Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Сюжеты

#Афиша

Эпатаж, эротика, классика

01.05.2016 | Мокроусов Алексей

Главные выставки и фестивали Европы с мая по август: выбор The New Times

Пармиджанино на холсте (сверху) и Караваджо на экране: почувствуйте разницу в Риме

Караваджо. Опыт

Рим, Дворец выставок, до 3 июля

Много Караваджо в одной экспозиции — редкость, каждый раз его выставка становится событием, тем более для россиян: лишь Эрмитаж у нас обладает его полотном, СССР также гордился картиной в музее Одессы. Шесть лет назад в Риме уже показывали великого миланца — тогда собрали 24 его работы, почти треть из всех сохранившихся. Нынешняя выставка… Впрочем, можно ли назвать выставкой набор огромных экранов, на которые проецируются картины? Подобная коммерчески успешная забава в последние годы популярна и в Москве, но чтобы ею занялся крупнейший выставочный зал Рима?

Задача привлечь новую публику, заинтересовать искусством тех, кто редко отрывается от монитора и экрана мобильника, оправдывает такие идеи.

Для тех же, кто по-прежнему предпочитает живопись на холсте, — выставка в бывших дворцовых конюшнях Квиринальского дворца Scuderie del Quirinale (Рим): «Слава Пармы. Корреджо и Пармиджанино» продлится до 26 июня.

Бальтюс. Улица I, 1929 год. Частное собрание, © Balthus 2016 год

Бальтюс

Вена, Кунстфорум, до 19 июня

Стихи ему посвящали Рильке и Элюар, в парижском салоне матери он общался с Полем Валери и Клаусом Манном, портретировал Дерена и Миро. География его странствий охватывает не только Европу: многим в своей биографии он обязан европейским метрополиям, от Берлина и Парижа до Женевы и Рима. При этом в армии служил в Марокко, а в путешествие по Италии отправился вместе с Андре Жидом. И сам Пикассо платил за его работы — надо знать характер испанца, чтобы оценить, чего это ему стоило; позже он передал картины Лувру.

Сам Бальтюс (настоящее имя Бальтазар Клоссовски де Рола, 1908–2001) противился тому, чтобы его биографии печатались в каталогах: «Наилучший способ открыть выставку — сказать, что Бальтюс — художник, о котором ровным счетом ничего неизвестно. А теперь смотрите картины».

Венская ретроспектива, прежде показанная в Риме, собрала важнейшие работы, от знаменитых эротических картин до фотографий полуобнаженных моделей и менее известных театральных эскизов. Бальтюс оформлял спектакли по пьесам Арто и Камю, это были революционные для своего времени решения, а в 1950-м для фестиваля в Экс-ан-Провансе он сделал совершенно классическое, в духе рококо, оформление моцартовской оперы «Так поступают все». Выставка французского классика завершается театральной графикой.

Амадеу ди Соза-Кардозу. Без названия (Клоун, конь, саламандра), около 1911–1912 годы

Амадеу ди Соза-Кардозу

Париж, Гран-пале, до 18 июля

Выставки в Гран-пале на Елисейских Полях стоит смотреть все подряд. Они задают моду — точнее, вектор развития — в мире искусства, их часто делают в партнерстве с заокеанскими музеями, куда они потом, как правило, и отправляются. Хотя ретроспектива Амадеу ди Соза-Кардозу (1887–1918), кажется, не будет показана в Штатах. А ведь именно в Америке в свое время его ждал наибольший коммерческий успех. Почти все работы, отправленные в 1913 году на знаменитый нью-йоркский смотр авангарда Эрмори-шоу, были проданы.

Шесть лет, проведенные во французской столице, определили его стиль, сотканный из кубизма, футуризма и орфизма, объединяющий предметы повседневности, слова уличных песенок и воображаемые замки. А общение с Модильяни, Бранкузи и Архипенко (среди 300 экспонатов выставки есть и их работы) создало ту интеллектуальную атмосферу, которой он продолжал питаться, когда из-за войны в 1914-м вернулся с женой, племянницей Гауди, на родину, в маленький городок на севере Португалии. Он умер от испанки, унесшей жизни многих гениев, от Аполлинера до Шиле. Вся творческая жизнь уложилась в десять лет — кажется, мизерный срок для больших свершений, но и его хватило, чтобы остаться в истории.

