Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Темы

#Деньги

Пушки и пенсии

26.10.2016 | Грозовский Борис | №35 (423) 24.10.16

Российские граждане получили ровно то, за что голосовали. За последние годы расходы на оборону и безопасность заметно выросли. А расходы на медицину и образование — снизились. Пенсионный бюджет сводится только за счет заморозки отчислений в накопительную систему. С учетом недавно внесенных поправок в бюджет-2016, увеличивших расходы бюджета на оборону, безопасность и правоохранительную деятельность, они достигнут в этом году 3,889 трлн руб. Это противоречит ожиданиям Минфина, который еще летом полагал, что расходы будут ниже запланированного уровня. Но они выросли, и исключительно за счет силовиков. Увеличенные статьи расходов относятся к гостайне.

Бюджет в погонах

Теперь Россия тратит на оборону почти четверть расходов федерального бюджета — 23,7%. Это немногим ниже 5% ВВП. Еще в 2011–2013 годах военные расходы составляли порядка 2,7–3,2% ВВП, а в 2000-е годы — около 1,5% ВВП. Самые мирные страны тратят на оборону порядка 1% ВВП, Китай и Франция — около 2%, США — 3,5–4%. Военных расходов на уровне 5% ВВП в наше время не найти ни у малых, ни у больших держав, если только они не ведут войну. На самом деле этим военные расходы не исчерпываются, отмечает Василий Зацепин из Института экономики переходного периода им. Егора Гайдара. Ведь часть денег на оборону записана в бюджете как средства, выделяемые на секретные статьи внутри разделов «культура», «здравоохранение», «образование» и т.д., — например на детские дошкольные учреждения (эта статья также засекречена).

Существенный рост военных расходов начался в 2011 году, когда тогдашний премьер Путин объявил о начале госпрограммы вооружения до 2020 года. Нефть тогда была на максимуме, и казалось, что денег хватит на все. Когда нефть подешевела, финансировать перевооружение армии было решено за счет кредитов на 1,2 трлн руб. А сейчас пришло время возвращать банкам эти кредиты, выданные ВПК под гарантии государства.

Более чем троекратный (по отношению к ВВП) рост расходов на силовые структуры в этом десятилетии выглядит совершенно беспрецедентным. Силовики постепенно вытесняют из бюджета образование и здравоохранение. Военные траты, не стимулирующие рост экономики, являются и одной из причин того, что экономика стагнирует (среднегодовой темп роста ВВП в последние 8 лет не превышает позорной отметки в 1%). В базовом сценарии Минэкономразвития еще 20 лет Россия будет расти средним темпом около 2%. Это означает, что наше отставание от развитых стран усилится, а бюджета при нынешнем подходе хватит лишь на удовлетворение растущих амбиций людей в погонах.

Россия тратит на оборону почти четверть расходов федерального бюджета — 23,4%, или чуть меньше 5% ВВП. Китай и Франция — около 2% ВВП, США — 3,5-4% ВВП

Трехлетний бюджетный план ничего подобного не предполагает. По нему, наоборот, расходы на силовиков должны с нынешних 3,9 трлн руб. за следующие 3 года постепенно сократиться до 2,8 трлн руб. Но к цифрам Министерства финансов на 2018–2019 годы нельзя относиться серьезно. Тем более что вскоре Минфин получит право перераспределять до 10% расходов бюджета в пользу силовиков даже без проведения поправок в бюджет через послушную Госдуму: этого требует сложная геополитическая обстановка. До пенсий ли тут? Конечно, нет. На пенсионерах правительство старается не экономить — но приходится.


 

Пенсионный дискаунтер

Правительство чем дальше, тем мелочнее экономит на пенсионерах. Как стало известно 14 октября, Минтруд предложил на три года заморозить закон об опережающем росте пенсий у тех, кто проработал в сельском хозяйстве более 30 лет. Эта мера сэкономит бюджету 55 млрд руб. за три ближайших года. Вторая индексация пенсий в 2017-м заменена единовременной выплатой 5 тыс. руб. — мало того что так дешевле, еще и создается механизм, позволяющий экономить и в будущем. Терпят старики — и хорошо!

Отчисления в накопительные пенсии заморожены еще на 3 года. Тут говорить о заморозке (вместо гибели всерьез) можно лишь в том же смысле, в каком о покойном — что он оставил нас временно, — ведь скоро и мы все там будем. Не первый год обсуждается отказ от выплаты пенсий работающим пенсионерам. Один из вариантов — не платить их примерно 2 млн человек, чей заработок превышает 2 прожиточных минимума пенсионера. Более «кривого» способа повысить пенсионный возраст трудно себе представить: 1) это несправедливо: выплата пенсий в годы, когда они зарабатывались, не ставилась в зависимость от продолжения трудовой карьеры; 2) при таком подходе государство дестимулирует активных и самостоятельно заботящихся о себе пенсионерах — тех, кого, по идее, оно должно поощрять.

Наконец, могут лишиться (уже накопленных) накопительных пенсий «молчуны» — те, чьи деньги инвестирует Внешэкономбанк. Минфин и ЦБ предлагают конвертировать накопленные средства в «баллы» распределительных пенсий.

Несмотря на то что пенсионный кошелек худеет, нагрузка на работодателей по выплатам в Пенсионный фонд растет. Перечисления в ПФР за каждого работающего сегодня составляют 22% — до определенного порога и 10% — с зарплат выше порога. Но этот порог ежегодно ускоренно повышается и будет расти еще быстрее. В результате, посчитали «Ведомости», сейчас с зарплат 100 тыс. руб. в месяц работодатель выплачивает в ПФР 18%, а в 2019 году придется 21%.

