Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Темы

#Мир

Франция: Буркини VS Ценности Пятой республики

24.08.2016 | Дмитриева Ольга, Париж

Марсель, Франция, август 2016 года. Фото: AP/TASS

Товара нет. Скандал есть

«Мой магазин едва справляется с возросшими объемами заказов, причем заказывают все чаще не мусульманские женщины», – признается агентству AFP дизайнер Ахеда Заннети, австралийка ливанского происхождения, придумавшая буркини более 10 лет назад – для того, чтобы мусульманки могли играть в пляжные виды спорта. Своей резко возросшей популярности, убеждена Заннети, буркини обязан властям французского города Ницца, одного из крупнейших курортов Лазурного берега, которые 19 августа ввели запрет на ношение купальника в общественных местах. То бишь на пляжах. Как заявил заместитель мэра Ниццы, член правоцентристской партии «Республиканцы» Кристиан Эстрози, государство таким образом борется «против обособления отдельных групп общества».

Несмотря на то что буркини стали главной темой дискуссий во французских СМИ, в реальности они не так уж популярны. Купить в Париже этот мусульманский купальник совсем непросто. Весной 2016 года несколько крупных брендов одежды анонсировали запуск линейки буркини, чем навлекли на себя гнев французских политиков. Тем не менее в сетевых магазинах эти новомодные костюмы так и не появились. В Париже практически повсеместно, в самых разных по уровню престижа и дороговизны торговых точках продавцы на просьбу показать буркини реагируют с большим удивлением – предлагают бикини, обычный закрытый купальник или спортивные штаны с кофтой. Даже в районе Северного вокзала, в котором традиционно селятся выходцы из Северной Африки, в магазине восточной одежды – только платья. Буркини нет. Тем не менее  скандал вокруг них – есть.

Побоище на пляже

Слово буркини происходит из двух – бурка и бикини. Хотя ни на бурку (burka во французском языке обозначает одеяние мусульманских женщин, полностью закрывающее и тело, и лицо, в том числе глаза), ни на бикини этот купальник совсем не похож. Костюм состоит из штанов, удлиненной кофты, закрывающей бедра, и капюшона-капора, оставляющего открытым только лицо. Идея буркини – в том, что женщина может купаться в общественном месте, не нарушая норм шариата. Но столь закрытый костюм на пляже не может не привлекать внимания.

13 августа, во второй половине дня, три семьи французов магрибского происхождения устроили пикник на пляже деревни Сиско, в северной части Корсики. Мужу одной из мусульманок не понравилось, что турист фотографирует женщин, которые купались одетыми. В конфликт на стороне туриста вмешался местный подросток и в итоге получил по лицу. На подмогу к подростку из деревни прибежали взрослые, мужа-мусульманина поддержали другие мужчины, выходцы из Северной Африки. Завязалась драка. Итог: пятеро получили ранения, четверо госпитализированы, в том числе беременная женщина. Дошло до того, что участники «побоища», как назвал случившееся министр внутренних дел Франции Бернар Казнев, переворачивали и жгли машины. Для того чтобы навести порядок на пляже деревни, все население которой составляет тысячу человек, понадобилось сто полицейских.

Французские СМИ принялись восстанавливать ход событий только несколько дней спустя. Слухи о драке распространялись быстрее, чем достоверные факты, подтвержденные очевидцами и полицией, пишет газета Liberation. Так из Twitter разошлось сообщение о том, что «жителя Cиско загарпунили выходцы из Магриба», но потом эта информация не подтвердилась. Кроме того,  местные телеканалы утверждали, что магрибцы были вооружены «ножами и мачете». Пока журналисты проверяли все мелкие детали, в корсиканском городе Бастия (недалеко от Сиско) прошел массовый митинг, организаторы которого призывали сограждан «показать, кто здесь хозяин». Драка на Корсике стала главной новостью в стране. В итоге власти острова запретили буркини.

Угроза для безопасности

Всего за последние несколько недель буркини успели запретить уже в 15  городах и населенных пунктах, включая Ниццу и Канны, причем скандал вокруг буркини в Каннах разразился еще в конце июля: мэр города, тоже член партии «Республиканцы» Давид Линар запретил появляться на пляжах города в мусульманских купальниках: пляжная одежда, «подчеркнуто демонстрирующая религиозную принадлежность», может нести угрозу для безопасности, отмечалось в постановлении мэрии. Правда, в мэрии Канн оговаривались, что речь не идет о запрете на ношение религиозной символики, а только о «костюмах, которые явно отсылают к террористическим движениям, которые воюют против нас»,  – как отозвался о буркини представитель мэрии Тьери Мигуль.

