Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Темы

#Терроризм

Восемь выстрелов в спину

26.12.2016 | Борис Юнанов

Посол РФ в Турции Андрей Карлов был расстрелян в упор, когда открывал фотовыставку в Анкаре. Пули попали и в нескольких посетителей, Анкара, 19 декабря 2016 года. Фото: Burhan OzbiliciAp/ТАСС

 Фото: Burhan Ozbilici/Ap Photo/Fotolink/East News

Посла Андрея Карлова убили через шесть месяцев после того, как Эрдоган извинился перед Путиным (и извинения были приняты) за сбитый турками в ноябре прошлого года российский бомбардировщик Су-24. И всего через пять дней после того, как войска Асада при содействии российской авиации взяли под полный контроль Алеппо. Про Су-24 турки уже успели позабыть. Восточный Алеппо, где не осталось ни одного живого места, у многих из них все еще стоит перед глазами. Анкара снова дружит с Москвой, но не с Дамаском. Все, что происходило с восточным Алеппо и его жителями, турецкое ТВ, в отличие от российского, показывало без купюр и внезапно заглушенного звука.

Янычар Эрдогана

Формально турецкое государство к убийству Карлова не имеет отношения. Фактически же впервые в истории Турции вооруженное нападение, которое и Москва, и Анкара без лишних проволочек расценили как теракт, совершил госслужащий. Более того — сотрудник элитной силовой структуры, причем не отставной, как утверждалось первоначально, а действующий, пусть даже в тот вечер он был не при исполнении. 22-летний Мевлют Мерт Алтынташ, который, стоя в трех метрах позади Карлова, расстрелял его восемью выстрелами в упор, с 2014 года служил в подразделении, отвечавшем за безопасность первых лиц государства, включая президента Эрдогана, хотя и не состоял в его личной охране. На входе в Центр современного искусства в Анкаре, где посол Карлов открывал фотовыставку «Россия глазами турок», Алтынташ предъявил служебное удостоверение этого самого подразделения. Почему пропустили? А попробуй не пропусти. Он ведь — опричник, по-турецки — янычар. То есть человек, которому в условиях автократического режима — а в том, что Эрдоган, с помощью приструненных им судов уже посадивший по подозрению в соучастии в попытке июльского госпереворота 110 тыс. (!) человек, медленно, но верно устанавливает в Турции режим несменяемой личной власти, сомнений остается все меньше, — не принято задавать лишних вопросов. Если, к примеру, в Москве на выставку с участием турецкого посла придет некто и вдруг предъявит на входе удостоверение офицера ФСО, что подумает вахтер, дежурный или контролер? Правильно: видать, так надо.

Подоспевший турецкий спецназ застрелил Алтынташа моментально, даже не попытавшись взять живьем. Потом президент Эрдоган объяснит это вынужденной необходимостью

Кадры убийства российского посла разошлись по миру благодаря поразительному хладнокровию фотографа агентства AP Бурхана Озбиличи: «Какое-то время он (Алтынташ) стоял позади русского посла, перебирая пальцы рук, а в первые мгновения после того, как он начал стрелять, подумалось, что это какая-то театральная постановка. Я продолжал щелкать, словно на автомате… И только потом до всех дошло, что это было убийство. Люди стали, ползая по полу, искать укрытие. Женщины плакали. Потом он, держа в одной руке пистолет, а другую воздев вверх с выставленным указательным пальцем, стал кричать: «Мы те, кто поклялся пророку Мухаммеду вести джихад до последнего нашего часа». Потом он стал срывать со стен фотографии…»

Так продолжалось минут десять. Алтынташ кричал «Аллах Акбар!», «Это месть за Алеппо!», «Вы не будете в безопасности, пока мы умираем в Сирии!»

Подоспевший турецкий спецназ застрелил Алтынташа моментально, даже не попытавшись взять живьем. Потом президент Эрдоган объяснит это вынужденной необходимостью: мол, преступник сделал некое движение рукой, из чего спецназовец сделал вывод, что в него сейчас полетит граната.

Во всем виноват Гюлен

Реакция турецких властей на теракт в Анкаре была абсолютно предсказуемой. Все стрелы моментально полетели в личных врагов Эрдогана. Не прошло и часа после убийства Карлова, как мэр Анкары Мелих Гекчек предположил, что к нападению на посла России могут быть причастны люди, которые участвовали в атаке на российский Су-24. Как мы помним из прежних заявлений турецких должностных лиц, сбит самолет был, оказывается, по указанию тех же самых генералов турецких ВВС, что потом попытались свергнуть Эрдогана.

