Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Темы

#Бизнес

Дело отчаянных

13.09.2016 | Знаменская Эла | №29 (417) 12.09.16

Фото: Анатолий Смирнов/«Жуковские вести»

Сорокапятилетний бизнесмен Дмитрий Волков (здесь и далее фамилии изменены) из подмосковного Жуковского выглядит человеком, достигшим гармонии: простые джинсы и темный джемпер, уверенный голос, ирония в каждой фразе, но без сарказма и обиды. Учитывая, что недавно ему пришлось приостановить деятельность своей компании с двадцатилетней историей и годовым оборотом около 250 млн руб., испытываешь разрыв шаблона: Волков совсем не выглядит человеком, у которого порушена жизнь. «Знаешь, я в какой-то момент осознал, что изменить ситуацию не могу, а вот свое отношение к ней — легко, — говорит он. — Я просто научился смотреть на все происходящее со стороны, без эмоций и сантиментов, это помогает принимать адекватные решения».

Артель «Напрасный труд»

История Волкова типична для многих выпускников факультета аэромеханики и летательной техники МФТИ, который в советское время был основным поставщиком кадров для когда-то градообразующих институтов Жуковского: ЦАГИ (Центральный аэрогидродинамический институт) и ЛИИ (Летно-исследовательский институт). Благодаря этим институтам в 25 километрах от Москвы сконцентрировался интеллектуальный потенциал российского авиастроения. Каждый третий из ста тысяч жителей, по данным последней переписи населения, — научный сотрудник, 41% — имеют высшее образование (общероссийский показатель — 23%). Но после крушения советского ВПК, а с ним и военного авиастроения денег на зарплаты таким, как Волков, не стало. «Поехал в Москву, — рассказывает Волков, — заснул в вагоне метро, проснулся на «Щукинской», зашел в Курчатовский институт, нашел главного инженера, предложил свои услуги по ремонту и строительству. — Им как раз нужно было загерметизировать межпанельные швы на зданиях. С этого и начал».

«При условии выполнения всех требований и сроков рентабельность строительства будет не выше 15–20%, а откаты сейчас уже 25–40% против «вегетарианских» 5–10% пару лет назад»

Ремонтно-строительная компания, которую организовал Волков, быстро нарастила клиентскую базу из госпредприятий. Примерно тогда же в Подмосковье начался бум на рынке строительства жилья. В область пришли деньги, начала развиваться инфраструктура. Компания Волкова строила объекты по всей области: цех для конструкторского бюро в Мытищах, жилой микрорайон в Королеве, крупный торговый центр в Жуковском. В конце 2000-х Волков открыл производство вентиляционного оборудования и достаточно оперативно нашел «якорного» заказчика — строительный холдинг «Стройгазконсалтинг». «В «жирные нефтяные» у нас все было прекрасно, брызги от московского золотого дождя долетали и до нас, — ностальгирует предприниматель. — Это было оптимальное время для развития бизнеса, открытия новых направлений, что мы и делали».

Но наступил 2013 год. Прежде муниципалитеты самостоятельно проводили конкурсы при сумме закупок для муниципальных нужд до 500 млн руб., теперь, если стоимость контракта превышает 10 млн, аукцион проводит область. Разрешения на строительство тоже стала выдавать область, а не муниципалитеты, соответственно, выросла цена вопроса. Застройщики встали перед дилеммой: или сокращать смету работ в ущерб качеству, либо поднимать цену квадратного метра, что отпугнет покупателей. По словам Дмитрия, строить на средства частных инвесторов в Жуковском практически прекратили, а строительство на государственные деньги — это чистое «освоение» бюджета. «При условии выполнения всех требований и сроков рентабельность строительства будет не выше 15–20%, а откаты сейчас — уже 25–40% против «вегетарианских» 5–10% пару лет назад. То есть работаешь себе в убыток, — говорит Волков. — Это не бизнес, а какой-то мухлеж».

Качество и сроки выполнения работ при откатной системе заказчика мало интересуют. Дмитрий привел несколько примеров. Строительная компания из Санкт-Петербурга выиграла тендер на капитальный ремонт школьного стадиона в Жуковском. Строительный 
контроль по выполнению работ проводила фирма Волкова. Акт он не подписал, понимая, что уложенное прорезиненное покрытие не переживет зиму. Так и вышло. Крайней оказалась директор школы, которая получила условный срок по статье «Халатность». Другой пример — в детском саду, построенном в новом микрорайоне, поставили внутренние перегородки из горючего материала — они дешевле. Есть официальная экспертиза МЧС о том, что материал опасен, есть и уголовное дело, однако детский сад работает, как ни в чем не бывало.

Выполнение муниципального заказа на капремонт кровли жилых домов обернулось кошмаром для сотен жуковчан. По информации Волкова, желающим поучаствовать в конкурсе кулуарно обозначили сумму «вознаграждения» за получение заказа — 40% от стоимости контракта. Местные предприниматели, подсчитав, что за оставшиеся 60% сделать работу невозможно, от участия отказались. Заказ достался ростовской компании. В ноябре прошлого года крыши домов вскрыли, обтянули пленкой. По контракту, ремонт следовало завершить 31 декабря 2015 года, однако дыры в чердаке и ныне там.

Волков по таким правилам играть не готов: «Это артель «Напрасный труд», вечный стресс и минимальный заработок». Поэтому он уволил всех своих 300 сотрудников и приостановил деятельность компании: «В последние два года моя работа заключалась в основном в том, чтобы раздавать зарплату. Это уже не бизнес», — говорит он.


