Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Темы

#Политика

Что делать?

12.09.2016 | Вшивцев Антон, Масич Владимир | №29 (417) 12.09.16

Бюллетени отпечатаны, избиратели растеряны, Волгоград, 6 сентября 2016 года

Только одномандатники

Алексей Навальный, политик, лидер незарегистрированной Партии прогресса

Глупо признавать выборы, на которые тебя не допускают. И я сам незаконно лишен избирательных прав, и Партия прогресса, которую я возглавляю, ликвидирована. Поэтому лично для меня пойти на выборы означает согласиться с этой ситуацией и фактически признать ее законность. Однако я бы пошел на них, если бы в моем округе был приличный одномандатный кандидат. В этом, собственно, и заключается стратегия. Выборы по партийным спискам устроены таким образом, что сохраняют статус-кво, а вот если в вашем округе есть независимый оппозиционный кандидат, то за его шансы можно побороться.

 

 

 

 

 

 

Время несистемных

Глеб Павловский, политолог, президент Фонда эффективной политики

Существуют три группы избирателей.

Первые определились по отношению к своим партиям и одномандатникам. Их большинство. И им бессмысленно давать какие-либо советы по поводу текущих выборов.

Вторые определились в том, что они не желают иметь дело с выборами, по соображениям политическим, моральным, либо конституционным. Поскольку они полагают, что эти выборы не имеют сегодня отношения к формированию власти, и в особенности они не имеют отношения к формированию инстанции контроля над этой Думой. Ведь контролировать эту Думу будет инстанция, находящаяся вне ее, — администрация президента — и на этих выборах она ничем не задета и не может быть задета.

«Кризис не спросит ни у Кремля, ни у народа, ни у Думы, что ему делать. И окажется, что люди, которые будут избраны 18 сентября, скорее всего, попадут на первую линию будущих потрясений. Вот тогда и станет важно, кто в этой Думе находится»

Третьи — это те, кто, имея ввиду вышесказанное, думают, что делать и как эту ситуацию использовать. А использовать ее они могут, только трезво оценивая ставки. И эти ставки они могут сделать не на власть, а на роль данной Думы в ближайшие годы. Это будут годы политического кризиса, опасной дестабилизации, серьезных антиконституционных рисков и, возможно, рисков, связанных с размораживанием ситуации. Потому что размораживание прямо не ведет вас к счастью и свету.

Государственная дума 7-го созыва окажется в центре переформатирования всего российского политического пространства и, возможно, государства в ближайшие годы, при том что избирается она сейчас в качестве своеобразного сочетания лакеев и ньюсмейкеров. Кризис не спросит ни у Кремля, ни у народа, ни у Думы, что ему делать. И окажется, что люди, которые будут избраны 18 сентября, скорее всего, попадут на первую линию будущих потрясений. Вот тогда и станет важно, кто в этой Думе находится.

Поэтому надо голосовать уже не с дуру и не за кого угодно, но в соответствии со своими взглядами, присмотревшись, за одну из непарламентских партий, одну из трех частей спектра — левого, либерального или националистического. Рациональный шанс для политических сил состоит здесь в следующем: существует группа непредставленного и неопределившегося электората численностью 25–35%. Находится он как вне, так и внутри уже не имеющих смысла старых партийных электоратов. Теоретически он может качнуться, понимая, что ему надоело голосовать за «вот это злобное старичье». В этом случае может появиться одна-две новых фракции в Думе. Пять-шесть фракций лучше, чем четыре. Такой структурный момент затруднит манипуляцию нижней палатой парламента.

Что же касается одномандатников, то это вопрос личных симпатий у каждого в своем округе.

Не надо туда ходить

Федор Крашенинников, политолог, президент Института развития и модернизации общественных связей (Екатеринбург)

Федор Крашенинников, политолог, президент Института развития и модернизации общественных связей (Екатеринбург)

Участвовать в выборах — это как ужинать в ресторане. Если вы не доверяете повару и качеству продуктов, видите грязные руки официантов, дырявые скатерти и бегающих крыс, если в заведении на всю катушку играет шансон, а у входа кого-то бьют мрачные типы — будете ли вы считать ужин в таком месте хорошей идеей, даже если это единственный работающий ресторан в округе?