Среднегодовой темп роста ВВП в последние 8 лет не превышает 1% — это стагнация. Согласно базовому сценарию Минэкономразвития, еще 20 лет Россия будет расти средним темпом около 2%

Соотношение между числом пенсионеров и числом работающих увеличивается в сторону стариков, к тому же около четверти зарплат — теневые. Никаких стимулов к выведению зарплат из тени правительство не предлагает — скорее наоборот. Да и кто поверил бы снижению нагрузки на оплату труда, если ставки отчислений в ПФР меняются чуть не каждый год? Вдобавок любому разбирающемуся в экономике человеку очевидно, что в долгосрочной перспективе финансирование пенсий потребует еще большей нагрузки. Ведь пенсионеров все больше, а повышать пенсионный возраст Путину не хочется, как и тратить на пенсионеров нефтегазовые доходы.

Издевательские предложения

Лучшим выходом из пенсионной коллизии со стороны государства было бы честно сказать тем, кому до конца трудовой деятельности еще 20–30 лет: «Извините, мы обанкротились (не рассчитали силы, не оценили аппетиты силовиков и друзей президента — нужное подчеркнуть). Поэтому обязательную накопительную систему пенсий пришлось убить, а налоги на оплату труда — повысить. И дальше будем действовать в том же духе, ведь продолжительность жизни растет, рождаемость низкая, население стареет, а нефтедоллары проедены. Поэтому вы там держитесь как-нибудь сами и рассчитывайте на свои силы». Это было бы понятно и честно. Параллельно с таким заявлением государство должно было бы полностью устраниться из регулирования накоплений (копите где и как хотите — вне и внутри страны, в НПФ, банках, страховых компаниях, в недвижимости, индексных фондах и т.д. — любым способом) и стимулировать накопления всеми возможными налоговыми льготами.

Многим, однако, кажется, что честность к лицу лишь дуракам. В конце сентября Центробанк и Минфин предложили новую накопительную систему. По форме она добровольная, а по сути — квазиобязательная. Идея в том, чтобы кроме 22% отчислений в ПФР работники платили бы еще 6% своей зарплаты на индивидуальные счета. Начали бы с 1%, затем ежегодный рост на 1 процентный пункт до 6%. Эти накопления будут софинансироваться работодателем. Чиновники освоили последние достижения поведенческой экономики и финансов: когда человеку предоставляется выбор (копить или нет, попросить ли служащих отеля заменить полотенце, убрать ли за собой мусор), очень важно, какая из опций в архитектуре выбора является «дефолтной» — выбираемой «по умолчанию». Поэтому у тех, кто не заявит о своем желании откладывать на пенсию 0% личных денег, эта доля начнет постепенно повышаться. Одни не задумываются, а другим лень, в результате копить будут не только те, кто сознательно приняли такое решение, но и промолчавшие.

В чем издевательство этого предложения? Первое: государство только что, на наших глазах угробило первую инкарнацию накопительной системы. Сначала инвестиционными «рогатками», бессмысленными ограничениями, диктующими, куда и сколько можно инвестировать, а затем остановкой отчислений. Не завершив одно представление, ограбив население и работодателей за 3 года заморозки примерно на 1 трлн руб., оно как ни в чем не бывало начинает новый спектакль. Второе: россиянам снова предлагается инвестиционный инструмент, для работы которого нужны прозрачные НПФ, отвечающие за свою деятельность деньгами учредителей, и развитый, ликвидный, растущий, большой фондовый рынок, интересный иностранцам и россиянам. Ничего этого нет, поскольку в страну, которая готова воевать со всем миром и чей банковский сектор под санкциями, инвестируют только умалишенные. Поэтому самые популярные у нас средства накопления — банковский депозит и недвижимость. Это понятные населению инструменты.

Но банки отстранены от накопительной системы, и мы снова слышим о счетах под управлением НПФ. Куда они вложат эти средства? В акции «Роснефти» и ВТБ, да в облигации Росавтодора? Так инфляцию не победишь. Вообще в России уже несколько лет не растут инвестиции. Предприниматели не видят возможности вкладывать в российскую экономику, так стоит ли ожидать, что НПФ вложат деньги удачнее бизнесменов? Чтобы накопительная система работала, нужен растущий фондовый рынок, ключевыми эмитентами на котором были бы частные компании. А у нас растет доля государства и в экономике, и в капитализации.

В такой ситуации рыночные инвестиции не защитят деньги от инфляции. Тем более что они рискованны на долговременном промежутке в стране, чья валюта привязана к цене нефти. Проанализировав доходность наиболее популярных финансовых инструментов за 2011-2015 годы, «Ренессанс Кредит» пришел к печальному для биржевой индустрии выводу, пишет журнал Financial One: банковские депозиты намного доходнее паевых инвестфондов. Наибольшую доходность за это время принес долларовый депозит (209%), далее бивалютная корзина вкладов (129%), золото (86%), недвижимость (73%) и вклад в рублях (50%). ПИФы за то же время принесли бы всего 14%, индекс ММВБ вырос на 4%, а долларовый РТС почти наполовину упал. Таким образом, копить в банках в России намного выгоднее, чем в акциях. А теперь попробуйте представить себе НПФ, инвестирующий 100% ваших средств в наличные доллары… Для столь простого инвестиционного продукта никакие НПФ не нужны. Не попадайтесь на обманки чиновников, думайте о своей пенсии сами и копите так, как считаете нужным!

Telegram
WhatsApp
×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.