Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Сюжеты

#Последняя полоса

Помощь для Мирона

12.09.2016 | The New Times | №29 (417) 12.09.16

Детский хоспис «Дом с маяком» совместно с The New Times собирает средства на помощь больным детям

С двух месяцев Мирон Артемьев не возвращался домой.

У мальчика тератома спинного мозга — гигантская опухоль, которую врачи увидели, еще когда он был в животе у мамы и ей сделали УЗИ. Приняли за расщепление позвоночника и сразу предложили маме Наде сделать аборт. Сказали, что ребенок не сможет ходить.

Но Надя не испугалась. «Я думала, что в коляске тоже живут. Не знала, что может быть так, как у нас: что он не будет дышать и глотать не будет, что сердце будет такое слабое. Я только знала, что это мой первый, единственный ребенок и надо сделать все, чтобы он жил», — рассказывает Надя, слишком худенькая и хрупкая для своих лет, — ей чуть больше тридцати.

Опухоль прооперировали в два месяца, в ноябре 2014 года, и с тех пор начались мучительные полтора года в реанимациях и отделениях больниц. Месяцами Надя сцеживала молоко и привозила его ребенку. Умоляла врачей позволить быть с ним круглосуточно, но каждый день, в 19.00, реаниматологи объявляли: «Родителям пора домой», и мама должна была уходить.

После операции Мирона подключили к аппарату искусственной вентиляции легких (ИВЛ). Фактически за ребенка «дышит» медтехника, он ест и пьет через трубочки. И при этом остается ребенком, который хочет играть, гулять и видеть маму.

А тут в Москве объявили эпидемию гриппа, и маму целый месяц не пускали к Мирону.

Когда они снова встретились, у ребенка случилась остановка сердца. И врачи спасли его и сказали, что в состоянии Мирона это объяснимо, — очень большое эмоциональное потрясение — наконец увидеть маму.

Детский хоспис «Дом с маяком» купил для Мирона аппарат ИВЛ, и с конца августа они с мамой живут дома. 29 сентября мальчику исполнится два года, и семья отметит праздник с бабушкой и подарками. Раньше какие могли быть подарки? Одежда в больнице не нужна, потому что там он был всегда раздет, игрушки там повесить никуда нельзя.

«Я даже не знала, что он у меня с характером, и не будет, например, смотреть мультик, который ему не нравится. Только теперь заметила», — говорит Надя.

Обслуживание аппарата, который дышит за Мирона, стоит 50 тыс. руб. в месяц. По законам РФ, в реанимации это оплачивалось бы за счет госбюджета, но о том, как мальчику дышать дома, государство не думает. Давайте подумаем мы с вами.

Для Мирона аппарат ИВЛ — это возможность быть рядом с мамой

КАК ПОМОЧЬ:

Отправить эсэмэс-сообщение 
с суммой платежа и словом «Мирон» на номер 1200, например «Мирон 100»

Реквизиты

Благотворительное медицинское частное учреждение «Детский хоспис»

ИНН/КПП 7704280903/770401001

р/с № 40703810238180000837

в ПАО «Сбербанк России» г. Москва

БИК 044525225

к/с 30101810400000000225

Назначение платежа: «Мирон»

С банковской карты:

https://vmeste.yandex.ru/childrenshospice

Контакты:

http://www.childrenshospice.ru

info@childrenshospice.ru

+7 926 588 20 35

Фото из семейного архива


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.