Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Темы

#Главное

#Ракурс

В тени прошлого

14.11.2016 | Лариса Саенко, Нью-Йорк | №37 (425) 14.11.16

Резонанс от американских выборов: на сувенирных прилавках в Москве появились матрешки с изображениями Трампа, Обамы и других политиков США, Москва, ноябрь 2016 года. Фото: Pavel Golovkin/Ap Photo/TASS

Я приехал в Америку 40 лет назад и не хочу назад в СССР с генсеком товарищем Хиллари Клинтон», — делится опасениями на своей страничке в Facebook русскоязычный адвокат из Нью-Джерси. Советское прошлое продолжает витать над «русской улицей», где привыкли проецировать былой опыт на современные реалии США. Осколки этого прошлого «наши люди», независимо от того, какой лагерь они поддерживают — республиканский или демократический, извлекают в качестве аргументов из опасения, что «совок», из которого они когда-то бежали, настигнет их уже в Америке.

«Сорок два года назад я покинул страну, возводившую стены, чтобы отправиться туда, где их нет. Но сегодня, будучи гражданином США, я впервые слышу риторику, которая напоминает мне о Советском Союзе моей юности, где быть другим считалось, и по-прежнему считается, преступлением», — обращается по-английски к избирателям, пожалуй, самый известный в Америке русский — Михаил Барышников. Дональда Трампа он называет «опасным авантюристом». Видеоролик гениального танцора, обычно дистанцирующегося от всего, что лежит за пределами мира искусства, называется «Я верю Клинтон».

Сколько же весит голос «русской улицы»? Согласно официальным данным за 2009 год, в США числились около 3 млн русскоязычных или 1% населения (сейчас, по разным данным, их 4–5 млн. — NT). К «русским» в США относят и еврея, и узбека, и грузина — всех выходцев из бывшего СССР. Около 800 тыс. из них называли своим родным языком русский, однако многие не владели им вообще. Пестрая русская диаспора в массе традиционно голосует за республиканцев, которые во времена противостояния с СССР отличались более жесткой позицией по отношению к идеологическому антиподу. Большинство американских русскоязычных СМИ, сформированных под влиянием политической иммиграции из Союза, — печатных изданий, телеканалов и радиостанций — ориентированы на консервативные взгляды, причем откровенная пропаганда и навязывание политических клише по-прежнему считаются в иммигрантской тусовке хорошим тоном. По данным онлайн-ресурса USNews, специализирующегося на рейтингах, на выборах-2012 около 70% в районах компактного проживания, таких как Брайтон-Бич, отдали свои голоса за кандидата от Республиканской партии. Выходцы из СССР считают провальной политику демократической администрации по отношению к главному стратегическому союзнику США на Ближнем Востоке — Израилю. Они не хотят усиления вмешательства государства в экономику и перераспределение доходов — пусть и по модели европейских демократий. При этом брайтонские бабушки и дедушки наслаждаются вполне себе «развитым социализмом» в виде различных льгот, бесплатной медицины, субсидированного жилья и системы домов дневного посещения для пожилых, известных как «детсады».

Официальной статистики об электоральных предпочтениях русской Америки нет. По данным The Research Institute for New Americans (RINA), исследовательского агентства, созданного в конце 1990-х, на выборах-2004 за Джорджа Буша-младшего отдали голоса 77% русских, в 2008-м в поддержку Джона Маккейна выступили 75%. Столько же голосов в диаспоре в 2012 году получил Митт Ромни. Агентство проводило опросы в 2000 году среди 544 респондентов, проживающих на Брайтон-Бич, в рамках исследования «Русские евреи как избиратели», а также в 2004-м в Нью-Йорке, Филадельфии и Огайо, опросив 800 человек.

«Америка выбирала между слегка обшарпанным пикапом, но с воздушной подушкой и ремнями безопасности, — и Maserati без тормозов. Вы бы что выбрали? Вот и я предпочел пикап»

Согласно предварительным данным опросов, проведенных RINA в нынешнюю избирательную кампанию среди 700 иммигрантов в Нью-Йорке, Кливленде, Бостоне, а также в штатах Огайо и  Флорида, Трампа назвали своим кандидатом не менее 65% выходцев из СССР.

