Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Темы

#Главное

#Сопротивленцы

#Навальный

Люди онлайн

03.04.2017 | Елагина Александрина | №11 (440) 03.04.17

Любовь Соболь  и Георгий Албуров  в эфире «Навальный Live». Слева — портрет Николая Ляскина, который получил 25 суток,  31 марта 2017 года

Восемь утра, четверг 30 марта. Юрист ФБК Любовь Соболь в новом качестве: она ведущая утреннего шоу «Кактус» на YouTube-канале «Навальный LIVE», готовится начать прямой эфир.

«Я не лохматая? Может, мне поправить?» — спрашивает Соболь, кажется, режиссера. Она сидит за столом на фоне с надписью «НАВАЛЬНЫЙ20!8». На столе — ноутбук, резиновая уточка и портрет Николая Ляскина, постоянного соведущего Соболь. Ляскина задержали на акции в Москве 26 марта — суд признал его виновным в «повторном нарушении порядка организации митинга» и заключил под стражу на 25 суток.

«На один сантиметр влево», — говорит юноша за компьютером: он проверяет картинку. Второй настраивает свет и веб-камеру. «Десять секунд!» — юноша за компьютером поднимает руку вверх. В комнате воцаряется тишина.

«Доброе утро. Меня зовут Любовь Соболь. А это Роберто Пачвидзе, знаменитый администратор MDK, одного из самых крупных пабликов в российском сегм… сегменте интернета», — ведущая улыбается, представляя своего гостя.

«Сегодня, как и каждое буднее утро, мы выходим в восемь часов утра на канале «Навальный LIVE». Смотрите нас в записи в любое время, ставьте лайки, подписывайтесь на канал», — говорит Соболь в эфире. На следующий день соведущим Соболь был один из главных расследователей ФБК Георгий Албуров.

Соболь и Пачвидзе обсуждают поездку Путина и Медведева на Землю Франца-Иосифа, показывают отрывок из речи Александра Сокурова на вручении премии «Ника», зачитывают комментарии, которые им присылают через интернет зрители.

«Нам приходится вести трансляцию из конспиративной квартиры в Германии буквально с калькулятора». На самом деле вещание идет из Москвы, но всю неделю Соболь называет разные места дислокации

«Почему вы постоянно опаздываете? — читает Соболь. — Так, Роберто, почему ты постоянно опаздываешь на все эфиры, сколько можно тебя ждать? Мы приносим большие извинения за задержки эфиров на этой неделе: нам приходится вести трансляцию из конспиративной квартиры в Германии буквально с калькулятора».

На самом деле вещание идет из Москвы, но всю неделю Соболь называет разные места дислокации. По просьбе Фонда борьбы с коррупцией NT не указывает точное местонахождение редакции.

В «аварийной» студии разбросаны жалобы в Министерство внутренних дел и прокуратуру. Между конвертами с печатями ведомств проглядывает название книги: «Люди, которые всегда со мной». Режиссер и оператор признаются: на случай, если снова нагрянет полиция, плана Б больше нет — вся техника из их личных запасов.

«Ну заберут эту технику, нас, — шутит режиссер Алексей, — на наше место выйдет один человек, и еще, и еще. Мы можем вести трансляцию с телефона, откуда угодно. Мы — Медуза Горгона».


 

Навальный против медиакратии

Часовое утреннее политическое шоу «Кактус» начало выходить на YouTube-канале «Навальный LIVE» 16 марта. Каждый день Соболь и Ляскин обсуждали актуальные темы: расследование ФБК о незадекларированной недвижимости премьер-министра Дмитрия Медведева, снос пятиэтажек в Москве, уголовное преследование блогера Соколовского, убийство топ-менеджера «Роскосмоса» Евдокимова — обсуждали все то, чего нельзя было услышать на федеральных телеканалах.

Первую неделю шоу стабильно набирало около 43 тыс. просмотров. Теперь, после того как полиция в день протеста 26 марта арестовала половину сотрудников фонда, включая Алексея Навального и главного менеджера его президентской кампании Леонида Волкова, вывезла технику миллионов на пять рублей и не давала войти в офис вплоть до пятницы 31 марта, шоу «Кактус» на YouTube смотрит не меньше 240 тыс. человек. Да, опыта у ведущих немного, звук пропадает, картинка дрожит, но люди смотрят. Идея Навального понятна: не зависеть не только от прокремлевских СМИ — его туда и так не зовут, но и от тех немногих, вроде «Эха Москвы» или «Дождя», где он пока не под запретом. Навальный явно начитался литературы про власть медиакратии, то есть влиятельных журналистов и их редакторов в западных демократиях, и решил создать свое собственное вещание.

