Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Темы

#Трамп

Разделенные Штаты Америки

23.01.2017 | Александр Гольц, спецкор The New Times, Вашингтон | №1 (431) 23.01.17

Произнеся слова клятвы у западного крыла Капитолия, Дональд Трамп стал 45-м президентом США, Вашингтон, 20 января 2017 года. Фото: Scott Olson/Getty Images North America/Afp

Накануне 20 января американская столица напоминала что угодно, только не место будущего общенационального торжества. В Вашингтон одновременно стекались как сторонники избранного президента, многие из которых получили билеты на участие в инаугурации через Facebook, так и его противники, собиравшиеся присоединиться к антитрамповскому женскому маршу, назначенному на следующий день. Что до жителей столицы, единодушно голосовавших за Хиллари Клинтон, они и прежде не скрывали свою нелюбовь к Трампу. Чем-то все это напоминало московскую зиму 2011–2012 годов, когда главной темой разговоров было участие в акциях протеста. Некоторые пессимисты прогнозировали даже столкновения между сторонниками и противниками Трампа в день инаугурации. Не зря чуткий к таким вещам Владимир Путин вдруг заговорил о намерении неких деструктивных сил устроить в Вашингтоне майдан.

«Обычно вступление президента в должность — это что-то вроде венецианского карнавала, — говорил автору старый знакомый, который многие годы провел в американских коридорах власти. — С одной стороны, позади изматывающая избирательная кампания, победители имеют право развлечься по полной: выпить, пофлиртовать. С другой — многое еще не известно: кто, например, через несколько недель станет твоим начальником, улыбнется ли удача тебе самому. Это и ярмарка тщеславия, конечно: получил ли ты приглашения на все балы или только на один, где именно ты будешь стоять во время клятвы президента — все здесь имеет значение, указывает на статус человека. Поэтому вашингтонский служилый люд: министерские чиновники, те, кто работает на Капитолийском холме, журналисты — все в эти дни впадают в нервное возбуждение. Но сейчас происходит нечто невообразимое. Наш политический бомонд не просто нервничает — он близок к полной истерике. Демократы с Капитолия демонстративно отказываются присутствовать при принесении клятвы. Какое тут к черту объединение нации? Ни у кого нет даже намека на понимание того, какая жизнь начнется в понедельник 23 января. Избранный президент формулирует политику в виде записей в Twitter, причем практически каждое новое послание противоречит предыдущему. Все это просто невозможно комментировать».

Очевидный внутриполитический конфликт вылился в отказ шести десятков законодателей-демократов участвовать в инаугурационных мероприятиях (многие из них советовались на сей счет с избирателями, которые принялись обсуждать это в соцсетях). Были и менее масштабные проявления общественного раздрая. Так, и пресса, и пользователи соцсетей с пристрастием допрашивали каждого шоумена, согласившегося выступить на балах и гала-концертах в честь вступления Трампа в должность: это зов сердца или все дело в гонораре? Известный модельер Томас Форд заявил, что в знак протеста отказывается шить наряды для новой первой леди.

Трамп бьет все рекорды непопулярности: при вступлении в должность лишь 40% американцев одобряли его деятельность

Демократов избранный президент призвал вернуть ненужные им билеты на инаугурацию, обещая раздать их «простым людям», а от Форда привычно отмахнулся в Twitter: мол, не очень-то и хотелось заказывать эти наряды. Так или иначе, Америка пришла к вступлению в должность 45-го президента не менее, а более разделенной, чем была в день выборов.


 

Курс, которого нет

Сам избранный президент в немалой степени поспособствовал расколу общества. Чем дальше, тем более очевидно, что никакого политического курса, кроме нескольких лозунгов, у Трампа нет вовсе, а значит, влиятельнейшее государство мира возглавил человек, имеющий весьма смутные представления о том, что будет делать как внутри страны, так и за ее пределами.

В этом смысле очень показательны были попытки обсудить с ним один из стержневых пунктов предвыборной программы — намерение немедленно свернуть программу медицинского обслуживания, принятую во времена Обамы. По мнению экспертов, в этом случае 13 млн американцев немедленно лишатся медицинских страховок. Но Трамп не хочет ничего объяснять, он просто твердит: «Вы увидите, мой план обеспечит страховками всех американцев».

«Я служил в добром десятке иностранных государств, включая и откровенно авторитарные режимы, и считал себя непревзойденным мастером по извлечению скрытого смысла, чтения между строк. Я дважды перечитал стенограмму пресс-конференции Трампа. Там нечего извлекать. Пустота», — признался ветеран американской дипломатической службы.

Ощущение неопределенности закономерно переросло в раздражение избирателей. Трамп бьет все рекорды непопулярности: при вступлении в должность лишь 40% американцев одобряли его деятельность.

