Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Темы

#Пропаганда

Звездно-полосатые качели

06.02.2017 | Ковалев Алексей | №3 (433) 06.02.17

В год американских выборов внешняя политика была главной темой пропагандистских ток-шоу на российском телевидении. Фрагмент передачи «60 минут» на канале «Россия 1»

С Бараком Обамой российское телевидение прощалось долго — но так и не попрощалось окончательно. По мере приближения выборов президента США телеведущие рисовали все более и более демонический образ Обамы. «Черный период» — так назывался сюжет в одном из выпусков «Вестей недели». Обама исключительно «гадит», «делает гадости», «из кожи вон лезет» — в общем, мелкий бес.

Демоническим образом дело не ограничилось: комментаторы вспомнили самые искрометные шутки из Twitter, чтобы использовать их в качестве заголовков типа «Год обезьяны хлопнул дверью» (Life.ru). Дмитрий Киселев, ведущий «Вестей недели» на телеканале «Россия 1», описывая первую встречу тогда еще действующего президента США с избранным, Дональдом Трампом, говорил, что Обама, «размахивая руками, словно он в джунглях, задевал Трампа». Потом, правда, этот кусок переозвучили: в новой редакции Обама размахивал руками, «будто он на пленэре».

Окончательно пропагандистскую позицию сформулировал тот же Киселев. В одном из последних выпусков «Вестей недели» заявил без обиняков: «Трамп — это анти-Обама». Добро без антитезы добром быть не может. Поэтому несчастного Обаму не отпустили даже после всех прощальных проклятий. Теперь он выполняет при Трампе роль манихейского зла — предвечного и неотменимого, на фоне которого должен сиять благом и мудростью наш новый друг навеки Дональд. Или это роль Эммануэля Голдстейна из оруэлловского «1984», на которого направлены ежедневные «пятиминутки ненависти» (хотя в российской реальности, если посчитать хронометраж всех выпусков новостей и политических ток-шоу на центральных каналах, уместнее говорить не о пятиминутках, а о «пятичасовках»).

До 2012 года, согласно данным фонда «Общественное мнение», подавляющее большинство россиян — 66% — относились к Америке «никак», то есть безразлично

В конце января, после первого телефонного разговора Путина и Трампа, на сайте Кремля появилась не допускающая вольных интерпретаций фраза: «Он (Путин) напомнил, что наша страна на протяжении более чем двух столетий поддерживала Америку, была ее союзником в двух мировых войнах и сейчас рассматривает США в качестве важнейшего партнера в борьбе с международным терроризмом». Истинное содержание этой беседы, видимо, навсегда останется тайной: на днях очередной инсайдер из американского Белого дома (сенсационные утечки от шокированных новой администрацией сотрудников — это новый жанр политической аналитики) сообщил, что во время переговоров Трампа с Путиным записывающее оборудование было отключено. Поэтому эта строчка, написанная неизвестным сотрудником кремлевской пресс-службы, — все, что нам положено знать об официальном окончании американофобской кампании в России.


 

АМЕРИКАНОФОБИЯ В ЦИФРАХ

На самом деле еще до того, как Америка с высочайшей санкции стала лучшим другом и давним союзником, россияне наглядно продемонстрировали, как социологические векторы послушно разворачиваются вслед за генеральной линией, озвучиваемой по ТВ. До 2012 года, согласно данным фонда «Общественное мнение», подавляющее большинство россиян — 66% — относились к Америке «никак», то есть безразлично, и лишь 15% — плохо. В декабре 2011 года прошли выборы в Государственную думу, после которых россияне с невиданным после тучного нефтяного десятилетия рвением стали протестовать против довольно наглых фальсификаций. В том мире, в котором обитает Путин, простому человеку в субъектности отказано: он не более чем объект в чьих-то могущественных играх. Поэтому вполне ожидаемо Путин заявил, что тогдашний госсекретарь США Хиллари Клинтон «задала тон некоторым нашим деятелям внутри страны и дала сигнал. Этот сигнал услышали и при поддержке Госдепа США начали активно работать».

