Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Мнение

#Выборы

Без любви

19.09.2016 | Евгения Альбац | №30 (418) 19.09.16

Почему оппозиции оказались не нужны ее избиратели

«Евгения, — написал Трамп, — это Дональд. Мне нужна ваша помощь». Помощь кандидату в президенты США с состоянием в $4,5 млрд нужна была материальная. Его штаб поставил перед собой цель собрать $1 млн к концу третьей недели сентября — на телевизионную рекламу против «отвратительного заявления Клинтон» по поводу там чего-то. После пришло похожее письмо от его сына, Эрика, потом от другого, Дональда Трампа-младшего. И так почти каждый день — начиная со съезда республиканцев в Кливленде во второй половине июля: электронная почта, оставленная при регистрации, тут же была занесена в базу рассылок.

От демократов Клинтон письма приходят тоже каждый день. От Мишель Обамы: «Друг, мы работаем на будущее. Хиллари это понимает: она понимает, что детям с физическими трудностями нужна помощь. Но чтобы это случилось, сейчас мы должны встать рядом с ней. А для этого тебе сегодня надо перевести $3» (да, три доллара или 195 руб.). От Барака Обамы, действующего президента США. От Билла Клинтона, 42-го президента США, от самой Хиллари, от функционеров ее партии. В каждом письме — кликабельная ссылка: $5, $10, $15 — и так до $50. На момент последнего отчета (август) Клинтон уже собрала на свою предвыборную кампанию $435 млн с лишним, из них седьмую часть ($62 млн) — вот такими долларовыми переводами.

Деньги — важнейшая, но не единственная цель этих рассылок. Во-первых, человек, который перевел даже несколько долларов, уже вовлечен в кампанию кандидата, и, скорее чем нет, придет за него/за нее проголосовать. Во-вторых, деньги идут к деньгам: если другие инвестируют в этого политика, значит, он/она может выиграть — люди любят ставить на победителя, так вербуются неопределившиеся избиратели. В-третьих, если человеку каждый километр напоминать плакатом: «Пейте «Кока-Колу», то в конце концов он/она эту условную «колу» купит.

Как вы думаете, сколько писем, подобных тем, что десятками сыпятся в мой почтовой ящик от Трампа/Хиллари, пришли мне от кандидатов от оппозиции — от ПАРНАСа, «Яблока» или от независимых кандидатов, которые шли по мажоритарным округам?

Правильно, ни одного.

И это при том, что демократы бесконечно где-то в соцсетях стонали, что денег им не хватает, что на губернию выдавали по две майки с логотипом партии, кто-то заложил квартиру, кто-то объявлял банкротство своего штаба за неделю до выборов (можно ли представить худший демотиватор?).

Слышу: ну разве можно сравнивать избирательную культуру США и России? Можно: Алексей Навальный собрал на свою кампанию по выборам мэра Москвы в 2013 году 103 млн руб., средний перевод был 1000 руб., большие пожертвования (больше 100 тыс. руб.) составляли меньше 1% от собранной суммы.

Трамп пишет (12 сентября): «Друг, опросы показывают, что мы выигрываем Белый дом. Я сформулировал десять простых, но невероятно важных принципов для того, чтобы остановить нелегальную иммиграцию…» И дальше перечень этих шагов, призыв присоединиться к кампании, перевести $25, потому что без меня (sic!) ничего не получится.

Сколько таких писем я получила от ПАРНАСа, «Яблока» или от демократов, шедших по одномандатным округам, или от кандидатов «Открытой России»?

Правильно, ни одного.

При том, что массовую рассылку от того же «Яблока» я получаю через день: последняя была о том, с кем собирается встретиться (или уже встретилась!) г-жа Эмилия Слабунова, нынешний лидер старейшей демократической партии страны. Меня не звали, не просили, не уговаривали. Мои деньги демократам были не нужны, мое соучастие — пусть даже виртуальное — тоже.

Между тем в политике, как и в любви, нужна взаимность. На нет и суда нет.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.