Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Сюжеты

#История

«Освенцим был потом»

03.10.2016 | Соколов Борис, историк | №32 (420) 03.10.16

75 лет назад в киевском урочище Бабий Ярбыли расстреляны десятки тысяч евреев — женщин, детей, стариков

На фотографии, сделанной немецким военным фотографом, эсэсовцы роются в вещах евреев, расстрелянных в Бабьем Яре, Киев, 1 октября 1941 года. Фото: Johannes Hahle/waralbum.ru

Это была одна из крупнейших массовых казней в истории человечества. Только в первые дни, 29–30 сентября 1941 года, согласно отчету айнзатцгруппы* Ц бригаденфюрера СС доктора Отто Раша, в овраге Бабий Яр, в черте Киева, был расстрелян 33 771 еврей. Поскольку мужчины в большинстве своем были мобилизованы в Красную армию, жертвами стали главным образом женщины, дети и старики. Экзекуция осуществлялась зондеркомандой 4а во главе со штандартенфюрером СС Паулем Блобелем и оперативной группой 5 под командованием оберштурмбаннфюрера Августа Мейера. В день убивали почти 17 тыс. человек в одном месте. Для сравнения: чтобы расстрелять от 22 тыс. до 25 тыс. польских офицеров и гражданских лиц, советскому НКВД потребовалось полтора месяца (апрель и первая половина мая 1940 года), причем расстрелы осуществлялись по меньшей мере в пяти местах — в Катыни, Харькове, Медном, а также в тюрьмах Западной Украины и Западной Белоруссии. Очевидно, в Бабьем Яре в конце сентября 1941 года каждый из исполнителей уничтожил по несколько десятков человек.

Взрывы и подготовка 

Что же послужило непосредственным поводом к столь масштабной и скорой расправе? Еще одна трагедия, только гораздо меньшая по размерам. Части 37-й армии, оставившие Киев 19 сентября (ими командовал, между прочим, небезызвестный генерал Андрей Власов), заминировали ряд зданий в центре Киева, в которых, как они предполагали, после оккупации города разместятся германские штабы. А 24 сентября с территории, остававшейся еще под советским контролем, были посланы сигналы радиоуправляемым взрывателям. И в центре Киева, на Крещатике, раздались взрывы, за которыми последовал огненный шторм. Взрывы и пожары продолжались до 28 сентября. Центр Киева выгорел полностью и во время войны не восстанавливался. Было разрушено 940 домов. Без крова остались около 50 тыс. человек. Точное число жертв среди киевлян не было установлено, равно как и число германских военнослужащих, пострадавших в результате взрывов и пожаров. Если в период с 11 по 20 сентября 6-я немецкая армия, занявшая Киев, насчитывала 210 пропавших без вести, то в период с 21 по 30 сентября, на который пришлись киевские взрывы, их число возросло до 810. Вероятно, основная часть прироста пропавших без вести пришлась на эти взрывы и пожары. Было от чего немецкому командованию прийти в ярость! А киевлян наверняка погибло в несколько раз больше, чем немцев. С военной точки зрения эффективность устроенных в Киеве взрывов сомнений не вызывает. С точки зрения моральной — оценка будет по меньшей мере неоднозначной, поскольку эта акция заведомо обрекала на смерть многих мирных жителей. Ну а о том, что взрывы послужат поводом для массового уничтожения ни в чем не повинных людей, в советских штабах вряд ли догадывались.

