Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Сюжеты

#Интервью

#Интервью

«Все труднее будить себя по утрам»

20.09.2016 | Сулькин Олег, Торонто | №30 (418) 19.09.16

Режиссер Оливер Стоун сделал фильм, в котором соединены две важнейшие для него темы — разоблачение государственной политики США и поиск идеального национального героя. Сегодня таким для Стоуна стал Эдвард Сноуден, в июне 2013 года раскрывший миру секреты программы тайной прослушки, которую проводят разведведомства США на территории своей страны и за рубежом, а в августе того же года получивший временное убежище в России. 13 сентября 2016-го Сноуден, обвиненный на родине в шпионаже и похищении госсобственности, обратился к президенту Бараку Обаме с прошением о помиловании, которое было поддержано международными правозащитными организациями. Тем временем в рамках Международного кинофестиваля в Торонто прошла мировая премьера фильма Оливера Стоуна «Сноуден», после которой с автором картины встретился корреспондент NT

Эдвард Сноуден (актер Джозеф Гордон-Левитт) в начале пути: он полон решимости служить своей стране. Фото: Allpix Press/East News

Бунтари не без причины

Чем вам интересен Сноуден?

Он честный парень. Он сделал то, что ему подсказывала совесть. В Агентстве национальной безопасности работают тридцать пять тысяч сотрудников, а правду сказал он один. Сегодня Сноуден готов вернуться в США, если ему гарантируют честный суд. Думаю, что Обама может его помиловать, пока не закончился президентский срок. Хочется на это надеяться.

Большинство ваших киногероев отличается бескомпромиссностью и радикализмом — прокурор Гаррисон из «JFK», ветеран Рон Ковик из «Рожденного 4 июля»… Уместно ли в этот ряд поставить Сноудена?

Да, конечно. Они все бунтари. Они все не принимают навязываемых кем-то правил игры.

Так и хочется вас назвать Сноуденом американского кино…

Что ж, я не раз оспаривал тривиальные подходы в самых разных областях жизни и политики. Заполучил тем самым множество врагов. Так что в этой параллели есть какая-то правда.

Оливер Стоун считает свои фильмы формой бунта. Фото: Олег Сулькин

В рамках работы над фильмом вы побывали в Москве девять раз. Насколько эти визиты вам помогли?

Мне было важно лично поговорить с Эдом, узнать все из первых рук. В один из приездов я взял с собой Джозефа (Джозеф Гордон-Левитт, актер, исполнитель роли Сноудена. — NT), он поговорил со своим героем. Мне очень помогал в Москве Анатолий Кучерена, адвокат Сноудена. В основу нашего фильма положены роман Анатолия «Время спрута» и книга журналиста газеты «Гардиан» Люка Хардинга «Файлы Сноудена». В эти приезды я встречался со многими русскими, посетил несколько встреч и вечеринок.

Вы же и раньше приезжали в Россию…

Еще в Советский Союз приезжал. В первый раз я оказался в Москве в начале 1980-х годов, еще при Брежневе, к которому, кстати, относился очень негативно. Я тогда увлеченно писал сценарий о диссидентах. Побывал в дюжине городов, встретился и пообщался с десятками диссидентов. Многие из них пережили психушки, где их превращали в зомби с помощью специальных таблеток. Я контактировал с ними по всем правилам конспирации. Мы назначали встречи в переполненном метро и в безлюдных парках. Множество эмоциональных рассказов я тогда выслушал и написал отличный сценарий. К сожалению, он мне не принадлежал, а был заказан продюсером фильма «Лицо со шрамом» Мартином Брегманом. Мы с ним крупно поссорились, и он похоронил этот проект. Сейчас уже поздно к нему возвращаться, всему свое время. Но я на всю жизнь запомнил этих мужественных людей и осознал, как тяжко живется людям в условиях несвободы. В 1990-е, смутные годы перемен и гангстеров, меня пригласили в Москву на премьеру «JFK». Я несколько раз встречался с Горбачевым, который произвел на меня сильное впечатление. То есть я видел вашу страну в разных состояниях. Увы, я не говорю по-русски. Но ваши люди мне очень нравятся. Я несколько раз здорово с ними напивался. И в Бруклине тоже!


 

Бюджет и паранойя

Вы встречали противодействие со стороны властей США, когда работали над «Сноуденом»?

Нет. Может быть, потому что мы все были предельно осторожны, старались не светиться без надобности. В основном снимали в Германии, в Америке работали совсем немного — только в Вашингтоне и на Гавайях. В первый же день в Вашингтоне прошли с Джозефом в гриме Сноудена вдоль ограды Белого дома. Потом улетели на Гавайи, затем — Гонконг и Москва. Мешал нам только очень скромный бюджет. Большие голливудские студии отказались нас поддержать. С нами согласилась работать небольшая компания Open Road Films, они, кстати, сделали «В центре внимания», оказывали производственные услуги немцы и французы. Наш художник-постановщик работал на «Пятой власти», фильме о Джулиане Ассанже, так что все эти компьютерные фокусы и шпионские штучки он хорошо знает.

Интерьеры и офисы сверхсекретного Агентства национальной безопасности в Форт-Миде вы как воссоздавали?

