Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Темы

#Конфликт

Блокадные дни

15.03.2017 | Станко Анастасия — специально для The New Times, Бахмут — Торецк — Горское — Киев | №8 (437) 13.03.17

Бочка с костром — основной отопительный прибор участников блокады, станция Кривой Торец, Украина, февраль  2017 года. Фото: Aleksey Filippov/Afp/East News

Редут «Запорожье» в городе Бахмуте (до прошлого года Артемовск) Донецкой области, поздний вечер. Здесь участники блокады перекрыли железнодорожную ветку, по которой до 2 февраля шли грузовые поезда из находящейся под контролем сепаратистов Горловки в Лиман (та же Донецкая область) и обратно.

До победного конца

Остановить поставки сырья на предприятия, принадлежащие одному из богатейших людей Украины Ринату Ахметову, и вывоз их продукции оказалось до смешного просто: примотали проволокой к рельсам пару бревен, и движение встало. Возле этой «баррикады» стоит локомотив, в кабине которого посменно сидят машинист и его помощник. Путь на Горловку свободен, но активисты обещают при «попытке бегства» забросать тепловоз «коктейлями Молотова».

На редуте «Запорожье» дежурят около двух десятков мужчин разного возраста. Шестеро охраняют периметр лагеря и пути, несколько человек греются у разведенного в железной бочке костра, остальные отдыхают в палатках. Здесь и демобилизованные бойцы добровольческих батальонов — добробатов, и волонтеры, которые помогают военным и жителям прифронтовых районов, и гражданские активисты. Днем на редуте дежурят и местные, ночью — только приезжие.

Местные приносят сюда вещи, продукты, инструменты, помогают обустраивать лагерь. Вот подъехали несколько автомобилей, привезли спальники, лопаты, дрова. Среди добровольных помощников — семья переселенцев из ЛНР. Эти беженцы открыли небольшое кафе в Бахмуте, готовят еду для активистов. Зачем им это? Объясняют: чтобы война побыстрее закончилась, а в стране изменилась система управления государством, чего так и не произошло после Евромайдана.

У приезжих активистов мотивы участия в блокаде более конкретные. Некоторые из них проводят на редуте несколько дней, другие держат блокаду уже месяц и намерены оставаться «до победы». А победа, по их словам, наступит, когда Киев выполнит три требования активистов: добьется освобождения сепаратистами всех военнопленных, прекратит всякую торговлю с ДНР и ЛНР, наконец, примет закон о статусе районов Донбасса, оказавшихся под контролем самопровозглашенных республик.


 

Будни редутов

На станции Кривой Торец, что на южной окраине Торецка (Донецкая область), протестующие перекрыли железнодорожное сообщение между Ясиноватой (этот город — под контролем ДНР) и Константиновкой. Обстановка здесь такая же, что и на «Запорожье». А вот попасть на отдаленные редуты «Богдан» и «Имени 16-го батальона» сложнее: полиция и Нацгвардия с особым вниманием проверяют всех, кто направляется в ту сторону. По словам активистов, правоохранители всех тщательно досматривают, переписывают IMEI мобильников, снимают копии паспортов и фотографируют.

Остановить поставки сырья на предприятия, принадлежащие одному из богатейших людей Украины Ринату Ахметову, и вывоз их продукции оказалось до смешного просто: примотали проволокой к рельсам пару бревен, и движение встало

Редут «Богдан» расположился на окраине города Горское Луганской области. Накануне в десятке метров от палатки активистов, под мостом, полицейские нашли взрывчатку. Территорию вокруг редута оцепили, движение по автомобильному мосту между Горским и Золотым перекрыли. Участники блокады утверждают, что к взрывчатке никакого отношения не имеют — взрывать пути нет смысла, потому что поезду здесь и так не проехать: недавно в 200 метрах от редута кто-то вырезал полутораметровый кусок рельса. Представители штаба блокады, загадочно улыбаясь, свою причастность к этому отрицают, а на вопрос, чьих это рук дело, говорят: «Неизвестных патриотов, которые нам сочувствуют».

Помимо железнодорожных направлений заблокированы две автомобильные дороги: одна на луганском направлении, другая — на донецком, возле Мариуполя. Несколько дней назад перекрыли и трассу в Сумской области на севере Украины, возле Конотопа, в нескольких километрах от границы с Россией, но потом блокаду решили снять, оставив там наблюдательный пункт.

«Торговля на крови»

Блокаду Донбасса на Украине воспринимают неоднозначно. Даже в Бахмуте за прекращение всех связей с сепаратистами высказалась лишь треть местных жителей, с которыми удалось поговорить. Против этой акции с самого ее начала выступает президент Украины Петр Порошенко. «Не вы собирали эти земли, не вам их блокировать», — заявил он организаторам акции.

Митинги стали привычными и в Киеве, и в самопровозглашенных республиках. Участники митинга у здания Верховной рады в столице Украины требуют от депутатов запретить торговые отношения с ЛНР и ДНР (фото слева), а в Донецке призывают Киев выполнять Минские соглашения, Украина, февраль 2017 года. Фото: Иван Коваленко/Коммерсантъ, Александр Кравченко/ТАСС

Кабмин Украины провел несколько экстренных заседаний, посвященных проблеме отопления городов в условиях прекращения поставок топлива с Донбасса. Проблема серьезная: антрацит для ТЭЦ в стране добывают только на территориях ДНР и ЛНР, в основном на шахтах Рината Ахметова.

