Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Темы

#Интервью

#Интервью

Французские игры

14.09.2016 | Кириленко Анастасия | №29 (417) 12.09.16

Во время визита французских парламентариев в Крым. Второй слева — Тьерри Мариани, Крым, с. Мирное Симферопольского района, июль 2016 года. Фото: Алексей Павлишак/ТАСС

За последний год это уже вторая книга на тему продвижения интересов Кремля в Пятой республике — первую написала французский славист Сесиль Вессье (см. NT, № 17 от 23 мая 2016 года). Источниками информации для Николя Энена стали (на условиях анонимности) сотрудники органов власти и спецслужб Франции, а также мэрии Парижа. Автор называет лоббистов Путина в Пятой республике по именам: Тьерри Мариани — депутат Национального собрания от партии «Республиканцы» Николя Саркози, возглавивший уже вторую делегацию французских парламентариев, которая недавно посетила российский Крым (как выяснилось, на деньги Российского фонда мира, возглавляемого депутатом Госдумы Леонидом Слуцким); Марин Ле Пен, лидер «Национального фронта» — партии, получившей перед выборами в парламент кредит из России; владелец инвестиционной группы Volga Group Геннадий Тимченко — председатель Экономического совета Франко-Российской торгово-промышленной палаты; генеральный директор корпорации «Ростех» Сергей Чемезов… Отдельная глава посвящена дезинформации и пропаганде, троллям, ботам и хакерам, работающим в интересах России. «Есть и тревожные, и анекдотические примеры того, как Россия играет Францией. В конечном счете, Франция уязвима перед вмешательством извне», — делает вывод Николя Энен, который согласился ответить на вопросы NT.

Досье

Николя Энен (Nicolas Henin) — журналист и писатель, родился в 1975 году в городе Ле-Ман. Печатается в журнале Le Point, выступает комментатором для BFM TV, Radio France и других ведущих французских СМИ. В июне 2013 года вместе еще с тремя французскими журналистами был похищен в Ракке (Сирия) и удерживался в заложниках исламистами вплоть до апреля 2014-го, когда его удалось освободить. После этого написал бестселлер «Академия джихада» — книга вышла в издательстве Fayard в 2015 году.

Засланные казачки

 

В книге вы рассказываете, как власти Парижа с трудом заблокировали идею установить памятники фельдмаршалу Кутузову и русским казакам. Кто ее продвигал?

Представители России во Франции часто взывают к исторической памяти, пользуясь тем, что русские и французы разделяют любовь к истории. Российское посольство и различные ассоциации постоянно штурмуют и МИД, и отделы международных связей муниципалитетов с просьбами установить какую-нибудь статую или переименовать улицу. Одна ассоциация, например, настаивает на переименовании проспекта Уинстона Черчилля в Париже в проспект Николая II — под тем предлогом, что он выходит на мост Александра III. Один из таких памятников лоббировал бывший премьер-министр Франсуа Фийон, но мэрия Парижа возмутилась.

Сколько вообще во Франции пропутинских ассоциаций?

Я посчитал только те, которые перечислены на сайте русской общины в Париже, — их 108, в том числе 74 в провинции. Возможно, некоторые из них сейчас не активны, и, наоборот, появились новые. Как мне рассказали живущие во Франции россияне, активность поддерживаемых Кремлем организаций резко возросла после митингов протеста в Москве в 2011–2012 годах. Сегодня даже в «Кружке имени Пушкина» обсуждают кремлевскую повестку — вопросы экономики России, которой якобы нипочем санкции.

Говорят, главный лоббист России во Франции — лично посол Александр Орлов…

Ну, Орлов — представитель поколения дипломатов, проявивших себя в полной мере при Горбачеве. Он очень силен в открытой дипломатии. В публичных выступлениях Орлов действительно любит рассказывать о том, что последние два-три года получает письма от простых французов, которые восхищаются российским президентом. Он даже зачитывал их на публике, чтобы продемонстрировать разрыв между «здравым смыслом народа» и позицией политической элиты и прессы, которые Путина критикуют. «Я думаю, что только один человек может спасти Россию — Владимир Путин», — пишет, например, Орлову «простой 70-летний француз». Не знаю, реальные эти письма или фальшивка, но не удивлюсь, если они настоящие.


 

Неподалеку от Эйфелевой башни идет строительство православного храма, открытие которого запланировано на октябрь, Париж, август 2016 года. Фото: Jerome Mars/Sipa/East News

Правда ли, что именно близкий к Путину бизнесмен Геннадий Тимченко посодействовал в получении российского кредита €9 млн «Национальным фронтом» Марин Ле Пен?

Возможно, именно Тимченко предоставил этот заем через многочисленных посредников. Их были целые цепочки — как во Франции, так и в России. Кредит выдал Первый Чешско-Российский банк, принадлежащий Роману Попову (1 июля ЦБ РФ отозвал лицензию у этого банка. — NT). Президент Наблюдательного совета банка — бывший офицер КГБ Вячеслав Бабусенко. Прежде банк на 80% принадлежал ОАО «Стройтрансгаз», которое входит в Volga Group Геннадия Тимченко. Эта доля и была передана Роману Попову, по-видимому, чтобы избежать западных санкций.