Не все граждане США разделяют оптимизм по поводу нового президента, США, январь 2017 года. Фото: Евгений Фельдман

Не больше уверенности в завтрашнем дне ощущают и внешнеполитические партнеры США. Первое большое интервью, которое Дональд Трамп дал иностранной прессе, — британской The Times и немецкой Bild, произвело настоящий фурор. И дело не только в том, что президент США всерьез заявил, что санкции против России можно отменить в обмен на сокращение российских ядерных арсеналов. То есть Трамп (как, впрочем, и Путин) явно считает международную политику полем для любого, даже абсолютно беспринципного торга. Еще президент США показал, что не видит никакой разницы между Владимиром Путиным и канцлером Германии Ангелой Меркель, высказавшись в том смысле, что пока верит им обоим, но вскоре может и перестать верить. В общем, призвал обоих доказать, что они достойны его доверия.

Военно-олигархический кабинет

Некоторые ориентиры в море неопределенности, в которое США рискуют погрузиться при новом президенте, может дать представление о взглядах тех, кто займет министерские позиции в администрации Трампа и будет проводить в жизнь политику, суть которой, похоже, непонятна и самому 45-му президенту.

Надо сказать, что выбор кандидатов на ключевые посты тоже многих шокировал. На наших глазах сбываются предсказания марксистов начала ХХ века о том, что в момент кризиса в капиталистическом обществе к власти придут олигархи в союзе с военными.

Среди выдвиженцев Трампа — три генерала. Это бывший руководитель военной разведки Майкл Флинн, который стал советником по национальной безопасности; известный своей крутостью, чрезвычайно популярный в Вооруженных силах экс-глава Центрального командования Джеймс Мэттис, уже назначенный на должность министра обороны; бывший руководитель Объединенного командования армии США в Центральной и Южной Америке Джон Келли, которого Трамп видит главой Министерства национальной безопасности.

Олигархи представлены в команде нового президента обладателями банковских счетов даже не с шестью, а с девятью нулями. Трамп полностью реализовал свое предвыборное обещание назначить на ведущие государственные посты успешных предпринимателей: «Если (они) достигли успехов в руководстве бизнесом, смогут успешно руководить страной». В самый богатый в американской истории кабинет войдут сразу три миллиардера: Уилбур Росс (министр торговли и коммерции), Бетси Девос (министр образования), Эндрю Паздер (министр труда). На их фоне кандидат в министры финансов Стивен Мнучин с состоянием, по разным оценкам, $200–300 млн и будущий госсекретарь Рекс Тиллерсон, до недавнего времени возглавлявший ExxonMobil, смотрятся бедняками.

Остальные кандидаты — крайне консервативные законодатели: Джефф Сешнс (генеральный прокурор), Майк Помпео (директор ЦРУ), Том Прайс (министр здравоохранения), Райан Зинке (министр внутренних дел).

«Социально-экономический» блок кабинета Трампа так и хочется грубовато сравнить со стадом козлов, запущенных в федеральный огород управлять деньгами налогоплательщиков. Уникальный случай: практически никому из этих богатейших людей Америки не удалось до инаугурации пройти через независимую комиссию Конгресса по этике, которая выносит заключение об отсутствии конфликта интересов между будущей должностью и бизнесом кандидата. Это понятно: каждый из них владеет множеством компаний, которые связаны практически со всеми сферами жизни страны.

Дональд Трамп в ходе предвыборной кампании позиционировал себя как выразитель интересов «простых людей», однако практически все его назначенцы — последовательные и агрессивные борцы за права богатых. Так, Эндрю Паздер владеет сетями закусочных быстрого питания Hardee’s и Carl’s Jr. Его корпорация прославилась сотнями судебных исков от сотрудников, которых систематически заставляли работать сверхурочно без оплаты и которым отказывали в перерыве на обед. Когда в Калифорнии, где Паздер начинал бизнес, был принят закон о минимальной часовой зарплате в $15, он демонстративно перенес штаб-квартиру в Теннесси, где такого ограничения не было. «Вы представляете, чтобы человеку, который раскладывает шарики мороженого по чашечкам, платили по $15 в час?» — возмущался бизнесмен. Будущий министр труда прославился и своей мечтой заменить работников автоматами, которые не станут требовать дополнительной оплаты и предъявлять претензий по поводу дискриминации из-за возраста, расы и пола. Номинация Паздера показывает, что администрация Трампа не намерена выполнять своих обещаний трудящимся, констатировал Чак Шумер, лидер демократов в Сенате.

Одни американцы встретили вступление в должность нового президента ликованием, другие — пикетами на улицах столицы, Вашингтон, январь 2017 года

Бизнесвумен-миллиардер Бетси Девос никогда и нигде не преподавала, но это не мешает ей, щедрому жертвователю на кампанию Трампа, иметь вполне ясные представления о том, как должна быть устроена система образования. Девос — решительный противник муниципальных школ, она требует, чтобы государство финансировало частные школы. Кроме того, предпринимательница контролирует фирмы, которые выпускают электронные учебники и предоставляют займы на образование. Конфликт интересов налицо.

