Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Сюжеты

#Театр

Гимн и «вечная память»

03.06.2013 | Ларина Ксения

Театральная афиша июня

«Дама с камелиями», Театр им. Пушкина: «гнездо разврата», место встречи Маргариты Готье и Армана Дюваля «Дама с камелиями». Театр имени Пушкина, автор либретто, хореограф и режиссер Сергей Землянский. Одно из главных театральных событий сезона. Спектакль поставлен в жанре «драмбалета» без участия профессиональных танцовщиков — только актеры труппы театра, причем самых разных поколений. Изысканное, стильное, наполненное эротизмом и подлинными страстями зрелище не отпускает ни на минуту благодаря вдохновенному актерскому исполнению и удивительной по своему разнообразию и фантазии хореографической партитуре. Сергей Землянский дебютировал в Театре Пушкина в прошлом сезоне пластической драмой «Материнское поле» (по Чингизу Айтматову) и сразу заставил говорить о себе как о первооткрывателе жанра. Среди гламурных мюзиклов и новомодных драматических дансингов работы Землянского выделяются оригинальностью замысла и технической безупречностью воплощения. Оказалось, что русские актеры блестяще могут играть без слов, используя в качестве выразительного средства язык тела и бешеную внутреннюю энергетику. Стране, в которой слова и речи лишены смысла, а общество — слуха, остается только безмолвие, и это, пожалуй, последний способ достучаться до ума и сердца. Кроме того, авторов спектакля отличают тонкий интеллигентный вкус и чувство меры — никакой пошлости и никаких банальностей. Имя актрисы стоит запомнить — это новая театральная звезда Анастасия Панина. «Русская красавица». «Гоголь-центр», автор литературной композиции и режиссер Женя Беркович. Щедрый подарок писателю Виктору Ерофееву. Его порнографический перестроечный роман молодой режиссер Женя Беркович превратила в трагическую, почти античную притчу, в которой провинциальная б**дь Ирина Тараканова гордо несет на своих хрупких плечах всю мрачную тяжесть высокой миссии Жертвы Империи. Героиня спектакля в вызывающем красном платье проживает свою короткую жизнь на устеленной грязными советскими матрасами сцене, среди смрада похоти и порока. Ее грехопадение, как и положено, завершается вознесением, а советский гимн, исполненный ею в стиле португальского ласкающего фаду, звучит как «вечная память» над растерзанным трупом некогда огромной и бессмысленной страны. Еще одно новое яркое актерское имя — Екатерина Стеблина. «Окаемовы дни» («Машенька»). Театр имени Вахтангова, режиссер и автор литературной композиции Родион Овчинников, под художественным руководством Римаса Туминаса. Спектакль задумывался как бенефис Владимира Этуша, которому в этом мае исполнилось 90 лет. Этуш действительно играет блестяще — пожалуй, академик Окаемов станет одной из лучших ролей патриарха Вахтанговского театра. Сам спектакль отличает удивительное чувство ансамбля, в котором каждому исполнителю отводится своя партия, свои «пятнадцать минут славы». Пьеса Афиногенова не ставилась с 70-х годов прошлого века, и ее неожиданная реинкарнация пришлась как нельзя кстати по времени, когда в страну вновь возвращается атмосфера духоты и предчувствия грядущей катастрофы. Светлое начало спектакля — юная Машенька, которая приведет главного героя к высокому покаянию, к обретению высшего смысла, избавит его от гордыни и безотчетного страха, и лауреат сталинских премий вместо партийных докладов будет цитировать Евангелие. В роли Машеньки — дебютантка вахтанговской сцены Дарья Урсуляк, дочь режиссера Сергея Урсуляка и актрисы Лики Нифонтовой. «Толстой — Столыпин. Частная переписка». Театр.doc, режиссер Владимир Мирзоев, пьеса Ольги Михайловой. О том, как провинциальный адвокат решил спасти от оговора и казни молодую крестьянку, обвиненную в зверском убийстве, и обратился за помощью к высшим на тот момент авторитетам российской элиты — премьер-министру Столыпину и совести нации Толстому. Главное действие — в спорах двух исторических глыб о демократии и власти, о народе и интеллигенции, о законе и безнаказанности, о нравственных основах государства и его долге перед униженными и оскорбленными, о том, что развращает народ больше — жестокость или милосердие. Исход интеллектуального поединка сам народ в лице крестьянки Крюковой и определяет: топором да по яйцам. Великолепная Ирина Вилкова в роли красавицы Марии Крюковой, олицетворяющей народ и наделенной всеми его пороками — равнодушием к собственной судьбе, рабской покорностью, звериной жестокостью и абсолютной свободой… от морали.

«Толстой — Столыпин. Частная переписка». Театр. doc. Крестьянка Мария Крюкова (Ирина Вилкова) и ее адвокат Яншин (Евгений Буслаков) «Небесные странники». «Ленком», автор сценической фантазии и режиссер Марк Захаров. Неожиданное соединение двух, казалось бы, несочетаемых авторов — Аристофана и Чехова — дает странный эффект дикого, фантастического абсурда, в котором отражаются интонации сегодняшнего безумия и абсолютной смысловой дезориентации общества. Этот сумасшедший компот из «Птиц», «Попрыгуньи», «Черного монаха» и «Хористки» взрывается то мелодраматическими страстями, то болезненными размышлениями о природе творчества и таланта, то насмешкой над светской пустотой и политической трескотней, то мучительными поисками высшей справедливости… В центральной роли Дымова — Александр Балуев, в котором явственно угадываются черты самого автора и постановщика Марка Захарова. Когда ты это понимаешь, то все становится на свои места, и несколько нервозный растрепанный спектакль обретает свою внутреннюю гармонию и боль. В этом сезоне до середины июля в Москве проходит Международный театральный фестиваль им. Чехова. В афише нынешнего фестиваля слишком много балета и современного танца, но, к сожалению, мало драмы. Главные имена — англичанин Мэтью Борн («Спящая красавица») и канадец Робер Лепаж («Карты 16 ПИКИ»). «Чеховфест» интересен прежде всего тем, что предлагает зрителям совсем нетрадиционный театр, а все нетрадиционное в нашем патриархальном обществе вызывает либо раздражение, либо возмущение. Размякший от режиссерского угодничества, наш зритель в большинстве своем предпочитает в театре расслабляться и отдыхать — и мозгом, и душой. А мировая театральная культура давно приучила свою публику к несколько иному пониманию целей и задач искусства. Чеховский фестиваль с упорством и завидной отвагой пытается изменить вектор отечественного зрительского внимания, приучить публику к мысли, что театр — это способ постижения мира, а не проведения досуга. Когда-нибудь эта задача увенчается успехом. Но это будет совсем другая страна. фотографии: Михаил Гуттерман


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.