Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Сюжеты

#Анимация

Большой секрет маленькой индустрии

05.10.2016 | Терещенко Мария | №32 (420) 03.10.16

Российские мультфильмы завоевывают мир — за рубежом их смотрят едва ли не больше,
чем на родине

«Маша и Медведь» — сегодня один из самых популярных сериалов не только в России, но и в мире

На днях из Москвы в Ярославль в очередной раз отправился в плаванье необычный теплоход — с участниками и гостями анимационного русско-украинского фестиваля «КРОК». Этот традиционно плавучий фестиваль — самый старый на постсоветском пространстве международный смотр мультипликации, который отказывается идти ко дну: ему удалось пережить и распад СССР, и украинский кризис. На этот раз «КРОК» собрал на борту корабля студентов-аниматоров со всего мира, а также огромную программу: 139 короткометражных мультфильмов из 27 стран мира.

Российской анимации в конкурсной программе «КРОКа» как всегда очень много: 21 фильм. В былые годы нередко возникала мысль, что «КРОК» отбирает такое количество российских работ скорее из чувства патриотизма, а не в силу их качества, но теперь все иначе. Русская анимация нынче в моде не только здесь. Только в России об этом по-прежнему догадываются далеко не все.

Гром победы

За последние пару лет новости о победах российской мультипликации появляются чуть ли не каждую неделю. Константин Бронзит со своим мультфильмом «Мы не можем жить без космоса» получает престижные призы и номинируется на «Оскар», а «Маша и Медведь» входит в американские топы и бьет все рекорды по просмот-рам на YouTube. «Смешарики» заключают звонкий контракт в США и показывают невероятные результаты в Китае, а «Снежная королева» собирает миллионные доходы в Корее. «Фиксики» тоже начинают завоевывать мир, создателей сериала «Летающие звери» приглашают выступить в ООН, а фестиваль в Сиане (Китай) вдруг устраивает внушительную сессию, посвященную возможностям совместного производства Китая с Россией.

И фестивали теперь радостно откликаются на предложения российских специальных программ, просят присылать больше работ на отбор. В Хиросиме в конкурсе анимационного фестиваля 2016 года российских фильмов было 7 из 60, и даже на главном мультипликационном смотре в Анси (Франция), традиционно недоброжелательном к нашим фильмам, Россия была представлена лучше обычного: не только короткометражками, но также сериалами и даже полнометражным фильмом.

Успехи эти и приятны, и удивительны одновременно, ведь российская анимационная индустрия выглядит более чем скромно. Так что, обсуждая возможности российско-китайского совместного производства, нет-нет да и поймаешь себя на мысли, что объемы нашей анимации меньше объемов китайской ровно в сто раз. Согласно исследованию компании Movie Research, в 2009–2012 годах в России выпускалось около 3 тыс. минут анимации в год (в Китае, по данным на 2009 год, количество минут в год составляло 260 тыс., во Франции, согласно исследованиям CNC, к 2009 году цифра достигла 21 тыс. минут в год). Согласно последним исследованиям European Commission, Россия выпускает в 5 раз меньше анимационных полных метров, чем США или Япония, в 2,5 раза меньше, чем Франция или Китай.

В том же Сиане заходишь на крупную студию, а при ней — курсы, на которых доучиваются выпускники киношкол, чтобы приступить уже к практической работе. Курсы длятся полгода, обучаются на них 400 человек. То есть 800 человек в год выпускаются на отдельно взятых курсах в одном не самом крупном китайском городе. И это в 2,5 раза больше, чем во всей России (если опираться на данные все тех же MR). Всего же в Китае единовременно обучаются анимации более 100 тыс. человек.