 Пригласительный билет на инаугурацию Дональда Трампа, январь 2017 года

Стив Мнучин, будущий распорядитель американского бюджета, пообещал выйти из управления 43 компаний и инвестфондов. Правда, забыл упомянуть об еще одной — 44-й, которая носит его имя и управляет значительными инвестициями. Кандидат в руководители Агентства по защите окружающей среды Скотт Прюитт в бытность генеральным прокурором Оклахомы направлял в это агентство документы о том, что добыча природного газа в штате безвредна. Уже доказано, что эти бумаги, подписанные прокурором Прюиттом, были подготовлены юристами нефтедобывающих корпораций.

Россия будет не субъектом, а объектом американского внутриполитического торга. Российские депутаты, похоже, несколько поторопились, аплодируя победе Дональда Трампа на выборах

Столь же длинный список неоднозначных деяний тянется за практически каждым из номинантов на должность в команде Трампа.

В день инаугурации из-за усиленных мер безопасности Вашингтон стал чем-то похож на Москву, 20 января 2017 года

Российский вопрос

Блок безопасности и внешней политики в администрации 45-го президента выглядит более прилично, если не считать мелочей. Вроде той, что Майкл Флинн, которому как советнику президента не надо проходить через сенатские слушания, получал регулярные гонорары от Russia Today. В остальном — ни сучка, ни задоринки. Даже будущий госсекретарь Рекс Тиллерсон успешно доказал в комиссии по этике, что благополучно избавился от всех активов.

Но тут возникла другая проблема. Все силовики будущего кабинета Трампа еще до его инаугурации делали заявления прямо противоположные тому, что заявлял сам Трамп. Так, кандидат в министры внутренней безопасности Джон Келли категорически не согласился с идеей шефа о строительстве стены между США и Мексикой, предложив контролировать границу с помощью патрулей и дронов. Генерал Мэттис решительно выступил на защиту НАТО: «Мы должны поддерживать наших союзников и партнеров в сфере безопасности. История ясно говорит: нации с сильными союзниками процветают, а те, у кого их нет, приходят в упадок».

Россия будет не субъектом, а объектом американского внутриполитического торга. Российские депутаты, похоже, несколько поторопились, аплодируя победе Дональда Трампа на выборах

Что касается России, отношения с которой накануне инаугурации стали важнейшей внутриполитической темой из-за истории с хакерскими атаками, тут кандидаты в министры были на редкость единодушны.

Так, кавалер российского ордена Дружбы Рекс Тиллерсон, у которого, как утверждают, еще недавно были замечательные отношения с Кремлем, заявил, что действия России на Украине «требовали пропорционального силового ответа и демонстрации силы». Поддержал он и идею о передаче Украине так называемого летального оружия, против чего выступал Барак Обама, которого так не любят российские руководители.

Новый шеф Пентагона Джеймс Мэттис откровенно признался, что действия Москвы вызывают у него «серьезную озабоченность», так как угрожают мировому порядку. Генерал также выразил уверенность, что именно Россия вместе с Ираном извлекла выгоду из хаоса гражданской войны в Сирии. Он не скрывал своего скептического отношения к перспективам сотрудничества с нашей страной в принципе: «Со времен Ялты мы много раз пытались взаимодействовать с Россией. Но достигли немногого. Сейчас мы просто должны признать реальность того, с чем имеем дело в лице Путина, должны признать, что он пытается разрушить Североатлантический альянс… И мы должны предпринять шаги по самозащите».

Не более оптимистичен в отношении России и конгрессмен Майк Помпео, претендующий на пост директора ЦРУ: «Россия ведет себя агрессивно, вторгшись и оккупировав часть украинской территории, угрожая Европе и никак не помогая уничтожению «Исламского государства»*. По словам Помпео, необходим сильный ответ на кибератаки из России. А Джон Келли, которому предстоит возглавить Министерство национальной безопасности, не сомневается в заключении американской разведки о том, что Путин пытался влиять на президентские выборы в США.

Такое единодушие заставило некоторых экспертов подозревать, что именно договоренности по России, отказ от попыток нормализовать отношения с Кремлем и станут основой для установления нормальных отношений между Трампом и американской политической элитой. То есть Россия будет не субъектом, а объектом американского внутриполитического торга. Российские депутаты, похоже, несколько поторопились, аплодируя победе Дональда Трампа на выборах.

Так или иначе, очевидно одно: никакого ясно сформулированного курса у президента Трампа нет. Ни в отношении России, ни по любому другому вопросу. А это грозит и Соединенным Штатам, и всему миру состоянием опасной неопределенности.

Фото: J. Scott Applewhite/Ap/TASS, Imago/Xinhua/TASS, Manuel Balce Ceneta/Ap/TASS, Евгений Фельдман, Stringer Nt

* «Исламское государство» (ИГ) — организация, запрещенная в России как террористическая.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.