В результате к началу 2013 года — уже после всех митингов на Болотной и судебных дел, но до Крыма и войны на Украине — нелюбовь россиян к США подскочила до 18% (по данным ФОМ). «Левада» дает более наглядный график — с конца 2011-го до середины 2013-го нелюбовь россиян подскочила в два с лишним раза — с 20 с лишним процентов до почти 50. Это соответствует первому скачку пропагандистской истерики на телевидении и в прочих медиа: на НТВ и других каналах один за другим выходят разоблачительные фильмы в духе «Анатомии протеста», в которых изобличают оппозиционеров и их связи с демоническим Госдепом США.

Барак Обама и Дональд Трамп стали звездами российского прайм-тайма

Ухудшение отношений между двумя странами и сопутствующий пропагандистский накал достигли пика к середине 2015 года — Америка стала однозначным, без полутонов, врагом

Ухудшение отношений между двумя странами и сопутствующий пропагандистский накал достигли пика к середине 2015 года — Америка стала однозначным, без полутонов, врагом, к которому плохо или очень плохо относились 80 с лишним процентов россиян («Левада-Центр»). Пропаганда стала концентрироваться на отдельных антигероях и выбирать себе союзников на самом Западе, который так усердно проклинала и высмеивала. Антигероем стала, например, бывший спикер того самого Госдепа Дженнифер Саки, в фамилии которой решили озвучить глухую «п», чтобы звучало обиднее. Член Русского ПЕН-Центра поэтесса Юнна Мориц посвящала ей стихи со строками «Всяки псаки — особого свинства секрет, // Русофобскими свинствами он перегрет!» То, что несчастная Дженнифер была рядовым сотрудником пресс-службы, от которого ничего, кроме интонации зачитывания пресс-релизов на ежедневных брифингах, не зависит, ни пропаганду, ни внемлющих ей россиян не смущало. В Псаки персонифицировалось все самое ненавистное, что есть в Америке. В результате русская страница на «Википедии» у нее в два раза длиннее англоязычной.

СТРАННЫЕ СОЮЗНИКИ

В союзники тоже выбирались люди часто случайные или какие-то совсем уж комичные персонажи. Появлялись заголовки типа «Американский офицер: Путин — это лучшее, что случилось с Россией за последние сто лет», а потом выяснялось, что американский-то он американский, но не офицер, а жулик с манией величия, который отсидел несколько лет за мошенничество и только-только вышел. В ход шли совсем уж мелочные приемы: государственное информагентство РИА «Новости» (вернее, его остатки, вошедшие в состав МИА «Россия сегодня» под директорством того же Дмитрия Киселева) сообщало, что «96% американцев речь Путина на Генассамблее ООН понравилась больше, чем речь Обамы». Речь шла об опросе на сайте одной американской газеты, накрученном до 96% за Путина силами посетителей одного из популярных в России развлекательных сайтов. Или: «Вопрос о Путине разозлил Обаму» — и в заметке ни слова о том, в чем, собственно, состоял ответ Обамы.

Тут надо отметить, что пропаганда предусмотрительно оставила себе пространство для компромисса: дескать, не все поголовно американцы против России, а только отвратительный Обама. Простые-то люди за нас, голосуют за Путина в опросах своих газет, и даже влиятельные эксперты и журналисты выступают за улучшение отношений (эксперты и журналисты на поверку оказывались авторами конспирологических сайтов, описывающих ужасы химической войны американского правительства против своего народа). На самом деле в США шел параллельный процесс: число американцев, положительно отзывающихся о России, по данным опроса Pew Research, упало до исторического минимума: 22% в 2015 году по сравнению с 49% в 2010-м.