Потом, ближе к полуночи 19 декабря, версию слегка изменили: Алтынташ связан с «гюленистами» — неслучайно он учился в школе, открытой по инициативе врага № 1 нынешней турецкой власти — проживающего в США исламского проповедника Фетхуллаха Гюлена, выдачи которого безуспешно добивается Анкара. Вот и в комнате Алтынташа в общежитии якобы обнаружили труды Гюлена — по соседству с проповедями главарей «Аль-Каиды»*. При этом турецкие власти почему-то не обратили внимания на один важный нюанс: Гюлен и «Аль-Каида»* толкуют ислам не просто по-разному, а совершенно противоположным образом. Тут, как говорится, либо — либо…

Версия об убийце-одиночке вряд ли устраивает Анкару — ведь тогда встает вопрос: а в какой вообще степени она контролирует умонастроения янычар? Более того, реальный курс Эрдогана на исламизацию Турции — не является ли он той самой питательной почвой, на которой произрастают алтынташи?

Неслучайно хорошо знающий современную турецкую политическую систему французский журналист Гийом Перье, автор документального фильма «Эрдоган: опьянение властью», посоветовал в своем блоге не торопиться с выводами относительно личности полицейского-убийцы, ибо тот вполне может оказаться активистом одной из молодежных организаций правящей в Турции «Исламской партии развития».

Тень Алеппо

Единственное, о чем можно говорить более-менее уверенно, — о побудительных мотивах убийцы. Крик Алтынташа «Это месть за Алеппо», скорее всего, был криком души. О «резне в Алеппо», которую на последнем этапе штурма этого города силами Башара Асада устроило в суннитских кварталах шиитское ополчение, писал весь мир, включая турецкие газеты. Как писал весь мир и о том, что убийства жителей восточного Алеппо, включая женщин, стариков и детей, происходят под прикрытием российской армии. Неважно, в каком качестве и в виде каких родов войск она там присутствует. Россия — союзник Асада, и это знают все. Да что там писал… В последние две недели штурма по ведущим мировым телеканалам шли душераздирающие видеокадры из Алеппо — например, с мертвыми детьми, которых вытаскивают из-под разрушенных бомбежкой домов, или с тем, что осталось от детей…

Да, человеческая память избирательна. В ней уже подернуты дымкой забвения зверства исламистских группировок в отношении проживавших в Алеппо христиан, и не только. Да и писали об этом намного меньше — журналистов мировых СМИ, работающих в Алеппо на постоянной основе, практически нет. Но штурм Алеппо армией Асада, ковровые бомбардировки, гибель людей от запрещенных кассетных бомб и т.д., комментарии правозащитников, должностных лиц ООН, западных политиков высокого ранга — все это стало одной из мощнейших и сильнейших по эмоциональному воздействию информационных кампаний в современной истории. Она потрясла далеко не только одних мусульман. Россия воюет в Сирии уже 15 месяцев. Но только сейчас Путина в мусульманском мире стали называть «мясником Алеппо». И в этом смысле совсем необязательно видеть в убийце посла Карлова сторонника запрещенного в России «Исламского государства»**. «Отомстить за Алеппо» таким образом мог не только сторонник «халифа» аль-Багдади и не только человек с извращенным мировоззрением, как поспешил заявить член Совета Федерации Алексей Пушков.

Невыученные уроки

Когда в октябре 2015 года в небе над Синаем погибли пассажиры авиарейса «Шарм-эш-Шейх — Пулково», уже тогда многим из нас было понятно, что вмешательство России в сирийские события, задуманное якобы ради для того, чтобы террористы погибали «там», прежде чем успеют прийти «сюда», начинает собирать свою страшную дань не только на поле боя. Что эту дань придется платить в любое время и в любом месте, и притом еще долго, потому что выйти из трясины конфликта, особенно такого, как сирийский, гораздо трудней, чем войти в нее.

