расходы представлены в дюжине многостраничных томов, доступных любому желающему. Военный бюджет всякий раз вызывает яростные баталии в Конгрессе. Ведь утверждая его, парламентарии утверждают и военную политику администрации. Что до России, то голосование по бюджету напоминает скорее воплощение старого анекдота про то, как рассказывают анекдоты в сумасшедшем доме. Кто-то называет цифру, и все смеются. В случае с Думой ведомство называет некую цифру, и депутаты послушно голосуют…

Злая шутка

Между тем всепоглощающая секретность стала играть злые шутки с российской властью. Сделав тайной всю активность в области обороны и безопасности, Кремль парадоксальным образом стал утрачивать контроль над тем, как расходуются финансы. Освобожденные от любого контроля, кроме ведомственного, чиновники стали врать напропалую. Иногда ставя верховную власть просто в глупые ситуации. Так, в конце 2014 года на расширенной коллегии Минобороны с интервалом в полчаса Путин, Шойгу и замминистра обороны Юрий Борисов сообщили три разные цифры о количестве поставленных на боевое дежурство стратегических ракет.

В этом году данные о военных расходах, которые Россия сообщила ООН, были на 1,7 трлн руб. меньше, чем те, что указаны в госбюджете. При этом никто не стесняется того, что цифры, озвученные военным ведомством, никак не стыкуются между собой. Когда несоответствия выявляются, никаких разъяснений не следует — никто, кроме Путина, не обладает возможностью сверить данные. Да и главе государства это, очевидно, дается нелегко. Была бы исчерпывающая и объективная информация о выполнении гособоронзаказа, президенту не потребовалось бы проводить каждые полгода многодневные заседания с руководителями Минобороны и военной промышленности.

В ЭТОМ ГОДУ ДАННЫЕ О ВОЕННЫХ РАСХОДАХ, ПЕРЕДАННЫЕ РОССИЕЙ ООН, НА 1,7 ТРЛН РУБ. БЫЛИ МЕНЬШЕ, ЧЕМ ТЕ, ЧТО УКАЗАНЫ В ГОСБЮДЖЕТЕ. ПРИ ЭТОМ НИКТО НЕ СТЕСНЯЕТСЯ того, ЧТО ЦИФРЫ, СООБЩАЕМЫЕ ВОЕННЫМ ВЕДОМСТВОМ, НИКАК НЕ СТЫКУЮТСЯ МЕЖДУ СОБОЙ

Именно секретность является основой для коррупции, царящей при исполнении гособоронзаказа. Власти пытаются обуздать ее, плодя многочисленные контролирующие ведомства, призванные следить друг за другом. Летом 2015 года был принят специальный закон, который обязывал предприятия хранить бюджетные средства исключительно в определенных правительством банках. При этом средства, которыми финансировалось исполнение гособоронзаказа, должны были быть специальным образом «окрашены», что предупреждало бы их воровство и нецелевое расходование. Результат: внедрение этой системы практически заблокировало финансовую деятельность предприятий, но воровство не остановило. В 2016-м было выявлено злоупотреблений на 2 млрд руб. Не случайно через два года военное ведомство выступило с инициативой ужесточить уголовное наказание за преступления при реализации оборонного заказа.

Таким образом, засекретив все и вся в области обороны и безопасности, российская власть надежно скрыла состояние дел не только от иностранных супостатов и приравненной к ним общественности, но и от себя самой тоже…


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.