Конечно, можно убедить себя, что в ресторан все-таки стоит сходить. Например, чтоб не забыть, что это вообще такое — ужинать в ресторане. Или поддержать конкретную официантку, такую милую и приятную, явно пришедшую в этот гнусный вертеп с искренним желанием сделать его лучше. Можно уговорить себя прийти, чтоб усовестить персонал или проучить его — устроить скандал, снять все безобразия на камеру, написать в жалобную книгу и Роспотребнадзор. Короче говоря, при желании аргументы найти можно. Но нужно ли? Может быть, стоит поберечь желудок, кошелек и настроение?

Так вот, о выборах в России.

Если вы не сторонник Владимира Путина и не обуреваемы желанием лично поучаствовать в формировании очередного созыва полностью лояльного ему парламента, то совершенно не понятно, какая у вас может быть мотивация для участия в голосовании.

Если вы уже уговорили себя, что ПАРНАС или «Яблоко» в их нынешнем виде вас устраивают — вы должны понимать, что даже в самом лучшем случае одна из этих партий сможет получить в новой Думе лишь несколько мандатов, но и при таком раскладе не сможет ни на что повлиять. Если вы считаете, что присутствие в уходящей думе Дмит-рия Гудкова сильно ее улучшило, то сходите, конечно, и проголосуйте — но факты таковы, что не улучшило ничуть. Более того, по существующим законам думское большинство может легко избавиться от неудобных депутатов, и тут не надо сомневаться — оно это сделает, если такие депутаты в Думе вдруг окажутся.

Все, кто участвует в этой кампании в качестве кандидата или избирателя, так или иначе работают на легитимизацию ее результатов. Если вы пришли на участок — значит, вы выразили доверие всей процедуре выборов, от регистрации кандидатов до распределения мандатов между фракциями. Если вы пришли на выборы — значит, вы соглашаетесь, что парламент, который будет сформирован по их итогам, так или иначе представляет вас. Если вы пришли на выборы — значит, вы не имеете права потом жаловаться, что вас кто-то как-то там обманул: если вы не прожили все последние годы в полной изоляции, то вы прекрасно знаете, на какие грабли наступаете.

Бывают задачи, которые не имеют решения. Бывают моральные дилеммы, в которых ни одно из решений не является хорошим. Отказ от участия в выборах — плохое решение. Но оно ничуть не хуже участия в них. Да, отказ от участия в выборах — это отказ даже попытаться на что-то повлиять, но ведь и участие в них — лишь иллюзия: новый парламент будет таким, каким его хотят видеть в Кремле, и все эти годы вся политическая система страны выстраивалась под решение этой задачи.

Надо быть честными хотя бы перед собой. Надо найти силы воздержаться от участия в выборах Государственной думы — хотя бы для того, чтоб потом иметь полное право, не кривя душой, говорить: я не имел и не имею к этому органу никакого отношения, он меня никаким образом не представляет, я ему не доверяю и не считаю его легитимным, учитывая, по каким законам, как и в какой атмосфере он выбирался.

Из всех плохих решений это самое хорошее — если не в практическом, то хотя бы в моральном смысле.


 

Выбрать людей

Иван Давыдов

Что нужно иметь в виду, решая для себя вопрос о том, идти ли на выборы? Нужно иметь в виду, что никаких сюрпризов не будет. В Думе окажутся те же партии, что и раньше (может быть, вылетит «Справедливая Россия», но кого это волнует, кроме кандидатов, вложившихся в кампанию?). Они точно так же будут штамповать не ими сочиненные законы. Многие из этих законов точно так же будут репрессивными. Там будут привычные герои — вроде Ирины Яровой и новые — вроде Виталия Милонова. То есть будут поводы, чтобы пугаться, чтобы смеяться и чтобы стыдиться.