А соратница каннского мэра по партии, депутат Европарлемента Надин Морано,  в эфире радиостанции Europe1 назвала буркини «ходячей рекламой радикального ислама». По ее мнению, с которым солидарны многие, буркини на пляже – это все равно что паранджа на улицах города.

Волна протестов против закрытых купальников затронула Марсель — это случилось после того, как местная активистка, создатель мусульманской ассоциации Smile 13, Мелиса Тиве решила устроить в аква-парке мероприятие «только для женщин», на котором буркини был заявлен в качестве дресс-кода. Аква-парк расположен в пригороде Марселя Ле-Пенн-Мирабо. Мэр городка сразу же запретил мероприятие и назвал инициативу Тиве «провокацией». Его поддержали некоторые другие политики. Валери Буайе, депутат от «Республиканцев», написала в своем Twitter о необходимости «бороться против подобных неприемлемых выходок». А Стефан Равье, сенатор от ультраправого «Национального фронта»,  выразил мнение, что часть мусульман намеренно «отделяет себя от нашей республиканской модели».

Купальник, который объединяет

Усиление антимусульманских настроений французская пресса связывает в первую очередь с терактом 14 июля в Ницце, который унес жизни более 60 человек. При этом по поводу буркини во Франции активно высказываются не только правые. Например, Лоранс Россиньоль, министр по делам женщин в нынешнем правительстве социалистов, заявила, что этот наряд отображает «глубоко архаичное» видение места женщины в обществе» и служит для того, чтобы «закрыть, спрятать тело женщины, чтобы лучше ее контролировать». Как и следовало ожидать, заявление Россиньоль, которая, кстати, не впервые осуждает мусульманскую одежду, оказалось, по сути, созвучным мнению лидера «Национального фронта» Марин Ле Пен: «Буркини должны быть запрещены на французских пляжах, им там совершенно нечего делать».

Но самое громкое высказывание принадлежит премьер-министру, социалисту Манюэлю Вальсу. Поддержав мэров французских городов, запретивших буркини, Вальс заявил, что этот наряд «не соответствует республиканским ценностям Франции» и является «версией антисоциального проекта, основанного на угнетении женщин». За эти слова Вальс, выступающий, кстати, против запрета буркини на общенациональном уровне, потому что «надо сперва научиться выполнять уже существующий закон о никабе», заслужил похвалу от своих политических оппонентов из партии «Республика».

Этот наряд отображает «глубоко архаичное» видение места женщины в обществе», и служит для того, чтобы «закрыть, спрятать тело женщины, чтобы лучше ее контролировать»

Упомянутый Вальсом закон, запрещающий ношение в общественных местах закрывающих лицо мусульманских платков — никаба и бурки, принят во Франции еще в 2010 году. Однако его соблюдают не все. А французский бизнесмен арабского происхождения Рашид Некказ, который называет себя «светским мусульманином», и вовсе открыто борется за право женщин закрывать лицо вуалью. С момента принятия закона он лично заплатил Франции € 230 тыс., покрывая штрафы женщин, продолжающих носить никаб. После скандала с буркини Некказ в эфире радиостанции Europe1 пообещал взять на себя и оплату штрафов за ношение буркини.

Стигматизация меньшинства

Против запрета буркини во Франции выступают правозащитники, в частности Абдалла Зекри, президент Наблюдательного совета против исламофобии CFCM –  Французского совета мусульманской веры. Он заявил, что запрет на буркини это «стигматизация меньшинства», а скандал вокруг закрывающих тело купальников используется в политических целях. По словам Зекри, женщин, которые носят буркини, во Франции можно пересчитать по пальцам, и утверждать, что они несут какую-то опасность обществу – глупо: «Давайте прекратим фантазировать и утверждать, что обладание буркини – это признак фундаментализма, салафизма и неуважения к ценностям Республики».

Осудил высказывания Вальса и Мишель Тюбиана, президент Организации по защите прав человека: «Это усилит чувство отчуждения, со всеми вытекающими последствиями. Премьер-министр разделяет страну».

«Давайте прекратим фантазировать и утверждать, что обладание буркини – это признак фундаментализма, салафизма и неуважения к ценностям Республики»

В защиту буркини высказывается также эксперт по общественному праву из Университета Западный Париж – Нантер-ля-Дефанс, Серж Слама. Причем сделал он это, как ни странно, в католической газете La Croix. Слама напоминает, что законодательно во Франции запрещено только ношение платков, скрывающих лицо. Решимость властей в отношении буркини, пляжной одежды, по мнению Слама, в итоге приведет к расширению запретов на одежду с ярко выраженной религиозной принадлежностью. Рано или поздно, предупреждает Слама, это коснется представителей всех религий – «и священников, и буддистов, и сикхов, и ортодоксальных евреев, и даже самого Папы Римского!»


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.