Приглашенные на заседание правительства руководители крупных предприятий Востока Украины наперебой жаловались, как тяжко им приходится без донецкого угля. К слову, большинство этих предприятий входят в состав ахметовского холдинга.

Впрочем, все оказалось не так страшно. По крайней мере украинские города не остались без света и тепла. Но при этом блокада заставила украинцев задуматься над рядом весьма болезненных вопросов. Во-первых, как можно было вообще торговать с самопровозглашенными образованиями (ДНР и ЛНР), с которыми ведутся военные действия? Почему все последние годы, когда одни украинцы воевали в зоне АТО, другие как ни в чем не бывало продолжали возить на неподконтрольную Киеву территорию руду, а оттуда металл и уголь — с шахт Ахметова на предприятия Ахметова, ну и на государственные ТЭЦ? Во-вторых, почему власти Украины не искали запасных вариантов снабжения топливом на тот случай, если бы блокаду объявили не украинские активисты, а другая сторона, дэнээровцы? Оправдания украинской власти — мол, донбасский уголь дешевле российского и уж тем более южноафриканского — удовлетворили далеко не всех патриотов, возмущающейся этой «торговлей на крови».

По одной из версий, «отжатые» у Рината Ахметова (на фото слева) предприятия приберет к рукам бывший «газовый король» Украины Сергей Курченко (справа). Фото: SERGEYKURCHENKO.COM

В результате блокады могут начаться веерные отключения электричества, предупреждают власти. Люди, мягко говоря, недоумевают: а как же разрекламированная закупка угля по пресловутой схеме «Роттердам плюс», которая была призвана обеспечить энергонезависимость Украины от поставок топлива из Донбасса, но привела только к росту тарифов на электричество и тепло как для граждан, так и для предприятий? Внятных ответов на эти вопросы, способных удовлетворить общество, власть в Киеве пока не дала.

Экспроприация по-донецки

Тем временем сепаратисты сделали свой ход, объявив о введении «внешнего государственного управления» на предприятиях с украинской юрисдикцией, расположенных на территории ЛНР и ДНР. Сначала этим юридическим лицам было предписано зарегистрироваться в соответствующих органах «народных республик» до 31 марта, потом дату сдвинули на 1 марта. Смысл затеи — не только в том, чтобы взять под свой контроль производственные мощности, но и в налогах, которые будут перенаправлены из украинской казны в бюджеты ЛНР и ДНР. Порошенко на эту инициативу отреагировал обещанием потребовать от Запада дополнительных санкций против сепаратистов.

Главным пострадавшим от этого шага властей «народных республик» предсказуемо оказался все тот же олигарх Ринат Ахметов: ему принадлежат 18 из 26 компаний, которые работают на территории ДНР и ЛНР и по классификации налоговой службы относятся к крупным налогоплательщикам. В кругах, близких к предпринимателю, говорят, что «отжать» у него предприятия решила российская «Альфа-групп» вместе с Андреем Садовым, мэром Львова и лидером партии «Самопомощь», поддержавшие блокаду Донбасса.

У Службы безопасности Украины (СБУ) на этот счет имеется своя версия: предприятия Ахметова отобрали для украинского олигарха Сергея Курченко, владельца группы компаний «Газ Украина» и медиахолдинга UMH Group, который в 2014 году, после смены власти на Украине уехал в Россию. СБУ опубликовала радиоперехват разговора между, предположительно, лидером ДНР Александром Захарченко и неким россиянином с позывным «Серый»: первый жалуется собеседнику, что предприятия достанутся не 
республике, а Курченко.

В том, чтобы Украина возобновила закупки донецкого угля, заинтересованы многие. В том числе и украинская власть. Вот только Киеву надо придумать, что делать с блокадой Донбасса. Разогнать активистов силой — значит снизить свой рейтинг в глазах населения, а за два года до выборов это не самая хорошая идея

Депутаты Рады от провластных партий выдвинули еще одно объяснение: дескать, Ахметов поссорился с русскими, потому что не поделился своей 50-процентной квотой в парламентской фракции «Оппозиционного блока» — якобы он должен был отдать 10% Виктору Медведчуку, куму президента России, но не отдал и был наказан.

На жизни ахметовских предприятий в ЛНР эти пертурбации поначалу не отразились. «Никаких изменений нет, женщин с 8 Марта поздравили, никто на шахте не появлялся, зарплаты пришли в гривнах», — рассказали по телефону работники шахты «Свердловантрацит», которая относится к группе компаний ДТЭК. Сокращения на предприятии были, но они не связаны с «национализацией» или блокадой. Уголь, по словам шахтеров, отправляют прямиком в Россию — на предприятия Ахметова в Ростовской области. Однако уже через несколько дней, 10 марта, пришла новость, что энергохолдинг ДТЭК остановил работу своих шахт, расположенных в неподконтрольных Киеву районах Донбасса, в том числе «Свердловантрацита». «Шахты находятся в режиме простоя. Это связано с невозможностью отгрузки угля», — пояснили в пресс-службе холдинга.

России, как говорят эксперты, донбасский уголь не очень-то и нужен. Антрацит в России есть свой, а на измельченном угле — штыбе — работают только украинские ТЭЦ. В том, чтобы Украина возобновила закупки донецкого угля, заинтересованы многие. В том числе и украинская власть. Вот только Киеву надо придумать, что делать с блокадой Донбасса. Разогнать активистов силой — значит снизить свой рейтинг в глазах населения, а за два года до выборов это не самая хорошая идея. Тем более что рейтинг оппонентов, которые блокаду поддерживают, только вырастет.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.