ДРУГ ДОНАЛЬД

И вот на горизонте появился Дональд Трамп — и кривые графиков поползли в обратную сторону. Первой ласточкой нового пропагандистского курса стал манифест бывшего депутата Госдумы, доверенного лица Путина и талантливого медиаманипулятора Константина Рыкова на страницах интернет-издания «Взгляд» в июле 2015 года, когда Трамп только-только официально объявил о своем участии в президентской гонке, а букмекеры принимали ставки на его победу 150 к 1. В своей колонке Рыков делает довольно точное предсказание, в исторической перспективе посрамившее выводы большинства самых уважаемых аналитиков: никакие «ярлыки, которые навешивают на Трампа либеральные пропагандисты» типа «Трамп — расист, Трамп — подонок, Трамп ненавидит женщин, Трамп — подставная марионетка, Трамп пиарится, — не только не окажут влияния на его электорат, но и сыграют ему на руку.

С этого момента предвыборная кампания Дональда Трампа стала идти одновременно и в США, и в России. Причем если на родине почти все основные национальные СМИ против Трампа не на шутку ополчились, то в России, наоборот, вся машина государственной пропаганды единым фронтом выступила в его поддержку. Поначалу Трамп, тогда еще не ставший официальным кандидатом от Республиканской партии, выступал в роли одного из слагаемых в уравнении «враг моего врага — мой друг» (враг, естественно, Хиллари Клинтон). Он — борец против «истеблишмента», его хотят убить «неоконы» (эту мысль неоднократно повторяли и Дмитрий Киселев в «Вестях недели», и гости шоу Владимира Соловьева, традиционно следующего прямо за «Вестями»). «Трамп действительно другой, понимает, что такое дело и работа, люди и земля. Несистемный» (интересно, что применительно к России слово «несистемный», употребленное Дмитрием Киселевым в адрес Трампа, имеет оттенок исключительно негативный).

При этом телевизионные комментаторы были так уверены в победе Клинтон, что заранее готовились объявить выборы в США нелегитимными (ведь Трамп сказал, что за Клинтон будут автобусами свозить поддельных избирателей!). И не просто нелегитимными, а такими же фальшивыми, как в России, — это говорилось чуть ли не прямым текстом. Другие, как Валерий Фадеев, ведущий итогового выпуска новостей на Первом канале, утверждали, что «для России оба хуже, ничего не изменится». Сомнения исчезли после победы Трампа на выборах — но вернулись, стоило ему только взяться за дело. Когда выбранный в качестве кандидата в госсекретари Рекс Тиллерсон проходил процедуру одобрения Конгрессом, он наговорил разных неприятных слов вроде того, что Россия захватила Крым, а санкции за это могли бы быть и пожестче. Люди, кочующие из одной останкинской студии в другую с шоу на шоу, в передаче Евгения Попова и Ольги Скабеевой «60 минут» на «России 1» призадумались: как же так, он же «наш», ему орден Дружбы дали? Но немедленно сориентировались: все нормально, он все еще наш, все понимает, просто надо «этим русофобам» пыль в глаза пустить, чтобы одобрили.

Телевизионные комментаторы были так уверены в победе Клинтон, что заранее готовились объявить выборы в США нелегитимными

Все это служит наглядным примером, как быстро и радикально может поменяться общественное мнение в России под воздействием массированной телевизионной обработки. Из надира 2015 года отношение россиян к США за год с небольшим выскочило в зенит: по последним опросам «Левада-Центра», количество доброжелателей США в январе 2017-го почти достигло 50%. Побочным эффектом стало то, что президент чужой страны стал роднее собственного: мало того что россиянам состав кабинета Трампа знаком лучше состава российского правительства, так еще и сам Дональд Трамп, согласно заметке «Интерфакса», стал самым упоминаемым в СМИ общественным деятелем, потеснившим с первого места бессменного Владимира Путина.

Фото: скриншот программы «Россия 1»


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.