Арест в прямом эфире

Подготовка к онлайн-трансляции митингов 26 марта началась за сутки в офисе Фонда борьбы с коррупцией в бизнес-центре «Омега-Плаза», расположенном на юге Москвы: волонтеры, техники и операторы расчистили центральное помещение в офисе, настроили технику. Работа шла круглосуточно. В восемь утра 26 марта Леонид Волков вышел в прямой эфир: голубой фон, уточки, рамка с заставкой фильма «Димон ответит».

«Мы включили в эфир картинки примерно из 30 регионов. Показывали картинку из студии, картинку с улиц Москвы, с балкона на Тверской. Для трансляции использовали технику примерно на 5 млн руб.: на 2 млн — нашей и примерно на 3 млн — арендной и техники партнеров», — написал технический директор компании Newcaster.TV — партнера ФБК — Владислав Здольников в своем телеграм-канале на следующий день.

Трансляция шла 10 часов без перерывов. Несмотря на паузы, отсутствие опыта у ведущего, заминки и другие вещи, не допустимые в профессиональной журналистике, эфир вышел интересным — с видеотрансляцией из разных городов, включением экспертов и корреспондентов, комментариями зрителей. В пиковый момент онлайн-трансляцию на канале «Навальный LIVE» в YouTube смотрели более 150 тыс. человек.

Опечатанный офис ФБК, 26 марта 2017 года

Ну и тут началось… «У нас пожарные у двери офиса. Требуют, чтобы мы вышли», — сказал Леонид Волков, когда шел уже седьмой час трансляции. Волков вышел из кадра, камеры за ним переключились на входную дверь. В прямом интернет-эфире в офис ФБК заходят человек в форме сотрудника ОМОНа, который ныне входит в состав Росгвардии, и полицейский. Они проходят мимо экранов, пультов и операторов. Позже станет известно: некий Ахмед позвонил на горячую линию и сообщил, что в бизнес-центре заложена бомба. Трансляция продолжается. На экране — Тверская улица в Москве. Волков возвращается на место ведущего.

«Полицейский, отпусти нашего брата!» — кричит кто-то. На экране — толпа, людей затаскивают в микроавтобусы. Митингующие скандируют «позор» и «фашисты». На экране всплывает комментарий — «менты накрыли офис Навального».

«Сказали, что ищут бомбу. Я решил посмотреть, что за окном происходит. Вижу — много полиции, дорога оцеплена, пожарные машины стоят. Я понял, что здание заблокировано», — рассказывает корреспонденту NT оператор, принимавший участие в онлайн-трансляции.

Правоохранители тогда ушли. Волков, проверив, что за дверью никого нет, дает команду камерам снова переключиться на студию, идет включение из Санкт-Петербурга. Там кто-то кричит вслед полицейской машине: «Рабы!»

Блокада

А через 20 минут в здании выключили свет. Студия проработала около 10 секунд на резервных источниках, а после трансляция пошла из резервной точки. Спустя три минуты в офис постучали люди в штатском. Они в жесткой форме приказали всем выйти из помещения, переписали документы сотрудников, заставили покинуть офис. Снаружи сотрудников ФБК уже ждали «люди в штатском»: их задача была — не дать никому уйти. Все, кто находился в офисе ФБК, были арестованы и отправлены в ОВД «Даниловский». Улизнуть удалось лишь одному волонтеру-оператору. «Моя задача была — сохранить видео, которое было на флешке. Там была съемка обыска и работы коллектива во время трансляции. Я подумал, что эти ценные кадры нужно оставить», — рассказал он. Пока люди в штатском выгоняли всех из офиса ФБК, он свернул в мужской туалет — тот был аккурат за углом. «Я сидел в туалете и думал, что делать. Полицейские заходили внутрь, но не понимали, кто я — там было много сотрудников без формы и знаков отличия. Может, они решили, что я один из них. Потом я вышел из туалета, спустился вниз, мимо еще одного кордона полицейских. Погулял, осмотрелся. Уборщица, еще какие-то люди просто стояли и наблюдали за происходящим. Бомба, говорите?» — рассказывает волонтер.