А за что получил Сергей Чемезов французский орден Почетного легиона?

На этот вопрос я не смог ответить со 100-процентной уверенностью, однако парижская молва приписывает Чемезову, который тогда возглавлял «Ростехнологии», определенную роль в переговорах по продаже России «Мистралей» во времена президентства Саркози.

Одна ассоциация, например, настаивает на переименовании проспекта Уинстона Черчилля в Париже в проспект Николая II — под тем предлогом, что он выходит на мост Александра III

По любви или за деньги?

Депутат Национального собрания Тьерри Мариани выступает за отмену санкций в отношении России. Можно ли назвать его интересы чисто политическими?

Тьерри Мариани совместно с экс-главой РЖД Владимиром Якуниным возглавляет «Франко-Российский диалог», он один из главных рычагов пророссийского лоббизма во Франции и почти всегда выражает позиции Кремля. Сам он утверждает, что никаких экономических интересов в России у него нет. В то же время есть информация о том, что он наряду с экс-членом Совета Федерации, ныне зампредом Центробанка РФ Александром Торшиным, состоит в «консультационном совете» инвестиционного фонда CFG Capital (кстати, после публикации в прессе эта информация была удалена с сайта фонда). Вообще, большинство прокремлевских лоббистов во Франции лавируют на стыке политики и бизнеса, совмещая работу в наблюдательных советах различных компаний и другое бизнес-посредничество с речами в поддержку Владимира Путина.

В книге вы также упоминаете о некоем Анри Прольо…

Это один из известнейших представителей французской бизнес-элиты. Бывший директор Veolia Environnement (Veolia Environnement — французская многопрофильная компания, специализируется на четырех сферах деятельности: поставка и очистка воды, коммунальные услуги, энергетика и транспортные услуги. — NT) и EDF, Electricité de France (государственная энергогенерирующая компания. — NT). Прольо должен был стать президентом группы Thales, но его кандидатуру отклонили из-за многочисленных связей бизнесмена с российскими предприятиями, включая те, что попали в санкционные списки. В их числе и банк «Россия», пакетом акций которого он управляет. Прольо также является руководителем двух филиалов «Росатома», что стало проблемой уже в период его руководства EDF: в нескольких контрактах, когда «Росатом» выдвигал более выгодное предложение, чем EDF, можно было заметить конфликт интересов.

Укрощение Саркози

Историю экс-президента Франции Николя Саркози вы называете «самым впечатляющим перевоплощением». В начале своего президентства он восстановил членство Франции в военных структурах Северо-Атлантического альянса, выступал за участие Украины и Грузии в Плане действий по членству в НАТО, однако после разговора тет-а-тет с Путиным на саммите G8 в 2007 году резко изменил позицию. Эту беседу вы подробно описываете в своей книге (см. отрывок. —NT). Кто вам рассказал о том, что там произошло?

Мой источник по понятным причинам просил не указывать его имя, но он исключительно надежный. А история перевоплощения Николя Саркози — ключевая в моей книге. Саркози, действительно, сблизился с Путиным после того, как тот укротил его, показав свою силу. В свою очередь Путин и сегодня не упускает случая поддержать бывшего коллегу. Однако для многих резко прокремлевских деятелей во Франции Саркози — предатель, маятник, который сегодня демонстрирует поддержку России, но может снова, уже завтра, изменить свою позицию.

* La France russe: enquete sur les réseaux Poutine, Nicolas Henin, Paris, Fayard, 2016

Дословно

Из книги «Русская Франция: исследование сетей путинского лоббизма»:

«Обмен мнениями, который случился у президента Франции с его российским визави на саммите G8 в Хайлигендамме, скорее всего, предопределил их отношения. Как рассказал свидетель этого диалога, с французской стороны присутствовали только четыре человека, включая переводчицу.

Разговор начинает Николя Саркози. Он еще тверд в своих убеждениях и уверен, что руководители одного ранга могут говорить друг с другом откровенно.

«Я не такой, как Жак Ширак. При мне мы будем говорить об Анне Политковской (имя он коверкает, о чем его, меняясь в лице, предупреждает переводчица. На последующей пресс-конференции Саркози упомянет просто «журналистку»), о правах человека, об убитых в Чечне»…

Монолог Саркози длится несколько минут, и все это время Владимир Путин слушает молча. Наконец, Саркози замолкает, наступает тишина. Путин прерывает молчание сухо: «Ну всё, ты закончил?»

Саркози сбит с толку.

«Тогда я тебе поясню, — продолжает Путин. — Твоя страна вот такая (делает жест руками, показывая нечто маленькое), а моя — вот такая (широко раздвигает руки). Или ты продолжаешь говорить со мной в таком тоне, и я тебя раздавлю, или ты сменишь тон, и я сделаю из тебя короля Европы».

Чтобы усилить эффект, Путин вставляет в свою речь бранные и уничижительные слова. Саркози шокирован. Он уходит мертвенно бледный. Он нокаутирован».


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.