«Мы не гонимся за точными цифрами и прогнозами — у нас нет таких возможностей, но тенденция очевидна. На нынешних выборах за республиканского кандидата голосовали 65–67% русскоязычных американцев», — рассказал NT основатель и глава RINA Сэм Клигер. По его мнению, для русской иммиграции ключевыми пунктами в программах кандидатов всегда остаются: сокращение вмешательства государства, снижение налогов, борьба с терроризмом и нелегальной миграцией, а также отношение к Израилю. Клигер, впрочем, указывает на снижение уровня поддержки республиканцев на протяжении последних 16 лет. Он считает, что это происходит за счет возрастной группы до 30 лет: «Русскоязычная молодежь уже проходит через американскую школу либерализма в высших учебных заведениях и голосует за демократов». Как утверждает Клигер, диаспора выходцев из СССР в среднем более образованна и успешна, чем коренные жители США: около двух третей имеют по меньшей мере высшее образование, 12% из них получают доход свыше $100 тыс. в год. «Все, что напоминает им слово «социализм», вызывает жесткое отторжение», — подытожил собеседник журнала.

Почему они голосовали «за» или «против» Дональда Трампа и Хиллари Клинтон — NT рассказали известные русские американцы — выразители противоположных точек зрения на итоги избирательной кампании-2016.


 

Александр Генис, писатель, голосовал за кандидата от демократов, потому что:

«Хиллари — это семейный бренд»

Я отдал свой голос не за демократов и не за республиканцев, а за партию под названием «Только не Трамп!» Путину нравится Трамп, а Трампу нравится Путин — мне одного этого было достаточно, чтобы голосовать за Хиллари.

Честно говоря, больше всего в ней мне нравится ее муж. На моей памяти Билл (Клинтон) — лучший президент США: прагматичный, с правильным отношением к экономике, то есть он в нее особо и не вмешивался. Во времена Рейгана на Таймс-сквер висело табло, на котором электронные цифрочки скакали, показывая внешний долг США, — и все с ужасом смотрели, ожидая, когда же рухнет Америка. Клинтон завершил свое президентство с профицитом бюджета, который, увы, был бездарно спущен Бушем-младшим на войну. Клинтон прекратил балканскую бойню, именно при нем окончательно завершилась Холодная война и наступила определенная эйфория. Я бы обеими руками снова проголосовал за Билла, но, поскольку его по конституции нельзя больше выбирать, меня абсолютно устраивала Хиллари, выступающая под тем же семейным брендом. Критики говорят, что в ее программе не было новаций — ну и отлично! Ведь экономическая ситуация в стране намного лучше той, что была восемь лет назад, когда был избран Барак Обама. В сегодняшних газетах читаю приятные новости: безработица 4,9%, вдвое ниже, чем была, индекс Dow Jones* — на уровне около 18 тыс. пунктов, а ведь было время, когда обваливался ниже 10! Если темпы развития останутся такими же — не вижу ничего плохого.

ДИНАМИКА ЭЛЕКТОРАЛЬНЫХ ПРЕДПОЧТЕНИЙ РУССКОЯЗЫЧНОЙ ДИАСПОРЫ В США

Поддержка республиканских кандидатов (%)

Зато Хиллари продемонстрировала бы более жесткое отношение к режиму Путина, нежели Обама, — и для меня это было важнее всего остального. Доктрина сдерживания СССР по всем фронтам в свое время сработала — именно поэтому Холодная война и завершилась крушением коммунизма. Помню, как Ельцину во время его визита в США стоя рукоплескал Конгресс и первополосные газетные заголовки восклицали — «Коммунизм умер!» Но похороненный мертвец ожил в сегодняшней России — и предстает в виде устрашающего зомби, скалящего клыки. Это уже не коммунизм, а призрак с претензией на исключительность, не вписывающийся в западные представления о приличном. Сползание России в дикую политику конфронтации с соседями, с Западом, противоречит интересам, в первую очередь, самой России.

