#Кадры

#Кремль

Старики здесь уместны

01.10.2017 | Денис Варданян

Ставка Путина на «молодых технократов» — пропагандистский миф, показали последние назначения

748674.jpg

Сергей Иванов. Фото: kremlin.ru

Молодые духом

В середине прошлой недели близкие к Кремлю политологи, которым поручают публично разъяснять через комментарии в СМИ смыслы всех действий власти, пребывали в ожидании отставки главы Дагестана Рамазана Абдулатипова. Новым руководителем региона, по появившейся на тот момент информации, должен был стать опытный 52-летний генерал-полковник Росгвардии, выпускник высшего командного училища имени Дзержинского Сергей Меликов. «Ну вот, — не то иронизировал, не то вздыхал в беседе с NT один из прокремлевских экспертов. — Сейчас надо будет говорить, что и этот — молодой технократ».

Но назначение оказалось неожиданным и еще менее вписывающимся в официальную версию «озеленения» региональных элит. Пост в Дагестане достался не зрелому политику Меликову, а политическому пенсионеру, 68-летнему Владимиру Васильеву, достигшему карьерных высот еще при Ельцине.

Разговоры о том, что Путин теперь продвигает молодых технократов, то есть молодых аппаратчиков, до сих пор лишенных политических амбиций, идут с августа 2016 года. Тогда с поста главы кремлевской администрации ушел давний соратник президента 63-летний Сергей Иванов, а его место занял 44-летний аппаратчик Антон Вайно. С тех пор государственные СМИ и прокремлевские политологи в своих комментариях на всякий случай записывали в молодые технократы почти всех.

7564625.jpg

Антон Вайно. Фото: kremlin.ru

В каких-то случаях это смотрелось более логично, например, когда Калининградскую область возглавил 30-летний Антон Алиханов, а в каких-то менее, например, когда в молодые технократы записали 47-летнего опытного политика Дмитрия Азарова (назначен на прошлой неделе исполнять обязанности главы Самарской области). Но в целом термин понравился всем, и вскоре его подхватили и либеральные СМИ. Ведь логично, что стареющий Путин хочет в преддверии четвертого срока обновить элиту (аресты высоких чиновников — яркое тому подтверждение) и замещает старых и повязанных друг с другом политиков на молодых чиновников, вся политическая карьера которых пришлась на его пребывание у власти.

Но практика назначений Владимира Путина показывает, что президент далеко не всегда решается на кардинальную смену элит. Самый яркий пример — отставка в 2006 году с поста генпрокурора Владимира Устинова. Торжества либеральных политиков, радовавшихся уходу одного из авторов «дела ЮКОСа», закончились через несколько недель, когда Путин вернул Устинова во власть, назначив министром юстиции.

Последние назначения показывают, что та история не была случайностью. В одних случаях за отсутствием «кадровой скамейки» Путин вынужден возвращать из небытия людей из прошлого, в других выясняется, что президент готов доверить какой-то важный пост только проверенным людям, а в третьих — влияние старых группировок оказывается настолько большим, что реальное обновление становится невозможным. Все эти проблемы проявились и на этой неделе.

Камбэк Иванова

На прошлой неделе отпали окончательные сомнения в том, что бывший кандидат «в преемники» Путина, теперь разжалованный до символической должности спецпредставителя президента по вопросам экологии и транспорта, Сергей Иванов — на самом деле остается одним из самых влиятельных политиков России. В среду президент назначил одного из основных соратников Иванова — 57-летнего Андрея Чоботова — главой кремлевского управления по противодействию коррупции.

Чоботов работал с Ивановым всегда и всюду. В советские времена — в КГБ, а когда Иванов возглавлял департамент анализа, прогноза и стратегического планирования ФСБ — он трудился и там. Как только начальник перешел на пост секретаря Совета безопасности, Чоботов сразу стал замруководителя аппарата Совбеза. Позже Иванов стал министром обороны, а Чоботов — сначала помощником министра, а затем начальником аппарата министерства.

Пока Иванов был вице-премьером — Чоботов входил в военно-промышленную комиссию при правительстве. А с 2011 года — руководил секретариатом главы кремлевской администрации — естественно, Иванова.

СЕРГЕЙ ИВАНОВ НА САМОМ ДЕЛЕ ОСТАЕТСЯ ОДНИМ ИЗ САМЫХ ВЛИЯТЕЛЬНЫХ ПОЛИТИКОВ РОССИИ

Теперь Иванов пролоббировал назначение Чоботова руководителем одного из ключевых кремлевских управлений, это безусловно серьезная аппаратная победа, говорит NT источник, близкий к Кремлю. У этого управления очень много рычагов, оно проверяет антикоррупционные декларации чиновников, готовит президенту материалы на федеральных чиновников и губернаторов. Кроме этого, управление активно подключают при решении вопроса об аресте чиновников, отмечает собеседник. Безусловно, Иванов и его союзники хотели, чтобы это управление возглавлял их человек, добавляет бывший чиновник кремлевской администрации.