Невидимый, недоступный простым смертным мир кибервойны собирали по щепоткам из разных источников. Что-то нам подсказывал Сноуден, многое мы почерпнули из свидетельств бывших сотрудников АНБ Билла Бинни и Тома Дрейка, которые лет за десять до Сноудена пытались поднять тревогу из-за разработанной в недрах спецслужб незаконной системы всеобщей слежки. Они стали консультантами нашего проекта. Но, согласитесь, ничего скучнее компьютера как объекта для съемки не существует. Унылая коробка. Совсем не секси, правда же? Что делают с коробками люди, что за информация бежит по проводам: вот, что интересно. Сноуден очень помог, с его помощью мы исправили множество технологических ошибок и неточностей.

Как строились ваши отношения с журналистом Гленном Гринуолдом и режиссером Лорой Пойтрас, с которыми Сноуден вышел на связь в 2013 году?

Роль этих двух людей огромна. Именно им после тайной встречи в Гонконге Сноуден слил важнейшую информацию про государственную программу слежки «Призма». Лора на основе этих бесед сняла фильм (речь о документальном фильме «Гражданин четыре», получившем «Оскара». — NT). Мы честно пытались договориться о сотрудничестве с ней, но она не захотела. Более того, вдруг решила, что мы своим проектом мешаем снимать ее фильм, началась какая-то паранойя. Таких тупиковых ситуаций на нашем пути было предостаточно.

Для Стоуна разведчик, сливший государственные тайны в интересах общества, стал идеальным национальным героем. Фото: kinopoisk.ru

Вы не скрываете разочарования тем, что только Россия согласилась принять Сноудена.

Конечно, я разочарован. Если бы дело было в 1960-е годы, то, уверен, многие страны предоставили бы ему убежище. Та же Франция при де Голле. Или Швеция, которая давала тогда убежище молодым американцам, отказывавшимся служить во Вьетнаме. Тогда Европа была свободным пространством, где сосуществовали суверенные страны со своей политикой, никакого Евросоюза. Тогда еще не было такого миропорядка, как сейчас, когда многие страны идут на поводу у США, потому что боятся. Сам же Сноуден, хотя и живет пока в Москве, не скрывает своего критического отношения к России из-за принятого недавно законодательства, усиливающего контроль государства над интернетом и частной жизнью людей.

В фильме ощущается не очень вам прежде свойственная мелодраматичность, особенно в линии отношений Сноудена с его герлфренд. Вы так стремитесь расширить свою аудиторию?

У вас есть какие-то возражения? Да, мне очень хочется, чтобы молодые люди смотрели мои фильмы. Увы, большинство молодых ничего не знает и не хочет знать. И реакция их бывает совершенно непрогнозируемой, далекой от той, на которую я рассчитывал. Когда вышел «Взвод», многие ребята бросились записываться в армию, им показалось, что там жутко интересно. Когда увидели Гордона Гекко в «Уолл-стрит», то заинтересовались карьерами в финансовом секторе. Им было невдомек, что я показал его как плохого парня.

«Когда взорвались разоблачения Сноудена, Обама несколько стушевался, но нисколько не уменьшил масштабы прослушки. Кардинальных изменений не последовало, только портьеры в Белом доме сменили на более плотные»

Волк в овечьей шкуре

Сноуден критикует президента Обаму. А как вы его оцениваете? Многие считают Обаму самым слабым президентом за всю историю США. Вы согласны?

Нет, никоим образом! Слабый? Да он самый эффективный менеджер системы национальной безопасности. Такой мощной системы тайной прослушки еще не было создано на Земле и всей Вселенной. Военные технологии выросли в десять раз по сравнению с эрой Буша-младшего. Когда взорвались разоблачения Сноудена, Обама несколько стушевался, но нисколько не уменьшил масштабы прослушки. Те, кто засветились в этом скандале и кто должен был быть уволен, остались на своих постах. Никаких кардинальных изменений не последовало, только портьеры в Белом доме сменили на более плотные. Обама слабый? Нет, безжалостный, методичный, скрытный. Говорит красиво, душевно. Волк в овечьей шкуре.

А кто, по-вашему, будет следующим президентом Америки?

Какой-то школярский у вас подход. Какая разница? Система остается, система не меняется.

Но ведь важно, кто возглавит самую сильную державу в мире.

Самая сильная, менее сильная… Это в школе ребята мерятся пенисами. Во взрослой жизни все иначе.

В прессе сообщалось, что вы начали снимать документальный фильм о Путине.

Да, все верно. Но это история на будущее.

Вам 15 сентября исполнилось 70 лет…

Хотите армрестлингом со мной заняться? Собственно, дату я уже отметил в августе. С близкими родственниками, семьей моего кузена, мы отдыхали на Корсике, где сделали праздничный обед. Несмотря на возраст, продолжаю активно работать, чему сам поражаюсь. Делаю фильмы, важные для меня. Продолжаю себя мучить. Правда, все труднее будить себя по утрам. Может, на пенсию уйти? Куда-то уехать. В Италию, на север Испании, в России есть красивые места. Я знаю, что в день моего рождения «Сноуден» вышел в прокат России. Это для меня очень приятный подарок.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.