А Трамп… Это просто самовлюбленный безграмотный популист с темным прошлым и таким же темным настоящим. Конечно, Америка выстоит и с таким хозяином Белого дома — пережили Буша, переживем и Трампа. Но удел президента — международные отношения, и тут начинается минное поле. После разрешения Карибского кризиса, когда Кеннеди заставил Хрущева убрать ракеты с Кубы, он сказал, что за эти 13 дней он отработал всю свою зарплату. Способен ли Дональд, владелец отелей, казино и конкурсов красоты, разруливать мировые кризисы — вопрос риторический. Вот он, например, заявлял, что надо, мол, распустить НАТО, потому что какие-то страны за это недоплачивают. Между тем, НАТО это единственное, что сдерживает Путина от прямого захвата Латгалии, граничащей с Россией области в моей родной Латвии, и ее превращения в подобие Восточной Украины. Мне страшно от того, что ядерная кнопка может оказаться в руках человека, который в четыре утра строчит твиты о том, какая толстая бывшая королева красоты, или дает советы, за что надо хватать дам. Америка выбирала между слегка обшарпанным пикапом, но с воздушной подушкой и ремнями безопасности, и Maserati без тормозов. Вы бы что выбрали? Вот и я предпочел пикап.

Феликс Городецкий, редактор независимого онлайн-ресурса GazettCo.com (Нью-Йорк), голосовал за кандидата от республиканцев, потому что:

«Трамп хочет перемен»

Среди моих любимых авторов есть один профессиональный врач-психотерапевт. Общаясь со своими пациентами, он сделал любопытное наблюдение: те, кто мучаются депрессией и приступами панических атак, — ярые сторонники Хиллари Клинтон. У горячих приверженцев Дональда Трампа другой «букет» — они страдают нарциссизмом, не в ладах с эмоциями и подвержены вспышкам ярости. Сами же врачи, вполне сочувствуя своим клиентам, как уверяет мой автор, подвержены апатии, ибо как избиратели разочарованы и в Республиканской, и в Демократической партиях. Причем разочарованы во многом потому, что обе партии в результате длительных и мучительных усилий произвели на свет таких кандидатов в президенты, которые априори не соответствовали уровню лидера США.

В этой ситуации лично я предпочел Трампа. Да, в нем многое вызывает отторжение. Но Трамп хочет перемен. Феномен Трампа, выскочившего на политическое поле как черт из табакерки, отражает кризис американских элит. Трамп это порождение протестных настроений среднего американца, который все туже затягивает пояс, сползая от середины к нижней прослойке, на которого в первую очередь легло бремя проведенных Обамой реформ в пользу бедных.

Демократическая партия расправляла крылья над самыми обездоленными — нелегальными мигрантами — и самыми бедными, живущими на госпособия. В итоге быть бедным стало выгодней, чем быть тем самым середняком, который крутится, как может, платит налоги и не просит помощи от государства. Если ты бедный — наслаждайся бесплатной медициной, получи паек, претендуй на дотационное жилье. У нас свыше 40 млн трудоспособных человек, получающих государственные пособия, — это Америка?! Демократы обещали еще больше государственного вмешательства, еще большей распределиловки — мы уже это проходили в СССР, мы сыты!

Хиллари грозилась повысить налог на богатых. Среднему американцу легче от этого не стало бы. Зато сейчас он надеется на то, что Трамп проведет налоговую реформу и внедрит, как он и обещал, простую фиксированную шкалу налогообложения, при которой человек может все сам сосчитать, не прибегая к услугам наемных профессионалов.

«Демократы обещали еще больше государственного вмешательства, еще большей распределиловки — да мы уже это проходили в СССР, мы сыты!»

При этом обещанная Трампом «стена» на границе с Мексикой, над которой кто только не смеялся, — не более чем метафора. Разве США не нужно укреплять свою границу, через которую льются потоки не только нелегальных мигрантов, но и наркотиков, нелегального оружия? Разве стране, которой исламский терроризм объявил войну, не нужно быть бдительней к тем, кто пересекает ее границу, считая абсолютно чуждыми ее ценности и идеалы?

А заигрывание Трампа с Россией совсем не пугает — он никогда не поступится интересами США.

И еще. Нашим «друзьям» в России, которые увидели в нынешних выборах несостоятельность американской демократии и считают, что назначенный сверху «отец нации» это лучше, я скажу: «Не дождетесь!» Америка строем ходить не будет.

* Индекс Доу-Джонса (Dow Jones index) — средний показатель биржевых курсов акций крупнейших компаний США, публикуемый фирмой Dow Jones & Company с конца XIX века. Служит показателем текущей хозяйственной конъюнктуры США и отражает реакцию американских деловых кругов на различные экономические и политические события.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.