Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

Советник с большой дороги

13.06.2016

Вокруг миллиардера Дональда Трампа, уверенно продолжающего президентскую гонку, вспыхнул скандал, который может стоить ему и нервов, и предвыборных очков. СМИ и оппоненты припомнили Трампу бизнес-связи с Феликсом Сатером, уроженцем Москвы, биржевым аферистом и, судя по документам, осведомителем ФБР

Дональд Трамп и Феликс Сатер (крайний справа) на вечеринке по случаю завершения строительства башни Trump SoHo, Нью-Йорк, 2010 год. 

На углу улиц Vandam и Varick в нью-йоркском районе Сохо возвышается многоэтажный склад индивидуального хранения Manhattan Mini Storage, в котором в 1990-х арендовала бокс некая Марина Шэп. В январе 1998-го, после того как она перестала платить за аренду, менеджер склада вскрыл ее бокс и обнаружил там два 9-миллиметровых пистолета, дробовик 12-го калибра, а также коробку и спортивную сумку, набитые финансовыми документами. Документы, как уверяли в С-24 (подразделение нью-йоркского ФБР, занимающееся «евразийской преступностью», более известной в местном просторечии как «русская мафия»), относились к грандиозной биржевой афере, в которой участвовал уроженец Москвы Феликс Сатер, впоследствии сделавшийся бизнес-партнером и «старшим советником» (судя по визитке) Дональда Трампа. Именно Сатер, как убеждены в ФБР, и арендовал на складе бокс, который забыл потом оплатить.

Pump and Dump

Еще в 2007 году The New York Times посвятила Феликсу Сатеру большую статью, в которой говорилось, что он родился в Москве в 1966 году и в восьмилетнем возрасте попал с родителями в Америку через Израиль. Отец Сатера, известный в узких кругах как Миша Шеферовский, был в 1980–1990-х годах видным деятелем русскоязычной оргпреступности в Нью-Йорке и носил кличку Черепица. В 2000 году Шеферовского привлекли к суду за вымогательство в составе преступной группы, в которую среди прочих входил Эрнест Монтевекки, «солдат» гангстерского клана Дженовезе. Как следует из обвинительного документа, Шеферовский крышевал различные точки на Брайтон-Бич, в том числе рестораны, гастрономы и одну клинику. После ареста Шеферовский начал сотрудничать со следствием и делал это столь самозабвенно, что во время вынесения ему приговора в 2006 году за него дружно хлопотали и адвокат Роберт Стал, и бруклинский прокурор Томас Файерстоун. Теоретически Шеферовскому грозило от 87 до 108 месяцев тюрьмы, но благодаря совместным усилиям Стала и Файерстоуна он отделался тремя годами условно. Вашему корреспонденту довелось несколько раз беседовать по телефону с Шеферовским незадолго до его кончины: в частности, он сообщил, что фамилия Сатер произошла от их родовой фамилии Сатаров.

На визитке: «Феликс Сатер, старший советник Дональда Трампа»

Пока отец вел интересную жизнь брайтонского гангстера, сын тоже не терял времени: в 24 года Феликс Сатер сделался преуспевающим биржевым брокером, в 27 — сел за кровавую драку в баре: Сатер сцепился с другим брокером, которому, согласно судебным документам, кричал «Убью! Оторву тебе башку и загоню в горло!», после чего разбил о стойку большой бокал для «маргариты» и всадил его ножку оппоненту в правую сторону лица. Пострадавшему потребовалось наложить 110 швов.

Но, несмотря на судимость, контролирующие биржу органы по какой-то причине не стали полностью отстранять Сатера от рынка ценных бумаг, взяв с него обещание, что он будет выполнять чисто секретарские обязанности и получать минимальную зарплату.

Наконец, в 32 года Сатер был арестован за то, что вступил в сговор с итальянской мафией с целью совершения биржевых афер и отмывания денег. Именно к этим преступлениям и относились документы, случайно найденные в боксе Manhattan Mini Storage. Аферой, помимо Сатера, заправляли советский эмигрант Геннадий Клоцман, американец Сальватор Лория и господин, закодированный в судебных документах как «Джон Доу». В деле также были замешаны структуры нью-йоркской мафии, оказывавшие услуги типа взыскания долгов, урегулирования имущественных споров и поддержания дисциплины среди персонала брокерской конторы White Rock Partners, которой владели Сатер и компания. Любопытно, что среди задействованных в операции итальянцев был вышеупомянутый Монтевекки, — он, очевидно, по наследству перешел от Шеферовского к сыну.

