Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Культура

#Политика

В Москве продолжается Международный конкурс имени П.И. Чайковского

25.06.2007 | Дусаев Олег | № 20 от 25 июня 2007 года

В Москве продолжается Международный конкурс имени П.И. Чайковского, который почти полвека был настоящим праздником для музыкантов, временем надежд для тех, кто приезжал со всего мира в Москву соревноваться со своими молодыми коллегами из разных стран. Сейчас о надеждах и празднике говорят все меньше. Этот смотр давно вызывает беспокойство как меломанов, так и профессиональных музыкантов. Известные артисты, боясь за свои карьеры, отказываются комментировать давно назревшие проблемы — необъективность жюри, соревнование маститых профессоров, проталкивающих своих учеников и, как следствие, превращение международного конкурса в смотр «для своих».


То, что конкурс Чайковского теряет престиж и уважение, — не новость. Правда, понадобилось более десяти лет, чтобы это осознать. Некогда престижный смотр, открывший миру Вэна Клайберна, Владимира Ашкенази, Элисо Вирсаладзе, Михаила Плетнева, Наталью Гутман, Григория Соколова, Виктора Третьякова, Гидона Кремера, Елену Образцову и многих-многих других, превращается в цикл концертов по заявкам членов жюри.

Нынешний конкурс Чайковского должен был состояться в 2006 году. По малопонятным причинам он был перенесен на 2007 год, и нарушилась одна из важнейших традиций его проведения — один раз в четыре года. Такой порядок возник не на пустом месте. Все уважаемые международные смотры проводятся раз в несколько лет, согласуясь с правилами Всемирной федерации международных музыкальных конкурсов. Эти правила созданы, в частности, для того, чтобы крупнейшие музыкальные соревнования не пересекались во времени. Понятно, что молодые артисты не смогут в одно и то же время присутствовать на двух международных состязаниях. Из-за переноса конкурса Чайковского с 2006 на 2007 год сразу возникла проблема. Лишь за несколько дней до начала московского смотра в Брюсселе завершился престижнейший конкурс королевы Елизаветы. И многие музыканты поехали именно туда. Председатель жюри пианистов Николай Петров прокомментировал это так: «Огромную свинью подложила нам ситуация с конкурсом имени королевы Елизаветы в Брюсселе».

Однако подложенная свинья оказалась еще огромнее, чем предполагал Николай Арнольдович. По чьему-то недосмотру получилось так, что шестнадцатилетние музыканты даже не смогли подать заявки на участие в конкурсе. Ведь возрастной ценз, указанный в правилах для конкурса 2006 года, не был изменен. Условия смотра гласят: «В конкурсе могут принять участие музыканты, родившиеся в период между 1 января 1974 года и 31 декабря 1989 года». Никто даже не потрудился изменить эти цифры, когда конкурс перенесли на 2007 год. Знаменитый пианист Григорий Соколов никогда бы не стал лауреатом первой премии при таких условиях — ведь в то время, когда он стал победителем на конкурсе Чайковского, ему было как раз шестнадцать.

Но и это, к сожалению, не все. Меломаны уже привыкли к тому, что на открытии очередного конкурса всегда выступают лауреаты предыдущего. Обязательно играет пианист, исполняющий концерт с оркестром. В прошлый раз победительницей среди пианистов стала японка Аяко Уэхара. Однако ее на открытии не увидели — играл наш соотечественник Николай Луганский. Особенно грустно говорить о нарушении этой традиции, потому что Мстислав Ростропович (покойный президент конкурса) дал свой последний концерт в Японии вместе с Уэхара — они исполняли концерт Шостаковича. Безусловно, Ростропович тогда мог пригласить кого угодно, и если великий маэстро выбрал Уэхара, то это о чем-то говорит.

Скандалы начались не сегодня. Начиная с 1994 года каждый конкурс Чайковского сопровождается скандалами, которые обычно стараются замалчивать. На десятом конкурсе жюри, казалось, было шокировано собственным решением: первую премию не присудили ни в одной специальности, кроме вокалистов. Во время объявления результатов в зале свистели и кричали: «Позор!»

Одиннадцатый конкурс. Известный пианист Алексей Султанов не прошел в финал. Меломаны были ошеломлены, когда председатель жюри пианистов композитор Андрей Эшпай на объявлении результатов сказал, что ему стыдно из-за этого факта. Известно, как сильно переживал поражение Султанов. Возможно, это сыграло свою роль в том, что в 2001 году в возрасте 31 года он перенес инсульт и его парализовало. В 2005 году молодой пианист умер.

Конечно, об объективности любого судейства, а тем более творческого, говорить трудно. На прошлом, двенадцатом конкурсе Чайковского выдающаяся пианистка, член жюри Элисо Вирсаладзе отказалась подписать протокол, не согласившись с мнением своих коллег. В этом году, как известно, Вирсаладзе в жюри нет.

Предвзятое судейство на музыкальных конкурсах — уже давно секрет полишинеля. Члены жюри умеют договариваться между собой, однако на других международных смотрах судьи хотя бы стараются вести себя по-джентльменски, не выставляя своих воспитанников.

