Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Темы

#Противостояние

#Главное

Первичная ценность России

31.10.2016 | Гольц Александр | №36 (424) 31.10.16

АПЛ «Кузбасс» проекта 971 на генеральной репетиции парада, Владивосток,июль 2016 года. Фото: Юрий Смитюк/ТАСС

Всю минувшую неделю мир с волнением наблюдал за тем, как российская военно-морская группировка во главе с единственным отечественным авианосцем «Адмирал Кузнецов» шла к берегам Сирии. При этом авианосец нещадно чадил котлотурбинной установкой: вместо демонстрации растущей российской военной мощи заплыв в Средиземное море показал ее зависимость от давно устаревших технологий. И хотя грозные речи российских начальников не оставляют сомнений в том, что Москва вступила в прямое военное противостояние с Западом, следует констатировать: Россия пришла к этой войне, не слишком хорошо подготовившись. Из стареющего населения уже не сформировать многомиллионной армии, промышленность явно не готова к серийному производству вооружений, ОДКБ не идет ни в какое сравнение с НАТО.

Главный уравнитель

Единственный ресурс, которым располагает Москва, — ядерный арсенал, фактически равный американскому (у России 1796 боеголовок и 508 носителей ядерного оружия, у США — 1367 боеголовок, но 681 носитель). Этого оружия за глаза хватит, чтобы уничтожить все живое на планете. При этом Москва постоянно совершенствует свое ядерное оружие. Даже в условиях экономического кризиса Кремль осуществляет несколько широкомасштабных программ ядерного перевооружения. Идет строительство нового поколения атомных подводных лодок, оснащенных ракетой «Булава». Одновременно разрабатывается новая тяжелая наземная ракета «Сармат», изображение которой разработчики только что вывесили на своем официальном сайте. Министр обороны Сергей Шойгу уже проинспектировал готовность Красноярского механического завода к производству этого нового оружия. Более того, в ходе форума «Армия-2016» заместитель министра обороны Юрий Борисов заверил, что никаких проблем не возникнет и с производством железнодорожного ракетного комплекса «Баргузин». Считается, что эти эшелоны, замаскированные под обычные поезда, не смогут обнаружить разведывательные спутники. А помимо этого предполагается производить еще и морскую ракету «Лайнер», и наземную «Рубеж». Каждый из этих проектов тянет на многие миллиарды рублей.

Проблема однако в том, что и задачи, которые ныне Кремль возлагает на ядерные силы, далеко выходят за рамки ядерного сдерживания эпохи предыдущей Холодной войны.

Традиционное сдерживание строилось на том, что потенциального агрессора удерживала от нападения угроза причинения ему неприемлемого ущерба, — для СССР и США это означало гарантированное взаимное уничтожение. Но сейчас этого мало. Кремль хочет, чтобы ядерные боезаряды были средством политического давления на страны Запада. Происходит второе рождение доктрины «расширенного сдерживания», обсуждавшейся в конце 1990-х годов. Эта доктрина исходила из того, что сам факт обладания мощным ядерным потенциалом играет определяющую роль в решении любых международных проблем. Россия угрожает использовать ядерное оружие в том случае, если сочтет свои интересы ущемленными. Но при этом не определяет ясно, в чем должно выразиться такое ущемление.


 

Окопались по «Периметру»

Для проведения такой политики неизбежно требуется регулярно подтверждать свою готовность применить ядерное оружие. Именно поэтому сейчас возрождаются самые мрачные сценарии предыдущей Холодной войны. Так, с началом украинского кризиса в Кремле тут же решили напомнить Западу о существовании советской системы «Периметр», которая должна запустить российские ракеты в автоматическом режиме, даже если в результате внезапной атаки уничтожены командные центры (на Западе эту систему именуют «Мертвой рукой»). Позже Кремль допустил «утечку» о другой «сверхсекретной» разработке под названием «Статус-6». Как следовало из кадров секретного совещания у президента, «случайно» продемонстрированных сразу на двух федеральных телеканалах, цель разработки — «поражение важных объектов экономики противника в районе побережья и нанесение гарантированного неприемлемого ущерба территории страны путем создания зон обширного радиоактивного заражения». Из пояснительных надписей на продемонстрированном «слайде» следовало, что секретное оружие представляет собой некую торпеду, которая способна развить скорость 100 км/ч на глубине 1000 м. Получив приказ устрашить Вашингтон, в Минобороны, по всей видимости, стряхнули пыль с разработок начала 1960-х, когда и предполагалось нанести удар по американскому побережью мегатонными боеголовками.

Россия, считающая, что она отстаивает с помощью ядерного оружия свое место в ряду великих держав, все больше скатывается к политике, которую проводит северокорейский диктатор Ким Чен Ын

Однако даже такие жуткие страшилки могут не сработать, если они не сопровождаются безрассудством их владельца. Советский ядерный потенциал был важным инструментом внешней политики, потому что в Вашингтоне допускали, что «кремлевские старцы» безумны и непредсказуемы. Что до Владимира Путина, то в последние годы он успешно борется с заслуженной прежде репутацией рационального человека, всячески намекая, что готов в случае необходимости «нажать на кнопку».

Путин: Россия могла привести в боевую готовность и ядерные силы. (Кадр из фильма «Крым. Путь на Родину», 2015 г.)

В стиле товарища Кима

В дискуссии уже упоминалось о том, как Путин, рассказывая в телефильме «Крым. Путь на Родину» о военной операции по присоединению полуострова, заявил, что Россия в тот момент могла привести в боевую готовность и ядерные силы: «Мы готовы были это сделать. Я же разговаривал с коллегами и говорил им, что это (Крым) наша историческая территория, там проживают русские люди, они оказались в опасности, мы не можем их бросить». Позже, в теливизионном интервью, говоря о пусках крылатых ракет «Калибр», Путин подчеркнул, что это доказательство того, что у России есть мощное оружие и «есть воля его применить, если это соответствует национальным интересам нашего государства и российского народа».

Таким образом, высшей ценностью российского государства является отнюдь не человек, а ядерная боеголовка. И в логике Кремля естественно, что недоброжелатели спят и видят, как бы лишить Москву ее ракетно-ядерного заступника. Путин здесь предельно откровенен: «Мне самому иногда приходит в голову мысль: может быть, мишке нашему надо посидеть спокойненько, не гонять поросят и подсвинков по тайге, а питаться ягодками, медком. Может быть, его в покое оставят? Не оставят, потому что будут всегда стремиться к тому, чтобы посадить его на цепь. А как только удастся посадить на цепь, вырвут и зубы, и когти. В сегодняшнем понимании это силы ядерного сдерживания. Как только, не дай бог, это произойдет, и мишка не нужен» (цитата из выступления на Валдайском клубе-2014. — NT).

Ирония ситуации заключается, однако, в том, что Россия, считающая, что она отстаивает с помощью ядерного оружия свое место в ряду великих держав, все больше скатывается к политике, которую проводит северокорейский диктатор Ким Чен Ын. Ведь тот вполне откровенно, не стесняясь, сделал ядерное оружие главным инструментом внешней политики. Москва и Пхеньян обречены постоянно поднимать ставки в своем противостоянии окружающему миру. Но у России в тысячу раз больше ядерных боеголовок, чем у Северной Кореи. Когда Ким Чен Ын шантажирует соседей несколькими боеголовками, это может привести к региональной катастрофе. Ядерный шантаж со стороны Москвы может уничтожить всю планету.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.