Биржевая афера длилась с 1993 по 1995 год и следовала популярной модели pump and dump: мошенники покупают массу копеечных акций какой-то компании, искусственно взвинчивают их цену за счет ложных посулов и фальшивой информации, а в один прекрасный день вдруг разом их продают, заполучая изрядные барыши. Затем котировки закономерно входят в пике, и купившие акции честные инвесторы оказываются у разбитого корыта. По оценкам, махинации, в которых участвовал Сатер, стоили вкладчикам $40 млн.

Образцовый агент?

Когда ФБР принялось изучать документы, найденные в манхэттенском боксе, Сатер и Клоцман уже были далеко, в России, где продолжали фонтанировать идеями. Например, их подельник Сальватор Лория написал в соавторстве с бывшим корреспондентом агентства Associated Press Дэвидом Барри книгу «Скорпион и лягушка», в которой утверждалось, что Сатер (в книге он выступает как Лес Терза) и Клоцман пытались заключить сделку с ЦРУ, обещая в обмен на снисхождение купить дюжину ПЗРК «Стингер», которые выбросил на рынок Осама бен Ладен. ЦРУ якобы было готово заплатить по $300 тыс. за штуку, но сделка провалилась. В свою очередь Клоцман рассказал The New York Times, что Сатер на самом деле добыл для американцев данные о другой партии ракет, появившейся на черном рынке, и это «купило Феликсу свободу», то есть избавление от американской тюрьмы.

В 2007 году, как писала The New York Times, Клоцман снова жил в Москве, снимая квартиру за $600. В 2012 году Лефортовский суд Москвы приговорил его к 10 годам лишения свободы за нашумевшее ограбление индийской ювелирной фирмы «Шрея», расположенной на шоссе Энтузиастов. Сатер же к тому моменту уже давно был в Нью-Йорке…

«Вы не найдете нигде ни единого официального документа, показывающего, что он (Сатер) был привлечен к суду или осужден за какое-либо преступление, помимо драки!» — уверял адвокат Сатера Джадд Бернстайн в 2007 году корреспондента The New York Times Чарльза Бэгли. Бернстайн был прав, хотя и лукавил: документы по биржевому делу бывшего москвича были в течение многих лет засекречены, поскольку власти не хотели засвечивать одного из своих самых продуктивных тайных осведомителей.

Ключевые люди команды Трампа: политтехнолог Пол Манафорт (на снимке слева) выглядывает из-за кулис во время важного выступления Трампа в Вашингтоне в апреле 2016 года, Картер Пейдж (справа) — советник по России

Суд над Сатером состоялся в 2009 году. В стенограмме судебного заседания, на котором Сатер услышал свой приговор, явно в целях конспирации вымараны несколько абзацев. Упоминания о «стингерах» и ЦРУ нет вообще (возможно, именно эти два слова и закрашены в ней черным цветом). Как и в случае с отцом Сатера, отличительной особенностью того судебного заседания стало то, что обе стороны — и обвинение, и защита — наперегонки превозносили Сатера и просили судью не сажать его в тюрьму. Например, адвокат Колдуэлл напомнил, что в 1998 году, когда Сатера привлекли по делу о мошенничестве, тот работал в Москве консультантом при американской компании AT&T, но тут же добровольно вернулся в США, явился с повинной в ФБР, признал себя виновным и с тех пор работал тайным осведомителем. А прокурор Камински пел Сатеру дифирамбы и представил судье следователя ФБР Лео Таддео, который занимался делом о биржевом мошенничестве: фэбээровец заявил, что Сатер был ему образцовым помощником, честно отвечал на все вопросы, а главное — объяснил механику афер с ценными бумагами, в которой ФБР сначала разбиралось слабо. Тут и сам судья вставил, что Сатер помог склонить к сотрудничеству гангстера Фрэнка Коппу…

В итоге Сатера приговорили не к лишению свободы и не к выплате компенсации пострадавшим от 40-миллионной аферы инвесторам — лишь к копеечному штрафу $25 тыс. Правда, при этом забрали у него летний дом в Hamptons — это нью-йоркский эквивалент Рублевки.

«Я с ним не знаком»

Дональд Трамп и Феликс Сатер познакомились задолго до того, как бывшему москвичу вынесли приговор, — еще в 2003 году они вместе летали в Денвер, Форт-Лодердейл, Феникс и другие американские города, проталкивая потенциальные совместные проекты. В Нью-Йорке Сатер был одним из руководителей компании Bayrock Group, являвшейся партнером Трампа по строительству 46-этажной башни Trump SoHo, — небоскреб возвышается сейчас на углу Varick и Spring-street, в одном квартале от того самого злополучного склада Manhattan Mimi Storage. Сатер присутствовал на церемонии открытия башни и запечатлен фотографом на сцене с Трампом. Впрочем, Трамп то вообще отрицает знакомство с Сатером, то называет его шапочным. «Если бы он сидел сейчас в комнате, я бы даже не знал, как он выглядит», — заявил застройщик Трамп два года назад в показаниях по одному гражданскому иску. Когда же в декабре прошлого года Трампа спросило о Сатере агентство Associated Press, тот не мог его толком вспомнить: «Феликс Сатер... мама родная... надо подумать… Я с ним не знаком».

