Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Сюжеты

#Премьера

Макаревич, Познер и скрипка

22.05.2017 | The New Times | №16-17 (445) 21.05.17

19 мая в Концертном зале имени П.И. Чайковского прошла премьера мультимедийного музыкального спектакля «Черт, солдат и скрипка» по мотивам «Истории солдата» и других произведений Игоря Стравинского

Фото: Галина Фесенко

В спектакле, поставленном к 135-летнему юбилею Игоря Стравинского режиссером и хореографом Михаилом Кисляровым, главные роли играют не профессиональные актеры, а люди, известные в совсем других ипостасях: телеведущий Владимир Познер (Рассказчик) и рок-музыкант и художник Андрей Макаревич (Солдат). Другие участники — Полина Осетинская (фортепиано), Игорь Федоров (кларнет), Антон Плескач (ударные), танцовщики Александр Тронов и Анна Дельцова. Скрипач и дирижер Дмитрий Ситковецкий — исполнитель роли Черта, а также автор идеи спектакля и его музыкальной версии — рассказал NT, как появился на свет этот сложносоставной проект.

Вопросы: Леонид Мойжес

История солдата

Как родилась идея постановки?

Этой пьесой постановщики мучаются с того самого момента, как она была написана, — уже почти 100 лет. Соединить в одно целое три жанра — музыку, танец и текст — очень трудно, практически никому это не удавалось. Были замечательные балеты, но они совершенно не соответствовали тому, что имел в виду Стравинский. Придумывали замечательные новые тексты — например, Курт Воннегут написал прекрасную адаптацию в 1991 году, но совсем в другом стиле: его The American Soldier’s Tale — это скорее пьеса «по мотивам», история солдата американской армии, дезертировавшего во время Второй мировой войны.

Танцовщики Александр Тронов и Анна Дельцова взяли на себя хореографическую часть представления. Фото: Галина ФесенкоИгорь Федоров — кларнет. Фото: Галина Фесенко


 

«Первоначально пьеса была написана на французском языке, но сюжет был взят из сказок Александра Афанасьева, и теперь он возвращается на родину»

Это навело меня на мысль, что текст устарел. Тексты вообще стареют гораздо быстрее, чем музыка, но чтобы увеличить шансы на успех, мне показалось необходимым изменить и музыкальный ряд. Я хорошо знаю стиль Стравинского и дополнил музыку для пьесы другими его сочинениями, связанными с этим или написанными примерно в тот же период, а Михаил Успенский написал замечательный раешник. Первоначально пьеса была написана на французском языке, но сюжет был взят из сказок Александра Афанасьева, и теперь он возвращается на родину.

Дмитрий Ситковецкий вынашивал идею постановки  многие годы. Фото: Галина ФесенкоСоединить в одно целое музыку, танец и текст — задача, над которой режиссеры бьются почти 100 лет. Фото: Галина Фесенко

В истории этой пьесы Рассказчика, Черта и Солдата много раз играли непрофессиональные актеры. В США ее исполняли композиторы Аарон Копленд и Вирджил Томсон, ее читал Стинг и многие другие. Однако наша постановка — именно спектакль, а не концертное исполнение. Поэтому соединить все вместе было сложно, тем более что и Познер, и Макаревич, и Полина Осетинская — занятые люди. Так что в результате все легло на плечи Михаила Кислярова, который к тому же редактировал текст. Конечно, у нас получилось уже немного другое сочинение. Увидим, сработает ли оно.

«Тексты вообще стареют гораздо быстрее, чем музыка, но чтобы увеличить шансы на успех, мне показалось необходимым изменить и музыкальный ряд»

Что вообще вас навело на мысль поставить эту пьесу?

40 лет назад, вскоре после моего отъезда из России, я как скрипач участвовал почти в 20 спектаклях по именно этой пьесе в Линкольн-центре. Мне страшно нравилась музыка, но изнутри я видел и чувствовал, что сама пьеса проваливалась. В первой части было слишком много текста и недостаточно музыки, во второй — наоборот. И с тех пор она меня не оставляла.

Потом начался период работы над транскрипциями Стравинского. Недавно я фактически оркестровал целый скрипичный концерт Стравинского, основанный на «Поцелуе феи» и его балете на тему Чайковского. В общем, со Стравинским я надолго не расставался и все время обдумывал свою версию этой пьесы. Конкретно этим проектом я занимаюсь почти семь лет.

Полина Осетинская за фортепиано. Фото: Галина Фесенко Современный танец — иллюстрация как для музыки, так и для текста. Фото: Галина Фесенко

НОВЫЕ АМПЛУА

Как сложилось ваше сотрудничество с Андреем Макаревичем и Владимиром Познером?

С Андреем я знаком очень давно, я даже немного участвовал в истории его группы в 1970-е годы. Но потом мы долго не общались, пока не встретились в Одессе, где у него был концерт на следующей день после моего. Я пришел на их выступление и обмолвился, что есть такой проект, и Андрей им очень заинтересовался. Он участвует в постановке в трех ипостасях. Во-первых, он читает роль Солдата (эту роль еще и танцуют, но это делает Александр Тронов). Кроме того, он художник спектакля. И, наконец, в какой-то момент со сцены будет звучать его гитара. Андрей — огромный многогранный талант, я всегда с большим интересом относился к нему как к поэту, музыканту и просто личности.

«мы ставим не балет, музыка — это не аккомпанемент для танцоров. Но их выступление служит во многом иллюстрацией как для музыки, 
так и для текста»

С Владимиром Познером я знаком не так давно, лет семь. Мы попадали в одни компании, а летом отдыхали рядом во Франции. Я раньше видел его в роли рассказчика, он лучший в России интервьюер. Да и сама его жизнь человека трех культур мне, человеку двух культур и трех стран, очень близка. Поэтому я предложил ему выступить на сцене не так, как он выступает обычно, по своим книгам или отвечая на вопросы, а в роли Рассказчика. Сначала он отнесся к этому осторожно, но послушал музыку и текст и согласился. С него все и началось — уже после Познера к работе подключился Макаревич, потом Кисляров, потом Полина Осетинская, Игорь Федоров, и так собралась полная команда.

Какую роль танец играет в вашей постановке?

Это очень важная составляющая. С одной стороны, мы ставим не балет, музыка — это не аккомпанемент для танцоров. Но их выступление служит во многом иллюстрацией как для музыки, так и для текста. Именно это было мне очень интересно с самого начала. Режиссеру и танцорам тоже оказалось интересно попробовать нечто новое. В общем, каждый в работе над этим спектаклем соприкасается с какой-то сферой, с которой раньше ничего общего не имел.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.