Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Сюжеты

#Дизайн

За решеткой Мондриана

26.01.2016 | Шулика Татьяна

Оформление новой станции московского метро неожиданно напомнило о великом голландском авангардисте

По словам архитекторов, интерьеры новой станции лишь навеяны мотивами Мондриана и выдержаны в иной цветовой гамме, 2015 год

199-я станция столичного метрополитена называется «Румянцево» — по названию находящейся неподалеку деревни, рядом с ней находится также бизнес-парк. Она расположена на первой, старейшей линии метро — Сокольнической, между станциями «Тропарево» и «Саларьево» (пока не открыта): выход из станции ведет на Киевское шоссе, уже за МКАД.

«Румянцево» проектировало проектно-конструкторское бюро «Инжпроект» ОАО «Мосметрострой». Интерьер станции — и стены, и витражи — оформлен в духе живописи выдающегося голландского художника, родоначальника абстракционизма Пита Мондриана. Впрочем, архитекторы уточняют, что их вдохновляли также живописцы русского авангарда.

От манифеста к дизайну

«Впечатленный величием Природы, я пытался выразить ее простор, покой и ценность», — писал Пит Мондриан. Этот нидерландский художник, как никто другой, определил облик изобразительного искусства ХХ века. Радикализм сделал его картины труднодоступными для понимания массовой публикой, при этом они стали экспериментальным импульсом для творческих поисков архитекторов и дизайнеров всего мира. Его произведения оказали влияние на многих современных художников и целый ряд направлений в современном искусстве, например, на абстрактный минимализм в живописи и скульптуре, так же как и на формы современной архитектуры, предметного дизайна, рекламы и печати.

Пит Мондриан, «Автопортрет», 1918 год

Мондриан считается основоположником неопластицизма. Знаменитый манифест этого направления в искусстве — построенный в 1924 году в Утрехте Герритом Ритвельдом Дом Шредер, которым до сих пор открываются книги по современной архитектуре. Спустя сто лет архитекторы, вдохновляясь открытиями группы «Стиль», основанной Мондрианом, продолжают извлекать из них современные идеи для своих проектов. Это говорит не только о прикладной роли спектрально-прямоугольного минимализма, но и его более глубоком потенциале, не измеряемом линейкой или формулой.

Его работы хранят свою тайну, как математические формулы, оставляя нам возможность удивляться точности композиции и абсолютному слуху художника

Сам Мондриан никогда не хотел быть дизайнером. В мире высокой моды его имя утвердилось благодаря Иву Сен-Лорану. В 1965 году модельер создал несколько шерстяных мини-платьев Mondrian. Знаменитая «решетка» Мондриана появляется не только на пиджаках и платьях — сумки, вдохновленные абстракциями художника, появились уже в 1930-е, когда художник еще жил в Париже и привлек внимание дизайнера Herm?s Лолы Прусак. Цветные лоскуты, разделенные черными полосками, оказались отличной идеей для купальников. А обувь по мотивам Мондриана можно найти на все случаи жизни — она есть в диапазоне от немыслимых шпилек Louboutin до кроссовок Nike. Масс-маркет тоже не обошел абстракционизм вниманием: мондриановские футболки делал даже Topman. Этот мотив в одежде распространен настолько, что в модной индустрии слово mondrian стало обозначать любой принт из пестрых прямоугольников, даже если он выдержан в нежной пастельной гамме.

Перевод в простраснтво

Мондриан поставил перед собой задачу осмысления и воплощения «мировой души», мечтая с помощью живописи сформировать общество нового типа. Изобразительными средствами он объявил плоскости основных цветов (красный, синий, желтый) в их взаимодействии с плоскостями «нецветов» (белый, черный и серый). Композиция должна была строиться по принципу противопоставления, из которого рождаются равновесие и гармония. Цвета для него несли символическое значение, а горизонтали и вертикали отсылали к устройству Вселенной. Так возникла его живописная система, главными элементами которой стали пересекающиеся под прямым углом линии и плоскости цвета. Открытые взгляду, его работы хранят свою тайну, как математические формулы, оставляя нам возможность удивляться точности композиции и абсолютному слуху художника.

Пит Мондриан, «Композиция с большой синей плоскостью, красным, черным, желтым и серым», 1921 год

Творческая эволюция Мондриана — это образец последовательного, естественного и точного движения от видимой Натуры (Природы) к ее Сущности (Идее), в котором оказываются задействованы лишь самые минимальные средства. Подобным путем идет подлинный художник, так же развивается любой творческий процесс, в том числе и процесс проектирования. В своих работах Мондриан смог добиться эффекта «пространственности», что делает его на первый взгляд простые композиции глубокими и таинственными артефактами, неразгаданными до конца. Благодаря неоднозначности абстракций Мондриана возникает возможность их прямого перевода в пространство — скульптуру, инсталляции, дизайн, интерьеры, архитектуру.

Реальное против духовного

Перечислять предметы, украшенные мондриановской «решеткой», можно часами. Это буквально все: от диванов, автомобилей и велосипедных седел до средств для укладки волос L’Oreal, мыла с ароматом мандарина Mandarin Mondrian и кейсов для айфона. Среди поклонников Мондриана есть даже создатели языка программирования Piet, названного в честь Мондриана: программа, написанная на этом языке, выглядит как мозаика из цветных квадратиков.

Конечно, Мондриан повлиял не только на поп-культуру. Множество художников создают версии его работ, и если смотреть шире, то без Мондриана не было бы американского абстракционизма и, в частности, Марка Ротко. Искусство могло бы пойти совсем другим путем, если бы Мондриан не сказал: «Чтобы приблизиться к духовному в искусстве, следует как можно меньше подражать реальности, ведь реальное противоположно духовному».

Имя Мондриана навсегда останется в истории культуры. И что поделать, если этим именем названы комфортабельные отели в Нью-Йорке, Лос-Анджелесе и Майами.

Анатолий Тарасов,  главный архитектор проекта станции метро «Румянцево»:

Насколько я помню, Мондриан не любил зеленые цвета, у него чаще желто-красно-черное… Но можно сказать, что мы работали по мотивам, наподобие Мондриана. Изначально идея была совсем другая: станция планировалась как пешеходная торговая улица. Вышел из поезда и попал в улочку — переходишь из дома в дом, стены были отделаны, как витрины лавочек и магазинчиков, двери зданий. Но вариант не прошел, а так как что-то нужно было делать, мы пришли к варианту а-ля Мондриан.

Нам очень не хотелось делать что-то бедненько и бледненько — по принципу «ну раз на окраине, то и так сойдет». К тому же там есть бизнес-центр «Румянцево», раскрашенный в красно-малиновые вертикальные полосы и серые панели, так что мы внесли в облик станции красные пятна.

А для метрополитена стиль не имеет значения. Что ему Мондриан — ему нужно, чтобы грязь не прилипала, пыль не садилась и царапин не было.

Коллекция «Мондриан» Ива Сен-Лорана, созданная по мотивам картин, 1965 год

«Красно-синее кресло», Геррит Ритвельд, 1918 год

Туфли бренда Вернер, 2012 год

Моше Сафди, жилой комплекс HABITAT-67, Mонреаль, Канада, 1967 год

фото: Евгений Самарин/Пресс-служба Правительства Москвы, artinvestment.ru, pinterest.com, moderntimes.com, orangesmile.com, wikimedia.org, aliexpress.com, pielypincel.com


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.