Когда в декабре прошлого года Трампа спросило о Сатере агентство Associated Press, тот не мог его толком вспомнить: «Феликс Сатер... мама родная... надо подумать… Я с ним не знаком»

Алан Гартен, юрисконсульт Трампа, сначала сказал телекомпании ABC, что у миллиардера «не было прямых отношений с Феликсом Сатером». Но через несколько дней подтвердил: да, визитка, на которой Сатер числится «старшим советником» Трампа, подлинная. Правда, тут же оговорился, что «она на самом деле ничего такого не значит», — мол, на рынке недвижимости принято оснащать брокеров визитками и звучными титулами для того, чтобы при первом знакомстве они произвели на клиентов внушительное впечатление. ABC однако отметила, что вскоре после демонстрации в эфире визитки Сатера ее изображения исчезли из интернета.

Гартен также заявил в интервью ABC, что еще в 2007 году Трамп прочитал статью в The New York Times о подноготной Сатера и был удивлен. «Он понятия об этом не имел, — сказал юрисконсульт. — И Trump Organization, и Bayrock тогда впервые услышали о прошлом Сатера». После этого, дескать, Трамп немедленно «порвал все связи» с Сатером. Тем не менее Гартен не стал отрицать, что фирма Трампа продолжала рассматривать сделки, предложенные Сатером: «Мы изучаем сделки, а не посредника».

Опасные связи

Пресса колола Трампу глаза судимостями Сатера задолго до того, как миллиардер принял решение баллотироваться в президенты. За свою долгую жизнь Трамп имел дело с самыми разными людьми, в том числе со «спорными личностями», если пользоваться терминологией его критиков. Сейчас, например, Трампу достается за политтехнолога Пола Манафорта, который недавно был назначен главным стратегом его избирательного штаба, а в прошлом предоставлял аналогичные услуги таким деятелям, как свергнутый пророссийский президент Украины Виктор Янукович или покойный авторитарный филиппинский лидер Фердинанд Маркос. Кстати, советник Трампа по России Картер Пейдж — бывший консультант «Газпрома», и известен своей склонностью истолковывать все сомнения в пользу Москвы, а такая позиция сейчас в США, мягко говоря, непопулярна.

В девелоперском бизнесе Трамп уже давно, он десятилетиями строит в Нью-Йорке, где все, что связано с бетоном, традиционно контролировалось пятью кланами итальянской мафии. Поэтому Трамп при всем желании не мог избежать соприкосновения с людьми, чьи фамилии, если воспользоваться американским эвфемизмом, «заканчиваются на гласную». Например, при строительстве кооперативного дома Trump Plaza он пользовался услугами бетонной компании S&A, которая, согласно судебным документам, контролировалась главой клана Дженовезе («генуэзский» — в переводе с итальянского) Энтони Салерно по кличке Жирный Тони и крестным отцом клана Гамбино Полом Кастеллано. Критики Трампа также подозревают, что он не случайно пользовался не стальными балками, а бетоном при строительстве другого своего детища — 58-этажной Trump Tower.

Советник Трампа по России Картер Пейдж — бывший консультант «Газпрома», известен своей склонностью истолковывать все сомнения в пользу Москвы, а такая позиция сейчас в США, мягко говоря, непопулярна

Впрочем, нью-йоркские прокуроры Трампа в шашнях с мафией никогда не обвиняли. В США и близко нет такого симбиоза между большим бизнесом и оргпреступностью, как в России — ни делового, ни светского. Трамп всегда возмущенно отрицал приписываемые ему контакты с «носатыми», как именуют своих итальянских коллег русские бандиты в Нью-Йорке. К тому же раньше Трамп никуда не баллотировался, и сообщения о его случайных связях не наносили ему особого репутационного вреда.

Но сейчас, когда он имеет реальный шанс стать американским президентом*, а после июльского партийного съезда в Кливленде (штат Огайо) уже начнет в качестве кандидата на президентский пост получать секретные инструктажи от силовиков, эти связи могут ему аукнуться.

Фото: olivier douliery/abacapress.com, bloomberg.com, abcnews.go.com

* Дональд Трамп уже собрал 1238 голосов делегатов предстоящего съезда республиканцев. Для официального выдвижения кандидатом в президенты США достаточно было 1237 голосов.

 


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.