Самое сложное было выйти из офисного центра: помимо турникетов, выход перегораживала еще группа сотрудников полиции. К счастью, в этот момент внутрь начал прорываться директор ФБК Роман Рубанов. «Он делал это настолько настойчиво, что полицейские скучковались, чтобы его усмирить. Пока все переключились на Рубанова, я вышел через вторую дверь рядом», — объяснил NT оператор.

Юноша попал в ФБК случайно — неделей ранее друг попросил помочь с записью онлайн-программы «Кактус» Любови Соболь. Ролик, который удалось смонтировать из «вынесенной» съемки, посмотрело больше 1 млн человек.

За кадром

Всех, кто был в офисе Фонда борьбы с коррупцией — 17 человек, — задержали. Ночью сотрудников допросили по статьям 318 (применение насилия в отношении представителя власти) и 282 (возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства) УК РФ, сообщил директор фонда Роман Рубанов.

«В офисе были не только сотрудники ФБК. Также там сидел колл-центр помощи задержанным — их увезли в отделение полиции тоже», — рассказала юрист фонда Любовь Соболь.

Ведущего онлайн-трансляции митингов Леонида Волкова приговорили к десяти суткам ареста: суд признал его виновным в «неповиновении законному распоряжению представителя власти». Алексея Лапышева, помогавшего с трансляцией, арестовали на пять суток. На семь суток арестовали еще девять человек, двое удостоились штрафа по 1 тыс. руб.

«У всех, кого задержали в офисе ФБК, статья 19.3 КоАП (неповиновение законному распоряжению сотрудника полиции. — NT). На них сразу давили: ходили люди в штатском и форме, объясняли — будет плохо, всех посадят. Статья — как у людей на митингах, но сюжет просто высосан из пальца: об этом говорит то, что в рапортах полицейских отсутствует указание о том, что им пришлось применять силу», — рассказал NT адвокат Илья Новиков.

По его словам, протоколы задержаний полицейские переделали тоже ночью. «Сперва написали «пожар», потом их порвали. Потом написали, что была заложена бомба», — говорит Новиков.

На следующий день после арестов шоу «Кактус» вышло в эфир. «Мы залогинились на канале и по мобильному интернету вещали онлайн. Даже штатива не было, я айфон сам руками держал весь час»

Но на следующий день шоу Соболь «Кактус» вышло в эфир — снимали с камеры телефона. «Мы залогинились на канале и по мобильному интернету вещали онлайн. Даже штатива не было, я айфон сам руками держал весь час», — рассказывал оператор.

Алексея Навального задержали на улице — его приговорили к 15 суткам ареста за неповиновение сотрудникам правоохранительных органов (статья 19.3 КоАП РФ). Позже СК возбудил уголовное дело, в рамках которого следователь изъял у Навального личные вещи: паспорт, мобильный телефон Nokia, электронную книгу и шнурки черного цвета. В постановлении, опубликованном на сайте Навального, сказано, что у следствия есть «достаточные основания полагать», что изъятые вещи имеют значение для расследования уголовного дела.

Офис Фонда борьбы с коррупцией до пятницы был опечатан: правоохранительные органы так и не дали адвокатам ФБК объяснение случившегося 26 марта. Юристы ФБК вошли в опечатанное помещение сами.

«Следственные действия» 26 марта проходили без адвокатов, понятых и сотрудников фонда. У нас нет данных, кто были те люди, которые вынесли из ФБК технику, и на каком основании они действовали. Мы не знаем, почему наш офис опечатан и почему, несмотря на это, ночами по нему ходят посторонние. Ну раз правовой статус блокировки нашего офиса неясен, а прокуратура и суды не отвечают на наши запросы, мы решили зайти внутрь. Надо же нам где-то работать, в конце концов», — говорится в блоге Навального.

Сейчас те из сотрудников ФБК, кто находится на свободе, пытаются подсчитать, чего Фонд и каждый из них лишился: у кого-то пропала техника, у кого-то — документы со стола. Ясно пока только одно: следователи снимали отпечатки пальцев со столов и оставили пепел на подоконнике.

Фото: пресс-служба ФБК 


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.