Выставка из Уффици радует даже дизайном

Уффици в Линце

Линц, до 21 августа

Зачем, кажется, лететь — смотреть 80 картин из знаменитой итальянской галереи, перенесенных на берега Дуная? Но, во-первых, во Флоренции не только очереди, но и столько шедевров, что быстро перестаешь их воспринимать. А здесь Бронзино, Кранах, Джентилески, портреты интеллектуалов, от Данте и Макиавелли до Америго Веспуччи, картины на религиозные и аллегорические сюжеты. Во-вторых, для Линца отобрали живопись, так или иначе связанную с австрийскими женами герцогов Медичи — продуманная брачная политика во многом упрочила богатство последних. К тому же сюжетом выставки оказывается криминальная история, судьба Франческо Медичи и его возлюбленной Бьянки Капелло. Герцог умер неожиданно, в полном расцвете сил. Утверждали — от малярии. День спустя отошла в мир иной и его подруга. Подозрения, что обоих отравили, появились сразу, но доказательства обнаружили лишь недавно. О них рассказывает фильм, которым завершается выставка в новых подземных пространствах музея — его перестроенное здание в замке на горе теперь на несколько этажей уходит в глубь скалы.

Будете в городе, обязательно посетите и музей Лентос, он как раз обновил свою постоянную экспозицию, от экспрессионистов до наших дней. До 29 мая здесь — Анна Титова со своей большой инсталляцией, единственная русская участница основной программы последней венецианской биеннале. Античные вазы, собака Павлова, книга Кашпировского… Впечатляет!

Музыкальные фестивали

Фестиваль в Брегенце

С 20 июля по 21 августа

На озерной сцене второй год — «Турандот» под управлением Паоло Кариньяни. 205 китайских воинов, словно вышедших из рядов «терракотовой армии» и переместившихся в воды Боденского озера, 59 аудиоколонок в огромной стене на сцене длиной 72 метра и высотой 27 — такова статистика декораций. Позволит ли она понять природу успеха «Турандот»? В прошлом году оперу посмотрели 171 тысяча зрителей, в этом пришлось сделать дополнительное представление, хотя зрительный зал — им служит амфитеатр на берегу на 7 тыс. мест — просторен.

Шкатулка открывается: «Турандот» вновь на озерной сцене

Не менее интересна и программа стационарных театров — в частности, редкий «Гамлет» Франко Фаччо (1840–1891), композитора и дирижера, сражавшегося в бригадах гарибальдийцев (Фаччо дирижировал, в частности, итальянскими премьерами «Аиды» и «Отелло» Верди). После малоудачных премьер в Генуе в 1865-м и шесть лет спустя в миланской Ла Скале «Гамлета» забыли на полтора века, лишь недавно издали его партитуру, а два года назад оперу поставили в Америке.

Вагнеровский фестиваль

Байройт, с 25 июля по 28 августа

Чтобы понять, насколько священным для зрителей Байрота является Вагнеровский фестиваль, достаточно сказать, что большинство спектаклей начинается не вечером, но в четыре часа дня. Можно это, конечно, списать на возрастную специфику публики, но, с другой стороны, нынешнее руководство фестиваля мало в чем идет ей навстречу. Например, сколько ни освистывали «Кольцо нибелунга» в постановке Франка Касторфа, перенесшего действие в Калифорнию, превратившего богов в обыкновенных страдающих людей, а золото Рейна — в нефть, проект довели до конца и режиссера не сменили (Минкульта нашего на них нет). В этом году «Кольцо» покажут полностью. Правда, вместо Кирилла Петренко за дирижерский пульт встанет Марек Яновский, тоже известный специалист по Вагнеру.