У нас же много раз пытались оговорить условие — в конкурсах не должны участвовать ученики членов жюри. Однако предложение было не принято и, видимо, никогда принято не будет. А в нынешнем конкурсе Чайковского участвуют не только ученики, но и дети членов жюри. Весьма вероятно, что все эти молодые люди — хорошие музыканты. Но можно ли говорить об объективности людей, чьи ученики и дети участвуют в конкурсе?

Золотые слова Николая Петрова — «Нельзя превращать конкурс из соревнования талантливых молодых музыкантов в соревнование ушлых и оборотистых педагогов, которые отлично знают, как пропихнуть своего студента и завалить потенциального конкурента» — несколько поблекли после оглашения результатов первого тура. На второй тур прошли не просто талантливые музыканты, но и, как говорил Достоевский, «одаренные связями молодые люди». Учеников членов жюри, допущенных на второй тур, среди пианистов почти 50%. Практически все ученики и дети членов жюри продолжили участие в состязании. А теперь попробуйте догадаться, какие фамилии будут в списке лауреатов.

Скандалы тринадцатого конкурса уже начались. Украинский виолончелист Игорь Бобович направил письмо министру культуры, с обвинениями жюри в произволе. В распоряжении The New Times оказалась копия этого документа.

_______________________________________________________

Виолончелист пожаловался министру на произвол жюри 
_______________________________________________________

Сопредседателю Оргкомитета XIII Международного конкурса им. П. И.Чайковского, Министру культуры РФ Соколову А.С. от участника конкурса виолончелистов Бобовича И. (Украина) 

Уважаемый Александр Сергеевич! 

Повод, по которому я вынужден обратиться к Вам, — произвол и несправедливое отношение жюри конкурса виолончелистов к участникам, в данном конкретном случае — ко мне лично. Позвольте вкратце обрисовать ситуацию. Я был допущен Оргкомитетом конкурса к участию без предварительного отбора по DVD, это полностью соответствует правилам конкурса, п. 1.4., так как я являюсь победителем конкурса WFIMC в Кальтаниссетте (Италия) в 2003 г. Мною был куплен билет, я приехал в Москву, привез за свой счет концертмейстера, прошел регистрацию и жеребьевку, и в день выступления, за 7 часов до выхода на сцену, мне было сообщено, что жюри, с подачи Н.Н. Шаховской (председателя жюри виолончелистов), исключило меня из состава участников, причем сообщено было без объяснения причин! Лишь через несколько часов, когда я лично явился в Оргкомитет и высказал свое возмущение ситуацией, а также сослался на разговор с вице-президентом WFIMC А.Л. Энгельхардт, господа Скородумов О.Ю. и Воробьев К.П. встретились с Н.Н. Шаховской и уговорили ее отменить решение жюри. Посылаю Вам также копию выписки из протокола заседания жюри и прошу обратить внимание на число — 15 июня 2007 г. — и на редкое единодушие членов жюри (10 из 12 — «за» при 2 воздержавшихся) в таком, в общем, непростом и неоднозначном вопросе. Также вызывает удивление, с какой легкостью жюри отменяет «свежевынесенное» решение — уже в 19.40 того же дня мне было позволено выступить. Т.е., я хочу сказать — меня пытались «скинуть», даже не прослушав, применили психологический прессинг; оценивать свою игру я не стану, но, судя по отзывам в интернете, это выступление было далеко не из худших. Тогда председатель жюри Н.Н. Шаховская и другие члены жюри не допустили меня во второй тур (что-то подсказывает мне, что голоса вновь разделились: 10 к 2). Я обвиняю жюри в предвзятом отношении ко мне лично, коему я не нахожу никакого объяснения. Прошу выяснить причины такого отношения. Наводят на размышления также результаты первого тура — из 5 учеников г-жи Шаховской все 5 во втором туре, оба сына членов жюри — Тонха и Вейс — также проходят во второй тур... Помнится, когда конкурс начинался, Николай Петров сказал в телеинтервью: «Мы надеемся провести этот конкурс честно». К сожалению, надежды не оправдались. Хочу довести до Вашего сведения, что все перипетии данной истории будут представлены мною в WFIMC в Кальтаниссетте (Италия), где я имею честь быть знакомым с руководством и лично вице-президентом. Обратите внимание, что количество иностранных участников на этом конкурсе по сравнению с предыдущими существенно сократилось, особенно неохотно едут европейские музыканты, несмотря на оплаченные дорожные расходы. Истории в этом духе, возможно, приведут к тому, что на следующий конкурс имени П.И. Чайковского соберутся лишь студенты Московской консерватории и других российских вузов. Прошу Вас рассмотреть эту ситуацию с прав овой и с человеческой точек зрения. Прошу также расценивать это письмо как апелляцию и требование отменить предвзятое решение жюри. 

С уважением, Бобович Игорь
Москва, 21 июня 2007 года.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.