Убийство дипломата такого уровня, как Андрей Карлов, — самое громкое после гибели в ливийском Бенгази посла США Кристофера Стивенса в сентябре 2012 года. С терроризмом надо бороться всеми силами и средствами — никто не спорит. Террористы играют не по правилам — это тоже знают все. Но с государства, ведущего борьбу с терроризмом, особый спрос — оно обязано осознавать и просчитывать последствия своей политики. Ведь в Сирии Россия не просто поддерживает Асада. Она поддерживает алавитов (к которым принадлежит клан Асада) и их союзников — иранских и ливанских шиитов — в борьбе с суннитскими формированиями. Сунниты — это 80% мусульманского мира, включая Турцию и Египет. Когда над Синаем был взорван авиалайнер «Когалымавиа», в Москве были шокированы — не ожидали. Неужели? Израиль, нынче наш друг и союзник на Ближнем Востоке, ожидает худшего всегда (потому-то регистрацию и выход на посадку пассажиров всегда производит автономно) — могли бы на худой конец спросить, посоветоваться…

С государства, ведущего борьбу с терроризмом, особый спрос — оно обязано осознавать и просчитывать последствия своей политики. Ведь в Сирии Россия не просто поддерживает Асада. Она поддерживает алавитов, иранских и ливанских шиитов — в борьбе с суннитскими формированиями. А сунниты — это 80% мусульманского мира

Турция сегодня, как и Россия, — воюющая (в Сирии) страна, населенная мусульманами-суннитами. Эрдоган никогда особенно и не скрывал, что оппозиционные Асаду суннитские формирования для него скорее союзники, чем враги, даже несмотря на раздражающий фактор в виде ИГ**. Главная опасность для него — курды с их территориальными аппетитами. Допустим, для того чтобы обеспечить послу Карлову в воюющей суннитской стране дополнительную охрану, имеющую право носить оружие за пределами территории посольства, нужно отдельное соглашение с турками (по данным источников NT, наш МИД ранее даже не пытался поднять этот вопрос; Сергей Лавров и его турецкий коллега Мевлют Чавушоглу обсудили его в предварительном порядке сразу после убийства Карлова, на переговорах в Москве 20 декабря). Но что мешало снабдить Карлова во время публичных мероприятий вне стен посольства хотя бы бронежилетом? Загадка.

20 декабря пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков обмолвился в том духе, что в Москве, дескать, ждут имен тех, кто несет ответственность за гибель Андрея Карлова. Вот только получается, что искать виновных надо не только в Анкаре.

Досье

Самые громкие теракты 2016 года

Брюссель, 22 марта

В зале вылета брюссельского аэропорта произошли два взрыва, совершенные террористами-смертниками. В результате атаки погибли 15 и ранены 96 человек. Примерно через полтора часа произошел третий взрыв — в поезде метро. 20 человек погибли, более 200 были ранены. Самоподрыв в аэропорту совершили Ибрагим Бакрауи (уроженец Бельгии) и марокканец Наджим Лашруи. Взрыв в метро — Халид, брат Бакрауи. Через два дня полиция задержала еще одного подозреваемого — Фейсала Шефу.

Дамаск, 11 июня

Два взрыва прогремели в шиитском квартале Сеида Зейнаб на южных окраинах Дамаска. В результате теракта погибли 16 человек, ранения получили не менее 46.

Стамбул, 28 июня

Три взрыва прогремели на входе, выходе и на парковке в международном терминале стамбульского аэропорта им. Ататюрка. 44 человека погибли — в том числе и 19 иностранцев, 239 были ранены.

Ницца, 14 июля

В День взятия Бастилии на набережной города собралась толпа народа — любоваться праздничным салютом, когда в нее на высокой скорости въехал 19-тонный грузовик с явной целью задавить как можно больше людей. Погибли 86 человек, больше 300 получили ранения. Преступника — 31-летнего выходца из Туниса Мохаммеда Булеля — застрелили полицейские.

Берлин, 19 декабря Фура с польскими номерами въехала на заполненную людьми территорию рождественской ярмарки на площади Брайтшайдплац (берлинский район Шарлоттенбург). Под колесами погибли 12 человек, 48 получили ранения. В совершении преступления подозревается 24-летний тунисец Анис Амри, которому было отказано в статусе беженца, — по данным полиции, прежде чем сесть за руль фуры, он убил из пистолета водителя

* «Аль-Каида» — организация, запрещенная в России как террористическая.

** «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ) — организация, запрещенная в России как террористическая.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.