Зачем в таком случае идти на выборы? Ответ, как ни странно, есть. Дума все равно будет — с этим стоит смириться, как с информацией о неизбежности стихийного бедствия в прогнозе погоды. И смирившись — выбирать людей. Во-первых, одномандатников. Велика вероятность, что в вашем округе есть порядочные одномандатники. Даже — страшно сказать — среди кандидатов от системных партий они могут оказаться. И став депутатами, будут вести себя чуть по-иному, чем списочные депутаты, — ведь они разговаривали с вами. Они смотрели вам в глаза.

В Думу идут (мало, но идут) — молодые, злые, готовые рисковать. Не всегда, возможно, поражающие мощью интеллекта — так ведь они и не в Сорбонну собираются, а в российскую политику. Зато они решились тратить время, нервы и деньги на кампанию. Влезли в ее неизбежную грязь. У большинства из них — это уже сейчас понятно — шансов на победу нет. Но проиграть с пятью десятыми процента голосов и проиграть с десятью процентами — это два разных проигрыша. Им важно просто почувствовать сегодня, что они нужны нам, не разочароваться, не бросить политику. И да — они действительно нужны нам, потому что без них политика здесь никогда не появится.

«Все, кто участвует в этой кампании в качестве кандидата или избирателя, так или иначе работают на легитимизацию ее результатов. Если вы пришли на участок — значит, вы выразили доверие всей процедуре выборов, от регистрации кандидатов до распределения мандатов между фракциями»

И в партийных списках — тоже люди. Важно увидеть людей сквозь списки. И обозначить идеологические симпатии тоже важно. Просто показать, что мы — заинтересованные в живой политике, в сохранении гражданских свобод — все еще существуем здесь, многому вопреки.

В последние годы работы 6-й Думы в парламенте был один (прописью — один) действующий депутат, готовый честно рассказывать, что там вообще происходит, и депутатскими запросами помогать тем, кто из-за репрессивных законов, принятых его коллегами, попал в беду. Многое рассказал, многим помог. Если в 7-й Думе таких депутатов будет два — это будет уже в два раза лучше.

Время выбирать пришло, а есть ли желание? Санкт-Петербург, 5 сентября 2016 года

А чего не надо бояться? Не надо бояться, что своим приходом на участок вы «повысите легитимность» фиктивного парламента. Те, кто парламентом управляет, лучше нас с вами знают, что он фиктивный, и вопросами легитимности не озабочены. Подневольные сторонники власти и настоящие сторонники власти (такие тоже есть, их даже немало) все равно придут. А республики Кавказа и еще ряд удивительных регионов обеспечат приемлемые средние цифры по явке. Вы им на участке не нужны, вы способны создать некоторые сложности, проголосовав, чуть-чуть испортить картину единения нации и головокружения от успехов. Разве это уже не повод прийти? Никакой пользы режиму вы точно не принесете, и перемен — если ждете перемен — не оттянете. Перемены случатся не в Думе.

Голос наблюдателя

Григорий Мельконьянцсопредседатель движения в защиту прав избирателей «Голос»

У наблюдателей — своя роль на выборах. А условия, в которых они будут работать, на мой взгляд, даже чуть лучше, чем на выборах в Госдуму 2011 года. Благодаря изменениям в составе ЦИКа и изменениям законодательства теперь удаление наблюдателя возможно только после решения суда.

Многое зависит от количества наблюдателей: если их будет достаточно, то влияние на честность избирательного процесса будет заметным. Увы, сейчас мы наблюдаем снижение активности независимых наблюдателей. Люди, в отличие от прошлой федеральной кампании, утратили интерес к этой форме гражданской активности. Количество независимых наблюдателей будет раза в два меньше, чем на прош-лых выборах.

Люди разочарованы: фальсификации и нарушения, выявленные ими на избирательных участках, просто не повлекли за собой никаких юридических последствий для нарушителей со стороны органов власти. На руках были и переписанные протоколы, и задокументированные вбросы, и вписанные в списки избирателей фальшивые данные. Но даже самые громкие случаи либо не начинали расследоваться, либо — расследования ни к чему не привели.