 

Путь на дно

Для бизнеса другого жуковского предпринимателя тоже наступили тяжелые времена, но Игорь Воинов, по его словам, продолжает барахтаться: «У меня свой мотив: набрал в компанию родственников и детей, работаю на их зарплату. Сам себе не плачу уже два года, полтора года мне как собственнику не платит арендные платежи моя же производственная компания, то есть ее надо было закрывать. Фактически мой бизнес обрел новую организационно-правовую форму — акционерное благотворительное общество». Но два магазина стройматериалов Воинов уже закрыл.

«Умные люди к госконтрактам не подходят. На этой базе успешно работают только те, кто прикрыт»

Как и многие предприниматели в Жуковском, Воинов пришел в бизнес из авиапрома, начинал водителем в частной фирме, потом работал менеджером. В конце 1990-х стал соучредителем первой в городе компании по производству и установке пластиковых окон. Когда в начале 2000-х в Жуковском открылся один из первых в Подмосковье крупных строительных рынков, у Воинова возникла идея заняться продажей стройматериалов. «Я изменил общую концепцию торговли: вместо того, чтобы завозить большой объем товаров трех-пяти наименований, максимально расширил ассортимент, — вспоминает бизнесмен. — При правильной логистике и быстром товарообороте это оказалось удачным решением, и я быстро «поднялся», открыл еще три магазина».

Потом Воинов решил диверсифицировать свой бизнес. На купленных производственных площадях запустил цех по производству сэндвич-панелей для пластиковых дверей и фурнитуры для пластиковых окон.

Точкой отсчета кризиса он считает 2012 год: «Судя по покупательской способности, могу с уверенностью сказать, что с 2012-го по 2014 год мы рухнули в пропасть и теперь стабильно идем по дну. До 2012-го среднемесячный оборот в моем магазине был 1,2 млн руб., сейчас в 6 раз меньше — около 200 тыс. При этом денег нет ни у госсектора, ни у частных компаний. Видимо, еще до падения цены на нефть финансовые потоки пошли куда-то не туда».

Спящий режим

Выпускник Московского авиационного института Михаил Леонов похож на респектабельного хипстера в возрасте: брендовые джинсовые шорты, футболка с принтом, кроссовки. Впрочем, уверяет, что на деловые встречи надевает костюм. Во время разговора то и дело отвлекается на смартфон: то согласовывает техническую документацию на объект, то отправляет письма.

«Расследования становятся поводом для передела зоны контроля. СМИ для того и нужны, чтобы создавать поводы для проверок, а результаты всегда в пользу проверяющего»

В середине 2000-х Леонов открыл фирму по установке электросчетчиков и внедрению систем автоматического учета электроэнергии. Сначала компания работала на лицензионном программном обеспечении, потом в целях оптимизации разработала собственное, получила сертификат в «Ростесте».

Деятельность небольшой компании со штатом в 20 человек и годовым оборотом в 30 млн руб. всегда была ориен-тирована на строительный рынок, и когда он встал, не стало заказов и у смежников.

На госзакупках и энергоаудите тоже, по словам Леонова, уже не заработаешь — за последние два года ситуация кардинально изменилась: «Все генпод-ряды забирают две-три крупные организации, а нам предлагают субподряды по цене меньше себестоимости». Мухлевать с качеством Михаил не намерен: зачем, говорит, собственноручно на себя папку с компроматом собирать, рано или поздно кто-нибудь ее использует. Поэтому его компания перешла в спящий режим, штат уже сокращен в три раза.

«Если есть хоть какая-то альтернатива, бизнес старается не влезать в государственные и муниципальные контракты, потому что это очень близко к судебным процедурам и к интересу со стороны прокуратуры, — прокомментировала позицию предпринимателя директор региональной программы Независимого института социальной политики, экономист Наталья Зубаревич. — Умные люди к госконтрактам просто не подходят. На этой базе успешно работают только те, кто прикрыт».

Кризис не для всех

Сити-менеджер Жуковского Юрий Прохоров не согласен с тем, что бизнес уходит из города: «Недавно был в налоговой инспекции, количество малых предприятий, по данным налоговиков, увеличилось на 50%», — говорит чиновник (к слову, тоже в прошлом бизнесмен).

Факт: для кого — кризис, для кого — жизнь удалась. Тут все зависит от связей.

Вот и в Жуковском успех в бизнесе зависит от личных связей предпринимателей с чиновниками. Конкурсы на поставку товаров/услуг для муниципальных нужд выигрывают фирмы, не имеющие долгой истории, зато имеющие отношение к сотрудникам горадминистрации. Штат таких контор, как правило, состоит из одного гендиректора, а по контактным телефонам отвечают работники муниципальных предприятий. Об этом подробно писала городская независимая газета «Жуковские вести»*, факты проверяла прокуратура: результатом проверки, однако, стало не возбуждение уголовного дела, а замена генподрядчика. Профессор Зубаревич не удивлена: «Расследования становятся поводом для передела зоны контроля. СМИ для того и нужны, чтобы создавать поводы для проверок, а результаты всегда в пользу проверяющего, — объясняет она. — Бизнес сейчас минимизируется, чтобы выжить. Подмосковье в этом плане ничем не выделяется — вся страна живет по одной и той же схеме. Когда ресурсная база сжимается, увеличивается внимание к средним и даже к совсем небольшим проектам. Сегодня заниматься бизнесом в России — дело отчаянных».

* Автор — дочь главного редактора газеты «Жуковские вести» Натальи Знаменской.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.