Киевским раввинам комендант объяснил, что после санобработки все евреи будут эвакуированы в безопасное место, те выпустили соответствующее обращение к пастве. А дальше был овраг, который стал гигантской братской могилой

Немцы обвинили во взрывах и поджогах киевских евреев, хотя никаких доказательств этому найдено не было. Впрочем, взрывы послужили лишь предлогом для их ускоренной ликвидации и приблизили конец несчастных людей на несколько недель — ведь все равно в рамках «окончательного решения» они не должны были оставаться в живых. Но на этот раз инициатором расправы выступило не ведомство Гиммлера, а представитель вермахта — военный комендант Киева, генерал-майор Курт Эберхард. На совещании 26 сентября он, как вспоминал сотрудник зондеркоманды 4а оберштурмфюрер СС Август Хефнер, приказал расстрелять всех евреев Киева. «Имею ли я полномочия расстрелять евреев, спросил он меня затем. Я ответил утвердительно, что было правдой. На его вопрос, сколько в Киеве евреев, я ответил, что это мне совершенно неизвестно, возможно, тысяч пять. Тогда он отдал мне приказ расстрелять всех евреев».

Хефнер заявил, что потребуется одобрение Блобеля, которое тут же последовало. Уже 27 сентября в Киеве стали расклеиваться листовки, предписывавшие «всем жидам города Киева» под угрозой смерти утром 29 сентября собраться, взяв с собой ценные вещи, деньги, документы, белье и теплую одежду, на углу Мельниковой и Доктеривской улиц, вблизи Бабьего Яра. Киевским раввинам комендант объяснил, что после санобработки все евреи будут эвакуированы в безопасное место, и раввины выпустили соответствующее обращение к своей пастве. А дальше был овраг, который стал гигантской братской могилой.

Палаческий корпус

Конвоировали евреев к месту казни части вермахта. Оцепление осуществлял 303-й полицейский батальон из Гамбурга под командованием штурмбаннфюрера СС Генриха Ганнибала. Местной вспомогательной полиции в Киеве тогда еще не существовало. Она начала формироваться только 3 октября, когда был объявлен набор добровольцев в Украинскую народную полицию. Сам расстрел осуществляла, помимо зондеркоманды 4а и оперативной группы 5, также рота батальона СС особого назначения под командованием оберштурмфюрера Бернхарда Графхорста и служащие 45-го резервного полицейского батальона штурмбаннфюрера СС Мартина Бессера. Оберштурмфюрер Хефнер так описал технологию расстрела: «Первые евреи были отведены в яму солдатами войск СС. Они должны были там встать на колени, и притом таким образом, что они согнули спину к коленям, наклонили голову и сложили руки. Стрелок становился за ними и с близкого расстояния производил из автомата выстрел или в затылок, или в мозжечок. После того, как первые евреи были расстреляны, в яму гуськом приходили другие евреи. Они должны были становиться на колени на пустые места, оставленные уже расстрелянными, и были расстреляны таким же способом… После того, как дно лощины было заполнено, расстрел дальше происходил так, что в этой яме были расстреляны послойно пласт за пластом. Стрелки стояли на трупах».

Советские военнопленные под присмотром эсэсовцев засыпают землей участок Бабьего Яра, где лежат расстрелянные, Киев, 1 октября 1941 года. Фото: Johannes Hahle/waralbum.ru

Население Киева, возмущенное взрывами в центре города и благодаря давним антисемитским предрассудкам легко поверившее нацистской пропаганде о причастности к взрывам евреев, в своем большинстве жертвам Бабьего Яра не сочувствовало. Местные жители поживились вещами, которые несли с собой несчастные. Были отдельные случаи жестоких убийств евреев киевлянами. Однако украинская полиция в расстрелах 29–30 сентября 1941 года в Бабьем Яре, как уже было сказано, участия принимать никак не могла — она участвовала в позднейших расстрелах в Бабьем Яре. Всего, по разным оценкам, за время нацистской оккупации Киева, с 19 сентября 1941 года по 6 ноября 1943 года, здесь было убито от 100 до 150 тыс. человек: евреи, цыгане, советские военнопленные и подпольщики, а также более 600 украинских националистов, среди которых была, в частности, известная поэтесса и публицистка Елена Телига.