 

Банан и лось

Полгода назад много шума наделала реплика генерального продюсера сериала «Маша и Медведь» Дмитрия Ловейко, который заявил, что сериал может закрыться из-за нехватки ресурсов. Все подумали тогда, что речь о деньгах, но, как выяснилось, Ловейко говорил о человеческих ресурсах. Стоит всмотреться в титры наших лучших и самых успешных мультфильмов, и вы обнаружите, как узок и тесен мир российской мультипликации. Однако этот очень небольшой круг людей добился действительно высоких результатов.

Около 80% выпускаемых в России короткометражных мультфильмов имеют хорошую фестивальную историю и в стране, и за ее пределами. Отдельные работы звучат на весь мир. Если в прошлом году гремел «Мы не можем жить без космоса», то сейчас на смену ему пришла работа Игоря Ковалева — завораживающая короткометражка «До любви», вышедшая всего полгода назад и уже получившая награды на фестивалях в Нидерландах, Хорватии, Японии, Швейцарии, Польше. Успех «До любви» не случаен: не слишком известный широкому зрителю в России, один из основателей студии «Пилот» Ковалев для мира фестивальной анимации — живая легенда. Среди его поклонников и заочных учеников, например, грандиозный японец Кодзи Ямамура, который, в свою очередь, уже сам воспитал целую плеяду прекрасных японских режиссеров. Рядом с фильмом Ковалева в фестивальных конкурсах сейчас активно показываются «Про маму» Дины Великовской, «Среди черных волн» Анны Будановой (ее предыдущий фильм «Обида» получил приз в Анси), новые фильмы Саши Свирского.

«Смешарики» — бренд, который особенно ценится в Китае,  а сейчас выходит на американский рынок

Если фестивальные успехи взрослой мультипликации связаны в основном с именами конкретных режиссеров (Игорь Ковалев, Александр Петров, Константин Бронзит, Гарри Бардин), то триумф наших короткометражек для детей можно уже назвать системным: в последние годы на международных конкурсах детских мультфильмов российские чаще всего составляют от 10 до 20% программы и редко остаются без призов. Благодарить за это надо в первую очередь Марию Муат с ее маленькой «Пчелой», отмечающей в этом году десятилетие. Запущенный на студии «Пчела» альманах «Зеленое яблоко» не просто вобрал в себя целый список отличных мультфильмов, но и установил, можно сказать, новую планку для российской детской мультипликации.

ОБСУЖДАЯ ВОЗМОЖНОСТИ РОССИЙСКО-КИТАЙСКОГО СОВМЕСТНОГО ПРОИЗВОДСТВА, НЕТ-НЕТ ДА И ПОЙМАЕШЬ СЕБЯ НА МЫСЛИ, ЧТО ОБЪЕМЫ НАШЕЙ АНИМАЦИИ МЕНЬШЕ ОБЪЕМОВ КИТАЙСКОЙ РОВНО В СТО РАЗ

Отличные детские короткометражки выпускает и студия «Союзмультфильм». Хотя вернее будет сказать, Михаил Алдашин, благодаря энергии и таланту которого старая студия начала возрождаться. Коротенькие стихи и песенки в новых выпусках альманаха «Веселая карусель» выглядят ярко и современно, сохраняя при этом авторский почерк своих создателей и легкий дух эксперимента, который всегда был присущ этому альманаху. Рядом — отдельные короткометражки, вроде «Мамы-цапли» или «Морошки». Последняя наравне с фильмом Ковалева представляла в этом году Россию на конкурсе фестиваля в Анси — и была единственным детским фильмом в очень взрослой и экспериментальной программе фестиваля.

«До любви» Игоря Ковалева — фестивальный хит сезона

Несмотря на малое количество анимационных школ, студенческая анимация России также успешна. В основном благодаря школе-студии «ШАР», которая выпускает лучших в России режиссеров-аниматоров. На «ШАРе» сделан и уже упомянутый фильм «Про маму», и «Почему банан огрызается» Светланы Разгуляевой (в прошлом году участвовал в программе Берлинале). В числе выпускников «ШАРа» также Леонид Шмельков, завоевавший пару лет назад награду на Берлинском кинофестивале с фильмом «Мой личный лось».

