Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Сюжеты

#Телевертикаль

Оркестрик под управлением Ненависти

14.03.2014 | Богомолов Юрий

Юрий Богомолов — о битве за Крым на экранах российских телеканалов

Плотность пропаганды на федеральных каналах резко возросла. После проигрыша битвы за Майдан начались сражения за Крым

Телеведущий Владимир Соловьев теперь предпочитает «Поединку» жанр моноспектакля. На снимке: творческий вечер В. Соловьева в Санкт-Петербурге Пропагандистская война на телевидении — в полном разгаре. В авангарде, как всегда, — политические ток-шоу Дмитрия Киселева и Владимира Соловьева. Теперь стало понятно, почему столь безжалостно была проведена операция удушения телеканала «Дождь». Его изгнание с экранов телевизоров оказалось необходимым прологом к полномасштабной пропагандистской войне, которая в подобных случаях всегда предвещает войну уже реальную. Реальная война, в свою очередь, не может допустить какой-либо иной точки зрения, кроме казенной. Да, собственно, нам бы можно было и раньше догадаться о перемене декораций на общественно-политической сцене. Мало кто обратил внимание на то, как в конце прошлого года Дмитрий Киселев, новый глава реорганизованного информационного агентства «Россия сегодня», едва заступив на свою должность, четко артикулировал новую задачу российской журналистики: «Мне, кажется, этот период дистиллированной, отстраненной журналистики закончен». Игры закончились С началом информационной, бездождевой засухи на телеэкранах заметно изменилось и качество пропагандистского давления на аудиторию. Если до этого на площадки политизированных шоу «Поединок», «Политика», «Воскресный вечер» еще допускались системные «мальчики для битья» типа Гозмана или Митрохина, или сторонники Майдана с Украины — чтобы можно было бы имитировать дискуссионный характер передачи, то после решения Совета Федерации по Украине игры федеральных каналов в объективную журналистику закончились. Что-то вроде дебатов попытался изобразить Петр Толстой на Первом канале в своем шоу «Политика» 26 февраля, да нарвался на неожиданные для себя возражения со стороны достаточно лояльных риторов — Максима Шевченко и Михаила Веллера. Они дали свои версии происшедшего в Киеве. Возразить им по сути сказанного ничего не смогли — ни сам ведущий, ни его гости. Толстому и телезрителям пришлось выслушать все, что думает Веллер и о воровском режиме Януковича, и о его зеркальном отражении — режиме Путина. Максиму Шевченко не понравилось другое — то, как неуважительно и оскорбительно ведет себя Россия по отношению к украинскому народу. С тех пор мы уже не видели и не слышали в эфирах федеральных каналов ни Веллера, ни Шевченко. Говорят, последний был замечен в коридоре одной из радиостанций, где, как предполагалось, он примет участие в дискуссии по Крыму. Но до прямого эфира он так и не был допущен; теперь же Шевченко как эксперт все чаще появляется на «Дожде» и продолжает делиться своим «особым мнением» на радиостанции «Эхо Москвы». Зато и у Толстого, и у Соловьева, и уж тем более у Мамонтова взамен дуэлей политических оппонентов все больше дуэты и хоровые песнопения сторонников присоединения Крыма, перемежающиеся поношениями в сторону непокоренного Майдана. „  

«Пропаганда будет работать и в обратном направлении: человек из толпы невольно станет видеть в каждом туристе из России захватчика»  

”  Ринг и клака — все кипит Примечательную новацию предпринял Владимир Соловьев. Его «Поединок», который практически никогда не был поединком в прямом смысле слова (эти шоу всегда проходили в формате «двое на одного»), теперь уже и эту условность отбрасывает. На ринге остается один Соловьев, за спиной у него — группа поддержки, состоящая из нанятых за большую плату зрителей (в театральном мире она называется клакой), а перед ним — его единомышленники. В первом ряду — Жириновский, Железняк, Нарочницкая, Шахназаров, Марков… В других выпусках к ним присоединяются Никонов, Калашников. Почти во всех этих шоу участвует без замен украинский политик Олег Царев. И т.д. Им уже никто не противоречит и не мешает нести любые небылицы про то, что происходит на Украине. Ведущему ничего не остается, как дирижировать маленьким «оркестриком» под управлением Ненависти. Правда, градус самой ненависти в такого рода коллоквиумах снизился. Даже Жириновский как-то обходится без крика; он только раздает советы Януковичу, крымчанам и жителям юго-восточных регионов Украины. Но содержание пропагандистской кампании все то же: Украина захвачена фашистами-бандеровцами, а русскоязычные ее граждане взывают о помощи к Путину. Тем, кто внутри нашей страны придерживается другой позиции, лепят ярлык — «нанопятая колонна». Пропаганда работает: в массовом сознании населения РФ уже слиплись два понятия — «украинец» и «бандеровец». И теперь она спешит всеми неправдами вывести на улицы и площади тех, кто до недавнего времени был вне политики. И не только украинских, но и российских городов. Но! Ведь пропаганда теперь будет работать и в обратном направлении: за границей (причем не только российско-украинской) человек из толпы невольно станет видеть в каждом туристе из России захватчика. Так было после Чехословакии. Они будут говорить «русский» — подразумевать «агрессор». И наоборот. Это и есть самая чувствительная санкция, которую Россия накладывает сама на себя. Она-то будет побольнее всех прочих санкций по всем линиям взаимоотношений страны с внешним миром — дипломатической, финансовой, экономической…  фотография: Максим Змеев/ИТАР-ТАСС


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.