Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Темы

#Главное

Кировлес 2.0

30.01.2017 | Сковорода Егор, «Медиазона» — специально для NT, Киров — Москва | №2 (432) 30.01.17

Декорации

Судья Алексей Втюрин постоянно улыбается. Ему 41 год, худой, очень короткая стрижка, выбритые виски, острые уши — как-то сразу бросаются в глаза. Он единственный новый человек на втором процессе по делу «Кировлеса», остальные действующие лица те же, что и в 2013 году: те же прокуроры, те же адвокаты, те же подсудимые. Но публики на этот раз практически нет, на заседания ходят лишь несколько кировских сторонников Навального и пара местных журналистов, их московские коллеги приезжают редко. Сложно представить, что три года назад толпа буквально штурмом брала двери суда, корреспонденты с вечера составляли очередь, а зал почти всегда был мал для снимающей, пишущей, передающей прессы со всего мира.

Гособвинители, как и в 2013 году, — Сергей Богданов и все так же молодо выглядящий Евгений Черемисинов. В прошлый раз они добились для Навального и Офицерова реального срока, но уже на следующий день после приговора тот же прокурор Богданов просил суд выпустить осужденных из СИЗО до вступления приговора в законную силу. Впрочем, то, что не все забыли про события лета 2013 года, прокуроров как будто не смущает, они привычно бубнят материалы дела и задают свидетелям шаблонные вопросы. Только у Черемисинова постоянно краснеют уши.

Судья Алексей Втюрин (фото слева) — единственный новый участник очередного процесса по «Кировлесу», который идет в Ленинском суде Кирова. Подсудимые, как и их адвокаты, те же: Петр Офицеров (на втором снимке крайний слева) и Алексей Навальный, Киров, 5 декабря 2016 года. Фото: Евгений Фельдман, Сергей Бровко/Коммерсантъ

И поскольку обвинение совсем не изменилось, то прокуроры и суд совершают те же самые ошибки, на которые уже указал Европейский суд по правам человека, признавший нарушение права Навального и Офицерова на справедливое судебное разбирательство


 

Обвинение

И обвинение — тоже то, что было три с половиной года назад. По словам Навального, перед началом суда сооснователь «Диссернета» физик Андрей Заякин предлагал проверить новый текст обвинительного заключения на плагиат текстов 2013 года. Проверять не пришлось: прокуроры просто зачитали старый вариант. Все документы в деле тоже старые. Даже справка о судимостях Навального и Офицерова, которую огласили прокуроры, была выдана еще в 2013 году — хотя с тех пор Навального не раз судили и признавали виновным, например, по делу «Ив Роше», а уж административные наказания он и вовсе устал считать.

Свидетели

И на первом, и на втором процессе одни и те же свидетели обвинения, большинство из них — бывшие директора лесхозов «Кировлеса», которые, как правило, признают в суде, что лес у них никто не похищал. Деталей они не помнят, и прокуроры с разрешения судьи зачитывают составленные следователем протоколы допросов. В этих протоколах утверждается, будто договор, заключенный «Вятской лесной компанией» Петра Офицерова с Кировским областным государственным унитарным предприятием (КОГУП) «Кировлес», последнему был невыгоден.

При чтении документов обнаруживаются удивительные вещи — так, в протоколе допроса директора Слободского лесхоза Ольги Гребневой утверждается, что на совещании в 2009 году, где якобы обсуждались откаты лесхозам, присутствовал 30-летний «сын Офицерова». Самому Петру Офицерову сейчас 41 год. В суде Гребнева заявила, что не говорила следователю ничего подобного.

«Тогда как вы объясните тот факт, что это написано в протоколе, который вы читали и подписали?» — поинтересовалась адвокат Офицерова Светлана Давыдова.

Ответ Гребневой: «Я вообще не читала его».

«То есть вы не читали протокол перед тем, как его подписать?» — уточнил Навальный.

