Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Спорт

#Политика

Невозможно назвать ни одну команду, чей тренер был бы обеспечен работой до конца сезона

25.06.2007 | Жаворонков Михаил | № 20 от 25 июня 2007 года

Отставка Владимира Федотова с поста главного тренера «Спартака» российский футбольный мир удивила не сильно — когда команда то вымучивает ничьи, то бездарно проигрывает на глазах своего начальства, тренер должен быть готов уступить свое место. Но парадокс нынешнего чемпионата в том, что невозможно назвать ни одну команду, чей тренер был бы гарантированно обеспечен работой до конца сезона. В том числе — и Дик Адвокат, чей «Зенит» на момент увольнения Федотова имел ровно на одно очко больше, чем «Спартак». Как знаменитый голландец, нанятый год назад «Газпромом» исключительно для чемпионства, оценивает свои перспективы в России?

Дик Адвокат — Михаилу Жаворонкову

Вы согласны с тем, что игра «Зенита» пока далека от чемпионской?
Конечно, она далека от идеальной. Но даже с отнюдь не лучшей игрой мы боремся за первое место, и никто из соперников в отрыв пока не ушел. Да и в потенциале не вижу я команды, которой непременно суждено нас обойти. Так что чемпионская гонка еще, можно сказать, не начиналась.

А это тяжело — работать в чужой стране с задачей непременного первенства?
Я чуть скорректирую мою задачу, можно? Вопрос строго о первом месте не стоит — я призван впервые в истории «Зенита» вывести клуб в Лигу чемпионов, а для этого необходимо занять место не ниже второго. Если не получится — я честно признаюсь, что не справился, и распрощаюсь с командой в конце сезона.

Так прописано в контракте?
Контракт здесь ни при чем — это скорее вопрос самолюбия. Тренер, не обеспечивший результата, не должен ждать, пока боссы придумают ему какие-то смягчающие обстоятельства. В нескольких матчах можно найти оправдания неудачам, но не за целый же год?!

А если, как Хиддинку, за год и выпадает несколько матчей?
У него просто другая работа — я сам тренировал сборные, это же не сравнить с клубной нагрузкой! И еще одна проблема сама собой снимается — в сборной все говорят на одном языке, там не бывает, что кто-то кому-то подсказал, другой неверно понял и команда вдруг нарвалась на неприятности на ровном месте.

Вас с Хиддинком можно назвать приятелями?
Приятелем я могу назвать своего ассистента в «Зените» Кора Пота. Кстати, мы с ним живем в Санкт-Петербурге в разных отелях — и так каждый день видимся на работе, надо иногда и отдыхать друг от друга. А с Гусом мы скорее коллеги из одной страны. Созваниваемся иногда, если одному от другого что-то нужно, не более.

Тренер сборной, наверное, должен быть большим дипломатом?
О да! И здесь Гус даст мне много очков вперед. Я человек прямой, что думаю, то и говорю, а вы воспринимайте, как хотите. Когда на пресс-конференции спрашивают, почему я поставил в ворота Малафеева, только отбывшего дисквалификацию, а не хорошо проявившего себя в последней игре Чонтофальски, мне проще всего ответить, что я руководствуюсь интересами сборной России. Но я говорю как есть: Слава на тренировках выглядел лучше. Или в Томске, когда спрашивают, понимаю ли я чувства болельщиков, когда Погребняк забивает гол своей бывшей команде. Я понимаю, что «Томь» получила за него очень хорошие деньги, — так при чем здесь чувства?

То есть в футболе нет места сентиментам?
Понимаете, у меня в обойме — 21 игрок. А на поле выходят 11. И если я буду думать о том, кто больше начнет переживать, оставшись на лавке, мне надо побыстрее менять профессию. Так, может, проще игроку, который не попадает под мои требования, сменить команду?

Этой зимой Вы с легким сердцем отпускали Кержакова в «Севилью»?
Сначала я не хотел, чтобы один из ключевых игроков моей новой команды уезжал. Но потом понял, что новую мотивацию — а он в «Зените» и до меня слишком много всего пережил — для Кержакова найти не смогу. Поэтому и сказал ему: есть желание, есть спрос — уезжай. Тренер должен быть честен с игроками.

