Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Сюжеты

#Ex Libris

Чтение по вечерам

22.03.2017 | The New Times | №9 (438) 20.03.17

Филолог Олег Лекманов о толстых романах, смешных романах и романах о филологах

У меня два рода чтения: одно, бесконечное, по работе, а другое — для удовольствия. Для удовольствия мы с женой читаем по вечерам вслух — чаще всего какой-нибудь толстый роман. Это удобно: можно спорить, обсуждать, поправлять друг другу ударения, у нас специально наготове словарь. Обычно выходит ничья.

  1. По работе я не так давно прочел книгу Андрея Зорина «Появление героя» (см. NT №37 (425) от 14 ноября 2016 года). Это невероятно увлекательно, я испытал большое удовольствие и всем советую.
  2. Другая книжка — тоже скорее для удовольствия, хотя на самом деле по работе, потому что я готовлю лекцию про современный роман: «Ложится мгла на старые ступени» Александра Чудакова. Чудакова я читаю второй или третий раз, и эта вещь по-прежнему производит на меня очень большое впечатление. Эта книга притворяется классическим русским романом о детстве, юности и взрослении, о той России, в которой он жил, о том, что от нее сохранилось, а что мы потеряли. Но если разобрать текст, он кажется гораздо более сложным. Чудаков был филологом, одна из областей его занятий — предмет в русской литературе, у Чехова и у других. И в его собственном романе можно увидеть бесконечные перечни разных предметов, исчезнувших и сохранившихся. Но он не просто запечатлевает через них дух времени, а все время находит и в неодушевленных предметах, и в людях какую-то уникальность, все поворачивает необычной стороной: такая поэтика кунсткамеры.
  3. Мне понравился «Стоунер» Джона Уильямса, только в самом конце у меня появилось ощущение, будто я обманут, — возможно, таково было намерение автора. Это роман о человеке моей профессии, о филологе, который очень много думал, но ничего реального так и не совершил. Я читал его почти параллельно со «Щеглом» Донны Тартт, где было, наоборот, ощущение переизбытка: ну хватит уже, я все понял. А «Стоунер» так замечательно, интересно развивался, а в конце повис вопрос: ну а что же дальше?
  4. И есть один автор, которого я постянно читаю, стыжусь этого и этим горжусь. С детства я считал, что самый смешной писатель в мире — Джером Клапка Джером, написавший «Трое в лодке, не считая собаки». А потом, уже довольно взрослым человеком, я узнал, что есть Пэлем Вудхаус. Сначала я посмотрел сериал «Дживс и Вустер» с Хью Лори и Стивеном Фраем, а потом начал читать Вудхауса, и теперь для меня это терапевтическое чтение.
  5. Разочарованием стал восьмой «Гарри Поттер» — ожидаемым, тем более что Джоан Роулинг не была единственным и даже, кажется, главным автором этой пьесы. Я поклонник поттерианы, это великая серия, помимо прочего приучившая многих детей к чтению. Я отложил ее с грустью.
  6. Другое книжное разочарование — «Авиатор» Евгения Водолазкина (см. NT №16 (406) от 16 мая 2016 года). Его первый роман «Лавр» мне посоветовала замечательная писательница Майя Кучерская. Я ей не поверил, потому что не очень верю в современную литературу, но потом поехал в Тарту — и вместо того чтобы готовиться к лекциям, читал «Лавра» и не мог оторваться. Водолазкин — специалист по древнерусской литературе, он вложил свои профессиональные знания в первую книгу, и вышло очень увлекательно. А «Авиатор» придуман вроде здорово и поначалу интересно, но, хотя я обычно дочитываю книги до конца, эту просто не смог.

Записала Варвара Бабицкая

Фото: личный архив/facebook.com


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.