Гребнева: «Нет, конечно, там все просили быстрей-быстрей».

Навальный и адвокаты обращались с ходатайством к судье Втюрину как-то отреагировать на явную фальсификацию материалов дела и признать этот протокол недопустимым доказательством. Результат? Кто бы сомневался: судья в ходатайстве отказал. Как правило, отказывая защите в очередном ходатайстве, Втюрин подносит к лицу раскрытый том Уголовно-процессуального кодекса, как будто прячет за ним свою улыбку.

Одним из важных нарушений, обнаруженных ЕСПЧ, стало использование в суде в качестве доказательства вины Навального и Офицерова показаний Вячеслава Опалева, который в 2009 году был директором «Кировлеса». Опалев полностью признал свою вину в растрате, назвал Офицерова и Навального соучастниками преступления и был осужден в особом порядке, без исследования доказательств. Суд приговорил его к четырем годам условно.

В этот раз Опалева снова вызвали в суд, причем адвокаты долго не могли добиться от прокуроров и судьи: в каком статусе будет допрошен Опалев? Он свидетель, обвиняемый, кто-то еще? В итоге прокурор Богданов заявил, что экс-директор «Кировлеса» — это «лицо, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве». Возражения защиты, что подобный процессуальный статус не предусмотрен в УПК, судья проигнорировал. Об ответственности за ложные показания предупреждать Опалева он не стал. Опалев между тем пришел в суд без паспорта, поэтому формально оказался никем, неустановленным лицом. Судья отправил его искать паспорт. Сославшись на перенесенную операцию на сердце, Опалев попросил запретить видеосъемку, которая заставляет его нервничать. Судья согласился.

В 2013 году Опалев постоянно ссылался на плохую память. «Если есть в протоколе — значит так», — была его коронная фраза. На этот раз ему позволили сесть на стул, и бывший глава «Кировлеса», уперев взгляд в пол и теребя очешник, раз за разом, с долгими паузами отвечал на все вопросы, что он ничего не помнит. Даже на вопрос о том, за что его осудили, Опалев ответил «не помню».

Гособвинение, как и в 2013 году, представляют прокуроры Сергей Богданов (слева) и Евгений Черемисинов, Киров, 5 декабря 2016 года. Фото: Евгений Фельдман

«А когда же вы вспомните?» — вспыхнула адвокат Давыдова.

«Надеюсь, уже никогда не вспомню», — вздохнул Опалев, не отрывая глаз от пола.

Пострадавшие

Пострадавшую сторону, собственно КОГУП «Кировлес», в этом процессе представляет новый юрист — Лариса Агалакова — невысокая девушка в неизменном темном платье и с пучком на голове. Но позиция не изменилась — она полностью доверяет обвинению. «Министерством (государственного имущества Кировской области, на балансе которого находится КОГУП «Кировлес») данная позиция сформирована, у нас нет оснований не доверять обвинительному заключению», — как запрограмированная отвечала Агалакова на все вопросы. При этом она отказывалась объяснить, с чем конкретно согласно министерство, на основании чего оно пришло к такому выводу и как эту позицию сформировало. Только: «Нет оснований не доверять обвинительному заключению».

Кандидат в президенты РФ

Еще одно отличие нынешнего процесса от того, что был летом 2013 года, состоит в том, что тогда Алексей Навальный был оппозиционным политиком, а перед вынесением приговора — кандидатом в мэры Москвы, а сейчас он, через неделю после начала процесса в Кирове, объявил, что намерен бороться за пост президента России. Право участвовать в выборах вернулось к Навальному после отмены Верховным судом РФ на основании решения ЕСПЧ предыдущего приговора по делу «Кировлеса».

Новый приговор это право может снова у него отнять. «Все в этом зале отлично понимают, почему проходит дело «Кировлеса», — не устает повторять Навальный. — Потому что приговор за тяжкое преступление отнимает у меня избирательное право».