При решении вопроса о назначении Чоботова Иванов сумел подвинуть другого близкого к Путину человека. Прежний глава антикоррупционного управления Олег Плохой — креатура помощника президента Евгения Школова. А Школов служил в КГБ вместе с Путиным и, по данным СМИ, какое-то время даже сидел с будущим президентом в одном кабинете. Теперь же протеже Школова перевели первым замминистра юстиции, что пока выглядит как понижение. Если в следующем правительстве Плохой вдруг не станет министром юстиции, то и его, и Школова можно считать хромыми утками, рассуждает собеседник NT в аппарате правительства.

Между тем еще год назад многие охотно верили, что списывать со счетов можно самого Иванова. В 2014 году погиб его сын, после этого он стал реже появляться на работе и постепенно начал перекладывать на заместителей значительную часть дел. Так что уход на незначительный по меркам карьеры Иванова пост в 2016 году выглядел очень логично.

Правда, скоро выяснилось: за бывшим главой кремлевской администрации сохранили слишком много привилегий. После отставки он просто поменялся кабинетами со своим преемником Антоном Вайно, то есть занял комнаты, предназначенные для замглавы кремлевской администрации. Причем сам Иванов в интервью «Комсомольской правде» отмечал, что этот кабинет даже больше прежнего.

Мало того, Иванов — единственный среди всех кремлевских чиновников, помимо пресс-секретаря президента Дмитрия Пескова, кто по-прежнему имеет право высказывать официальную позицию Кремля почти по всем вопросам, включая международные. Также он периодически дает большие интервью СМИ: например, летом вышло его интервью «Коммерсанту».

Иванов летает бортом специального летного отряда, предназначенного для первых лиц. А в поездки берет журналистов кремлевского пула, что кроме президента делает лишь глава кремлевской администрации.

В середине сентября стало понятно, что Иванов собирается активизироваться и проявлять себя не только формальными привилегиями, рассказывает его знакомый. Он не знает, собирается ли тот лоббировать других людей из своего окружения на новые посты, но утверждает, что экс-глава АП «настроен на работу».

Пост вместо пенсии

О возможности состоявшейся на прошлой неделе отставке главы Красноярского края Виктора Толоконского близкие к Кремлю люди говорили весь последний месяц. Но ни в одном известном СМИ шорт-листе претендентов не фигурировал Виктор Усс. Ему 62 года, и шанс стать губернатором он упустил еще 15 лет назад, когда выиграл в первом туре, но во втором уступил Александру Хлопонину. С тех пор он был спикером местного заксобрания, и казалось, что проработает им до пенсии.

В губернаторы же СМИ сначала прочили экс-главу Россетей Виктора Бударгина, а затем заговорили о скором приезде в Красноярск главы Федерального агентства научных исследований Михаила Котюкова. Последний особенно годился на роль молодого технократа — ему 40 лет, а вся карьера связана с работой в различных ведомствах.

Но затем все пошло не по плану. Толоконского вызвали в Москву объявить об отставке, рассказывает собеседник, близкий к красноярским властям. Президент его не принял, по традиции с уходящим губернатором поговорил курирующий политику первый замглавы кремлевской администрации Сергей Кириенко. Толоконский обиделся, он — бывший полпред президента и опытный губернатор, а его уволили как рядового, рассказывает собеседник NT. В качестве компенсации ему предложили унизительно низкий пост замминистра, тогда как, например, Александр Хлопонин перешел с должности красноярского губернатора в вице-премьеры федерального правительства.

Это логично, говорит собеседник, близкий к Кремлю. Хлопонин и уходил на повышение, а Толоконского уволили за межэлитные конфликты в регионе, отмечает он. Тем не менее тот затаил обиду и не стал ждать официального указа президента. Вместо этого Толоконский, вопреки неформальным правилам, сам собрал местных чиновников и депутатов и объявил им, что не просто уходит в отставку, а вообще уезжает из региона. И правда, после этого он уехал в родную ему Новосибирскую область, подтверждает собеседник NT. Кремлю же пришлось на несколько дней отложить объявление об отставке, чтобы во всем разобраться.