Но неприкасаемые люди в Вашей команде есть?
Ни одного. Если кто-то чем-то недоволен — дверь на выход для него всегда открыта. Это ведь нормальная общемировая практика: футболист, который выходит на поле реже, чем ему хочется, или играет не на той позиции, где его видит тренер, испытывает недовольство. Просто не все его показывают — если ты, мало играя, на совесть работаешь на тренировках, у меня не будет с тобой проблем.

Но в игре «Зенита», похоже, сегодня проблем хватает...
Это не проблемы — это обычные трудности роста новой команды. Я очень рассчитывал в своих схемах на Домингеса — но он никак не может выбраться из полосы травм. То же самое с Текке. Эти люди должны обеспечивать в атаке как результат, так и зрелищность. Но для этого необходимы оптимальные кондиции. Вообще стабильной игры можно ждать от команды, когда в ее составе постоянно играют восемь-девять игроков. Мы же пока позволить такого себе не можем.

А сколько из них должны быть лидерами?
В идеале трое-четверо, которые были бы авторитетом для всех остальных. Но в «Зените» я столкнулся с проблемой, которая успешно обходила меня прежде: у русских игроков большие проблемы с английским, а иностранцы за редким исключением не знают русского. Вот Хаген — явный лидер по натуре, я даже капитаном в один момент его назначил, но норвежец вскоре отказался: нельзя руководить партнерами без нужных слов.

И тогда Вы сделали капитаном Тимощука?
И ни разу не пожалел об этом. Анатолий как раз отлично говорит по-английски, и с русским у него, как понимаете, нет проблем.

Вам тяжело было убедить руководство клуба приобрести его у «Шахтера» за $20 млн?
Не понимаю, почему в европейской стране России все считают на доллары! Тимощук обошелся нам в 15 млн евро — нормальная цена за ключевого игрока середины поля понастоящему европейского уровня. Кстати, если бы Украина была подальше от России, цена наверняка была бы еще выше.

Намного?
Моя здешняя практика показывает, что иностранцу и его клубу мы должны предложить примерно вдвое больше, чем россиянину или украинцу. Впрочем, это уже не совсем мой вопрос.

Руководство «Зенита» Вам часто задает вопросы по игре?
Я привык работать так: если боссы чем-то недовольны, они должны найти возможность известить меня об этом и мы вместе будем будем искать выход из ситуации. Но если недовольство не высказывается, значит, все идет нормально. Контакты должны возникать по мере их необходимости.

Лично Вам помогает или мешает осознание того, что Вы работаете в самом богатом клубе России?
Даже не мешает, а раздражает: по моим наблюдениям и ЦСКА, и «Спартак», и «Локомотив» идут примерно в одной ценовой категории с нами. Просто они свои дорогие закупки сделали несколько раньше — вот и вся разница.

Вы в курсе, что Ваш предшественник Властимил Петржела все время жаловался, что ему не могут купить нужных, но дорогостоящих игроков?
Не знаю, что он там говорил, но делал на самом деле все правильно: привез группу легионеров из своей Чехии, менталитет схожий, язык тоже. Я же ориентировался прежде всего на игровой уровень футболиста. Теперь готов признать, что кое в чем недооценил российскую специфику.

А книжку Петржелы «Однажды в России» Вам еще не перевели?
Нет. Хотя я очень люблю книжки тренеров и о тренерах. Недавно, например, с удовольствием прочитал биографию Фила Джексона, как он работал в НБА с «Чикаго» и «ЛосАнджелесом». Учиться нужно у успешных коллег.

Как еще проводите свободное время в СанктПетербурге?
Недавно, например, в опере побывал. Впервые в жизни! Впечатлений масса — и от самого здания Мариинского (я ведь правильно произнес?) театра, и собственно от выступления. Я видел, как артисты высочайшего уровня полностью выкладывались на сцене. Вот если бы мои футболисты так полтора часа в день отдавались работе.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.