Какая же судьба постигла палачей Бабьего Яра? Обергруппенфюрера СС Фридриха Еккельна, руководителя СС и полиции в тылу группы армий «Юг» в сентябре 1941 года, с чьей санкции был осуществлен расстрел в Бабьем Яре, повесили в Риге 3 февраля 1946 года по приговору военного трибунала Прибалтийского военного округа. Курт Эберхард покончил с собой 8 сентября 1947 года в американской тюрьме в Штутгарте. Отто Раш был привлечен американцами к суду по делу об айнзатцгруппах, но его преследование было прекращено по состоянию здоровья: у Раша нашли болезнь Паркинсона и отпустили домой. Бывший начальник айнзатцгруппы Ц умер 1 ноября 1948 года в Бад-Зальцдетфурте. Пауль Блобель был осужден американским военным трибуналом к смерти по делу об айнзатцгруппах в 1948 году и повешен в Ландсберге 7 июня 1951 года. Август Мейер покончил с собой 13 мая 1960 года, вскоре после того, как был арестован властями ФРГ по делу айнзатцгрупп. Бернхард Графхорст, кстати сказать, осуждавший казни в Бабьем Яре, дослужился до гауптштурмфюрера СС и погиб на Восточном фронте 2 сентября 1943 года, командуя батальоном «Нарва». Мартин Бессер был привлечен правительством ФРГ к суду по делу айнзатцгрупп, но по состоянию здоровья дело против него прекратили. Август Хефнер на судебном процессе в Дармштадте в 1967–1968 годах был приговорен к 9 годам заключения, умер в 1999 году. Бригаденфюрер СС Генрих Ганнибал к ответственности не привлекался и умер в 1971 году.

Память и беспамятство

В СССР трагедия бабьего яра не афишировалась, поскольку основные жертвы там были евреи, а после войны антисемитизм фактически стал государственной политикой

В СССР трагедия Бабьего Яра не афишировалась, поскольку основными жертвами там были евреи, а после войны антисемитизм фактически стал государственной политикой. Начиная с конца 1950-х годов, много делал для восстановления правды о Бабьем Яре писатель-фронтовик Виктор Некрасов, посвятивший трагедии несколько статей. В 1961 году Евгений Евтушенко написал стихотворение «Бабий Яр», заканчивавшееся такими строчками:

Ничто во мне

про это не забудет!

«Интернационал»

пусть прогремит,

когда навеки похоронен будет

последний на земле антисемит.

Еврейской крови нет в крови моей.

Но ненавистен злобой заскорузлой

я всем антисемитам,

как еврей,

и потому —

я настоящий русский!

Никита Хрущев, когда поэт прочитал ему финал стихотворения, возмущался: «Дело изображено так, что жертвами фашистских злодеяний было только еврейское население, в то время как от гитлеровских палачей там погибло немало русских, украинцев и советских людей других национальностей…» Как бы отвечая Хрущеву, Виктор Некрасов на митинге в память о 25-летии трагедии заявил: «Да, в Бабьем Яре расстреливали всех, но только евреев расстреливали потому, что они — евреи… И не забудьте, это был первый случай массового уничтожения евреев. Освенцим был потом…»

Широкая общественность узнала подробности об истреблении евреев Киева из романа Анатолия Кузнецова «Бабий Яр», опубликованного в журнале «Юность» в 1966 году. Во время работы над книгой писателя преследовал кошмар: «По ночам во сне я слышал крик: то я ложился, и меня расстреливали в лицо, в грудь, в затылок, то стоял сбоку с тетрадкой в руках и ждал начала, а немцы не стреляли, показывали мне вместо этого фотографии своих матерей, жен, детей, смеялись, мешкали, у них был обеденный перерыв, они варили кофе на костре, и я ждал, когда же это начнется, чтоб я мог добросовестно и точно записать все для истории». И, добавим от себя, для того чтобы это не повторилось, каждый должен научиться переживать кошмар 75-летней давности как свою собственную и современную трагедию.

* Айнзатцгруппы — оперативные карательные отряды, специальные подразделения СС и полиции.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.