Толоконский обиделся, он — бывший полпред президента и опытный губернатор, а его уволили как рядового

Одновременно начались проблемы и у потенциального губернатора. Информация о возможном назначении Котюкова стала активно вбрасываться в СМИ и telegram-каналы его оппонентами, рассказывает источник, близкий к Кремлю. По его словам, это вызвало напряжение в президентской администрации. Сложности начались и у самого Котюкова. По должности глава ФАНО занимался выборами главы РАН. Планировалось, что он обеспечит избрание лоббируемого влиятельными братьями Ковальчуками кандидата Владислава Панченко, а после этого перейдет на пост губернатора. Однако, как назло, Панченко выборы разгромно проиграл, а президентом РАН стал Александр Сергеев, поддерживаемый частью оппозиции внутри Академии наук.

Сложно сказать, что больше всего повлияло на решение президента, но в итоге было решено, что в Красноярском крае слишком много конфликтов, чтобы присылать туда человека с федерального уровня, тем более только что не выполнившего задачу, говорит источник NT.

Тогда в ситуацию вмешался традиционно влиятельный в Сибири министр обороны Сергей Шойгу, утверждает источник NT, близкий к администрации президента. По его рекомендации власти и решили сделать ставку на устраивающего значительную часть элиты Усса. «Ждал 15 лет и случайно дождался», — отмечает один из собеседников.

Призыв аксакалов

Толоконский своим демаршем спровоцировал принцип домино — на «бунт» решился еще один обиженный губернатор. Главе Дагестана Абдулатипову тоже предложили должность, которая показалась ему низкой, — представителя при Организации исламского сотрудничества. И на прошлой неделе он по примеру красноярского коллеги объявил об уходе, причем публично раскритиковал действия федеральных властей. По его словам, в Москве есть люди, которые на ходу «бреют зайцев» и навязывают президенту непопулярные решения. Кремль в ответ также задержал объявление о новом руководителе. Оно произойдет на этой неделе, утверждают источники NT.

На фоне тяжелой ситуации в регионе Кремль, среди прочих, рассматривал двух опытных кавказских деятелей. Уже упомянутый Меликов несколько лет был полпредом президента в Северо-Кавказском округе. Работа была ему не близка, и в итоге его перевели первым замом в Росгвардию. Сам Меликов был не в восторге от идеи работы в Дагестане, его нынешний пост — выше, но Кремль считал, что его навыки могут пригодится в условиях нынешнего бардака в регионе, говорит информированный источник NT.

Владимир Путин вынужден рассматривать всех своих старых соратников при назначении на высшие посты
Еще более интересный вариант — замглавы администрации президента Магомедсалам Магомедов. С ним уже провели беседу по вопросу о возможном возвращении в регион, подтверждает знакомый с Магомедовым источник. Магомедов был главой Дагестана в 2010–2013 годах, его перевели оттуда в Кремль на формальное повышение из-за тяжелой ситуации в регионе, в том числе много вопросов было у правоохранительных органов, утверждает собеседник, близкий к Министерству по Северному Кавказу. Тот факт, что его рассматривали на пост, — говорит о том, что ситуация становится только хуже, рассуждает источник, близкий к кремлевской администрации.

Но в итоге предпочтение было отдано еще более опытному политику, не имеющему корней в республике — 68-летнему Владимиру Васильеву, который высокие посты занимал еще при президенте Борисе Ельцине. В 1997 году он стал первым замминистра внутренних дел, а в мае 1999-го — первым замсекретаря Совбеза, оказавшись в этот момент — на четыре месяца — непосредственным подчиненным секретаря СБ Владимира Путина.

Возвращение, казалось бы, ушедших людей происходит не только на уровне глав управлений и губернаторов, как это было на прошлой неделе. События последнего года показали, что Владимир Путин вынужден рассматривать всех своих старых соратников при назначении на высшие посты. Так, главной неожиданностью прошлой осени стало назначение первым замглавы кремлевской администрации Сергея Кириенко, который был премьером еще в 1998 году и представлял тогда коллективу ФСБ их нового директора Владимира Путина. Прежний куратор внутренней политики Вячеслав Володин, по словам некоторых его оппонентов, был слишком амбициозен, а также по ряду вопросов перестал устраивать группу Юрия Ковальчука, утверждает собеседник, близкий к внутриполитическому блоку Кремля. В итоге Володина перевели на пост спикера Госдумы, а за его место началась борьба между разными группами.

В итоге Путин решил назначить на пост своего старого знакомого, который вдобавок давно выстроил хорошие отношения с Ковальчуками, отмечает собеседник NT. По его наблюдениям, хорошие отношения с влиятельными бизнесменами и доверие президента — по-прежнему безусловный залог успеха.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.