В 2011 году 7% протоколов, которые получили на руки наши корреспонденты, были переписаны. На утро после выборов данные в системе ГАС «Выборы» отличались от заверенных копий протоколов, выданных наблюдателям. Через Совет по правам человека при президенте РФ мы передали эти данные в следственные органы, но никаких уголовных дел возбуждено не было. Из-за этого разочаровываются старые наблюдатели, а замотивировать новых людей очень трудно. Небольшой поток людей идет, но это не соразмерно тому, что было на прош-лых выборах

Все было сделано для утраты мотивации у наблюдателей, было давление на «Голос», нас лишили финансовых средств — это все сказывается на организации независимого наблюдения. Сейчас главная задача у наблюдательских организаций — использовать оставшиеся ресурсы максимально эффективно. Мы планируем наблюдения в более чем 40 регионах. Будут также наблюдатели от партий, борющихся за власть, — все-таки они главные игроки — кандидаты и партии, и многое зависит от того, как они организуют эту работу.

Реклама зазывает на участки, Санкт-Петербург, 31 августа 2016 года

На этой неделе мы выпускаем памятку для избирателя, где разбираем, какие юридические последствия будут у тех или иных действий: если человек возьмет открепительное удостоверение и не проголосует, если испортит бюллетень, проголосует за парламентскую партию и так далее.

Верная стратегия для избирателя — найти за кого проголосовать, чтобы его голос не прогорел. Хуже от этого не будет, его неучастие в выборах (порча, унос бюллетеня) играет на руку тем, против кого он выступает. Каждый найдет в списке из 14 партий выбор себе по душе: и провластный избиратель, и оппозиционный. Есть партии, которые «ни туда ни сюда». Есть, за кого проголосовать, с партиями не так тяжело определиться, только самые привередливые будут говорить, что нет выбора.

С одномандатниками сложнее. Есть округа, в которых конкуренция практически на нуле. И в этом случае нужно проголосовать хоть за кого-то. Если есть кто-то симпатичный, то нужно голосовать за него самим и призывать других. Давать единый рецепт сложно, у каждого свой набор предпочтений. Но чем выше конкуренция будет в Госдуме, тем лучше для всех избирателей, — и не важно, кого вы поддерживаете. Выше будет шанс на то, что станут приниматься более сбалансированные законы. Избиратели должны быть заинтересованы в том, чтобы в Думе было больше четырех политических партий. В Думе также должны быть более-менее независимые одномандатники — и не так важно, из каких они партий.

«Люди, в отличие от прошлой федеральной кампании, утратили интерес к этой форме гражданской активности. Количество независимых наблюдателей будет раза в два меньше, чем на прошлых выборах»

Взгляд из будущего

Дарья Каретникова, студентка, 19 лет, собирается голосовать первый раз в жизни

Я пойду на выборы. Я еще не определилась, за кого буду голосовать, но точно — за тех, кого сейчас в парламенте нет. Своих одномандатников я еще не знаю — часа за два что-нибудь прочитаю. Рядом с домом я видела только коробку «Зеленых», но меня они почему-то не привлекают. У них фотография кандидата на фоне зеленого леса. Но ребята, вы же в Москве, тут нигде никакого леса нет! Вообще, я недавно шла по Малому Казенному переулку и увидела маленький «арт-объект». Висела доска для объявлений, сверху была надпись «Выборы», флаг России, а ниже кто-то написал «Наши кандидаты» и под тремя пунктами нарисовал животных: ежика, еще кого-то. Я согласна с этим художником. У меня схожие ожидания от грядущих выборов.

Фото: Дмитрий Рогулин/ТАСС, Злата Милявская, Алексей Антоненко, Антон Ваганов/ТАСС, из архива Федора Крашенинникова, Алексей Антоненко, Сергей Коньков/ТАСС, Зураб Джавахадзе/ТАСС, Антон Вшивцев


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.