Также в программе «Парсифаль» под управлением Андриса Нельсонса, «Летучий голландец» (за пультом Аксель Кобер) и «Тристан и Изольда» с Кристианом Тилеманом в постановке одного из руководителей нынешнего Байрота, правнучки композитора Катарины Вагнер.

Фестиваль в Зальцбурге

С 22 июля по 31 августа

192 представления на 14 сценах, включая 46 оперных спектаклей, — такие цифры покажутся ужасающими всякому, кто не любит искусство и уж тем более тому, кто его любит. Тем не менее в Зальцбурге обещают исполнить задуманное и давно подобрали девиз к гигантской афише — фразу Просперо из шекспировской «Бури»: «Мы созданы из вещества того же, что наши сны, и сном окружена вся наша маленькая жизнь».

В Зальцбурге возобновляют веселую «Свадьбу Фигаро»

«Бурю» покажут в драматической программе, в бывшем соляном складе на острове Пернер в постановке Деборы Уорнер. Среди музыкальных премьер — вдохновленная фильмом Луиса Бунюэля опера 45-летнего английского композитора Томаса Адеса «Ангел-истребитель». Она создана по заказу фестиваля, Эдис сам продирижирует оперой. Позднее ее покажут в Лондоне и Копенгагене, а в 2018-м — в Нью-Йорке.

Уже третью оперу ставит в Зальц- бурге Алвис Херманис, на этот раз редкую «Любовь Данаи» Рихарда Штрауса с Красимирой Стояновой в заглавной партии, венским филармоническим оркестром дирижирует Франц Вельзер-Мёст. А «Фауст» Гуно на фестивале вообще прозвучит впервые — режиссурой, сценографией и костюмами занимается австриец Райнхард фон дер Таннен. За пультом Алехо Перес, Фауст — Петр Бечала, Мефистофель — Ильдар Абдразаков, Маргарита — Мария Агреста. Вернется на афишу и популярная «Свадьба Фигаро».

В пианистической афише — концерты Григория Соколова, Андраша Шиффа и Аркадия Володося, с сольными программами, как обычно, выступят и певцы, в том числе Маттиас Герне, Мауро Петер и Роландо Вильясон.

Оперный фестиваль в Провансе

Экс-ан-Прованс, с 30 июня по 20 июля

Без Дебюсси в этом сезоне никуда. Вслед за Линцем и Цюрихом, где оперу ставит Дмитрий Черняков, свою версию «Пеллеаса и Мелизанды» предлагает французский фестиваль — в постановке очень популярной (и действительно интересной) Кэти Митчелл и с Эса-Пекка Салоненом как музыкальным руководителем. В главных партиях — супер-звезды Стефан Дегу и Барбара Ханниган.

Оперы в Экс-ан-Провансе идут под открытым небом

Прозвучит в сценической версии и оратория Генделя «Триумф Времени и Правды» на либретто кардинала Памфили с барочным ансамблем Le concert d’Astree под управлением его основательницы Эмманюэль Аим. Постановка Кшиштофа Варликовски должна многое прояснить не только в противостоянии Красоты и Наслаждения Времени, но и то, почему Гендель на протяжении полувека создал три редакции «Триумфа».

Среди других редкостей — концертное исполнение оперы Рамо «Зороастр»; как и Моцарт в «Волшебной флейте», композитор вдохновлялся масонскими идеалами. «Так поступают все» самого Моцарта в Эксе поставит французский кинорежиссер Кристоф Оноре, это его дебют в опере. А Питер Селларс решил объединить «Царя Эдипа» Стравинского с его же Симфонией псалмов.

Не забудьте, экс–родина Сезанна, визиты в его мастерские и посещение музея Гране так же неизбежны, как знакомство с кухней Прованса.

фото: nanopress.lt, artribune.com, kunstforumwien.at, grandpalais.fr, landesmuseum.at, bregenzerfestspiele.com, © zalzburger festspiele/ruth waiz, festival-aix.com


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.