Бум сериалов

Впрочем, наша фестивальная анимация худо-бедно котировалась даже в 1990-е годы, а вот международный успех наших сериалов — явление совершенно новое. Первые, на ком лежит ответственность за это чудо, — создатели «Смешариков»: художественный руководитель проекта Анатолий Прохоров и продюсер Илья Попов. Сегодня сериал и его спин-оффы («Пин-код», «Малышарики») показываются в десятках стран, а на некоторых территориях (в частности, в Китае) имеют просто бешеный успех. Уже вполне сопоставим с ним по успешности сериал «Фиксики». Что уж говорить о «Маше и Медведе», который на сегодняшний день, по многим рейтингам, входит в топ самых известных сериалов мира. В феврале 2016 года серия «Маша + каша» вошла в топ YouTube, став первым мультфильмом, набравшим миллиард просмотров. Сегодня их количество у этого эпизода перевалило за полтора миллиарда.

Полнометражные «Волки и овцы» повторяют на мировом рынке успех «Белки и Стрелки»

Помимо этих трех можно назвать еще десяток в разной степени успешных проектов: «Лунтик», «Барбоскины», «Белка и Стрелка», «Алиса знает, что делать!», «Защитники», «Летающие звери», «Везуха!», «Тима и Тома», «Йоко», «Ми-ми-мишки», «Бумажки», «Три кота», «Машинки», «Поросенок», «Новаторы» — каждому из этих сериалов есть, чем похвастаться.

Не так хорошо обстоит дело с полнометражной анимацией, хотя и здесь есть свои успехи. Если студия «Мельница» показала возможности нашей мультипликации на отечественном рынке, создав десяток успешных мультфильмов про богатырей и Ивана Царевича, то воронежская компания Wizart Animation продемонстрировала международные перспективы: их «Снежная королева» не только получила прокат на десятках территорий, но и собрала в международном прокате ощутимые деньги. Продаются за рубеж и другие наши анимационные ленты: полнометражные «Смешарики», «Савва», «Волки и овцы». При этом некоторые фильмы находят международных дистрибьютеров теперь уже на стадии производства.

Наша «Снежная королева» ушла довольно далеко от сказки Андерсена

В отличие от Китая или Франции, индустрии которых сложились как следствие государственной политики, за российскими успехами не стоит внятная и системная господдержка

Цифры и факты говорят о многом, но не о главном: за последние годы разительным образом изменилось отношение к нашей мультипликации. В 2005 году она вообще не интересовала ни зрителей, ни государство, ни ТВ-каналы, ни инвесторов, ни уж тем более зарубежных прокатчиков. Сегодня на Суздальском фестивале можно наблюдать ТВ-панель с участием десятка телеканалов, которые готовы не просто показывать наши мультфильмы, но даже вкладывать деньги в их производство. На международных кинорынках к российским стендам чуть ли не очереди стоят из зарубежных прокатчиков, а любой качественный проект почти мгновенно выстреливает в интернете, набирая за месяцы миллионы просмотров.

«Даша и людоед» Натальи Суринович сделана на легендарном «Союзмультфильме»

Если еще пять лет назад цифры, связанные с анимационной индустрией в России, произносились с горечью, то сегодня в них можно усмотреть и повод для гордости. В отличие от Китая или Франции, индустрии которых сложились как следствие государственной политики, за российскими успехами не стоит внятная и системная господдержка (не считать же таковой ежегодные $10 млн, которые скукожились в разы после изменений курса, и отдельные дотации на полные метры от Фонда кино). Весь этот невероятный рывок, случившийся за минувшие двенадцать лет, произошел благодаря энергии очень небольшого количества людей: продюсеров, режиссеров, художников, которые на крошечные государственные деньги вырастили для нашего и зарубежного зрителя новую российскую анимацию.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.