Судья

Видно, что судье Алексею Втюрину нравится вести этот процесс. Обычно он, судя по базе «Росправосудие», рассматривает скучные административные и рядовые уголовные дела о кражах и наркотиках. Втюрин постоянно улыбается, смеется над шутками Навального, когда тот панибратски замечает: «Вы вон в какой красивой мантии сидите», — и даже подыгрывает этим шуткам.

«Вы знаете такую передачу «Кто хочет стать миллионером»? Вот там есть звонок другу. Вы на этом процессе мой единственный друг, я вам звоню», — сказал Навальный, обращаясь к судье с просьбой все-таки добиться ответов от все позабывшего Опалева.

«Там ведущему нельзя звонить!» — подхватил шутку Втюрин. Добиваться ответов от Опалева он не стал.

Нервничать судью заставляет только вопрос о дате следующего заседания — с первых дней декабря, когда начался процесс, Втюрин старался рассмотреть дело как можно скорее. Но после демарша Офицерова и Навального, которые не пришли в суд из-за того, что их защитники заняты в других процессах, судья как будто смирился с тем, что это невозможно, и согласовал удобный для всех график заседаний.

Ускорение

После Нового года все изменилось. По словам адвоката Вадима Кобзева, ему известно, что в Москве прошло заседание Совета судей, на котором было объявлено, что все суды, где заняты защитники по делу «Кировлеса», должны притормозить процессы. И на первом же заседании 18 января судья Втюрин объявил, что у адвокатов «изменилась занятость», и значит, дело можно рассматривать ежедневно, с утра и до вечера.

В этот момент адвокат Навального Ольга Михайлова сидела в суде над обвиняемыми в убийстве Бориса Немцова как представитель потерпевших и с недоумением глядела в свой смартфон — ни о каких изменениях ей не было известно, еженедельные заседания по этому процессу с присяжными были расписаны до самого конца. Через час судья Юрий Житников извиняющимся тоном объявил, что вынужден прервать процесс до 1 февраля, поскольку только в зале, где присяжные рассматривали дело об убийстве Немцова, есть возможность видеотрансляции, и он нужен для рассмотрения другого дела (о теракте на Дубровке). На следующий день в Ленинском райсуде Кирова можно было наблюдать, как приставы одну за другой приносят судье Втюрину телеграммы из разных судов — все назначенные заседания, в которых должны были участвовать защитники Навального и Офицерова, были отменены.

Втюрин постоянно улыбается, смеется над шутками Навального, когда тот панибратски замечает: «вы вон в какой красивой мантии сидите», —и даже подыгрывает этим шуткам

Улыбнувшись, судья Втюрин объявил, что он назначает заседания на все ближайшие рабочие дни.

После этого защита заявила судье два отвода подряд. Первый был связан с тем, что судья явно не независим от других лиц, считает защита, иначе невозможно объяснить скоординированную отмену других заседаний. Второй — с разговором сотрудников суда, который, по словам адвоката Давыдовой, происходил 19 января в холле Ленинского райсуда: сотрудники судачили между собой, что председатель Ленинского суда Кирова Константин Зайцев ездил в Верховный суд РФ и получил там указания о результатах рассмотрения дела «Кировлеса». «Председатель Зайцев недавно ездил в Верховный суд, и ему там сказали, что Навальный и Офицеров должны получить реальные сроки, никого отпускать не будут», — процитировала их слова Давыдова. Оба отвода Втюрин 
отклонил. Экс-губернатор Кировской области Никита Белых, который сейчас находится в московском СИЗО «Лефортово» по обвинению в получении взятки, на этот раз в суде пока не выступал, и вряд ли будет — прокуратура отказалась от идеи вызвать его как свидетеля.

После неожиданного ускорения процесса прокуратура отказалась еще от ряда свидетелей и несколько скомканно завершила представление своих доказательств.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.